Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Судите Трумэна по его делам

Гарри Трумэну, несомненно, повезло, что он мертв. И, конечно же, хорошо, что свои соображения о евреях он держал при себе, изливая желчь только на страницах своего дневника, который недавно был обнаружен в его библиотеке. Еще лучше то, что он не делился своими мыслями с кем-то вроде меня, потому как если бы поблизости не оказалось агентов секретной службы - я бы его разукрасил. Даже капелька антисемитизма изменяет меня до неузнаваемости.

Трумэн меня бы понял. У него самого был короткий запал, и он часто говорил вслух то, что думал. Именно это качество так расположило к нему американский народ и особенно историков, которые занимались изучением его жизни и наследия. Зря Мерль Миллер не назвал свою книгу о Трумэне "Прямота".

Я признаюсь, меня повергло в шок то, что Трумэн писал в своем дневнике в 1947 году. Президент только что вернулся со встречи с евреем Генри Мортентхау, бывшим министром финансов, который взывал к его помощи в деле спасения евреев, находившихся на борту корабля, направлявшегося в Палестину. Британцы, которые тогда контролировали нынешнюю территорию Израиля, не хотели впускать их. Мортентхау, вероятно, хотел, чтобы Трумэн оказал давление на британцев.

Цитаты из его дневника были опубликованы практически во всей мировой прессе. (...) Мне кажется, важно отметить, что в своем дневнике Трумэн нападал также на представителей других народов и религий, включая баптистов. Но еще важнее отметить, что, кроме евреев, ни один из народов, о которых он упоминает, не подвергся попытке полного уничтожения в Европе. Для него уподобить евреев Гитлеру - жертву убийце - это просто захватывающая фигура речи, которая на самом деле свидетельствует о плохом вкусе и невежестве. Евреи на борту того корабля были бездомными пережившими Холокост. Им было некуда возвращаться, у них не было никакой власти.

Я должен сказать, что подобное замечание непростительно - и, тем не менее, простить его можно. И вовсе не потому, что слова Трумэна - это то, что директор Американского музея Холокоста называет "типичным... антисемитизмом, распространенным в то время". Это оправдание не пройдет. В конце концов, он был не провинциальным галантерейщиком, а президентом Соединенным Штатов. И он не был "типичным". Президент, который изрек эти отвратительные оскорбления, был тем же самым президентом, который в противовес госдепартаменту признал государство Израиль. Он сделал это с некоторой неохотой, однако позже он объявил это одним из самых важных и удовлетворительных решений своего президентства.

У Трумэна есть, чему поучиться. Современный мир не прощает необдуманных замечаний, поспешных выводов. Мы почти не проводим различий между тем, что говорится про себя и на публике - между тайным признанием своих предубеждений и открытым отказом действовать на их основании. Мы настолько порабощены простофильской интерпретацией Фрейда, что полагаем, что слово или фраза - это окно в душу: по Фрейду оговорка (описка) вскрывает всю правду.

Кроме того, мы считаем, что решающее значение имеет душа. Мы склонны называть ее "характером" и нам хочется, чтобы она была чиста. Выступая в Филадельфии, Джефферсон объявил всех людей равными, а потом отправился к своим рабам в Вирджинию.

В Трумэне мы видим человека, который выразил свой предполагаемый антисемитизм на бумаге. Но проявлялся ли он хоть как-то в поведении? Нигде и ни разу. Он не только признал Израиль, но и на протяжении всей своей жизни дружил с еврейским бизнесменом, своим бывшим деловым партнером Эдди Якобсоном. Именно Якобсон пришел к Трумэну в Белый дом и попросил его встретиться с Хаимом Вейцманом, который стал первым израильским президентом. Трумэн не хотел встречаться с Вейцманом. Но после визита Якобсона захотел.

Некоторые, вне всякого сомнения, поспешат указать мне, что сейчас я произношу льстивые слова Трента Лотта, сказанные им в защиту расистской президентской кампании Строма Термонда 1948 года. Но даже тогда я предпочитал не называть Лотта расистом, потому что этот эпитет требует наличия расистского компонента в поведении. То же самое относится и к Трумэну. То, что он написал в своем дневнике, конечно же, имеет антисемитский характер, но как при этом называть самого писавшего человека - не так уж однозначно. Трумэн получает презумпцию невиновности, потому что его дела говорят гораздо громче, чем слова.

Ричард Коэн, The Washington Post
Перевод Ирины Ревякиной, Sem40.Ru

  • 17-07-2003, 09:44
  • Просмотров: 465
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список