Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

"Дорожная карта" - самоубийство или дорога жизни?

На недавнем заседании ЦК правящей в Палестине партии ФАТХ стоял такой крик, что эхо его долетело даже до репортеров. По слухам, похожим на правду, партийные активисты громогласно прорабатывали своего премьера-миротворца Махмуда Аббаса и призывали его уйти в отставку. Премьер тоже повышал голос и не уступал "партайгеноссен" ни в одном пункте. А спорили более всего об условиях широко объявленного перемирия и о том, как реагировать на "слишком медленное" освобождение палестинцев из израильских тюрем.

Охота на голубей

Кончилось тем, что Аббас отправил на имя Арафата прошение об отставке и, противореча себе, написал еще одно письмо, в котором попросил шефа письменно изложить свои мысли по ведению переговоров с Ариэлем Шароном. А также сообщить, какие у него, Арафата, к нему, Аббасу, претензии. Причем о своих опытах в эпистолярном жанре заметно уставший палестинский премьер счел необходимым поставить в известность мировую общественность. Общественность в лице Джорджа Буша откликнулась немедленно: Аббас должен остаться. К чему и стремился одинокий в своей партии и своей стране палестинский премьер-министр. Арафат отставки не подписал, хотя и внятного ответа на вопросы "американского ставленника" дать не смог или не захотел. Вопросы повисли в воздухе.

Нечто подобное происходит и в Израиле. Хотя Ариэлю Шарону пока нет причин грозить отставкой, но положение его на местном Олимпе ослабляется с каждым днем. По примеру палестинских радикалов израильские ультра уже именуют его предателем, а большинство поселенцев, голосовавших за генерала на выборах, еще долго не простят ему даже разговоров об "уходе с оккупированных территорий". План под названием "Дорожная карта", осторожно поддержанный Шароном, здесь называют не иначе как самоубийством. Если бы не поддержка левых, неожиданно обнаруживших себя в лагере сторонников премьера, на его карьере в недалеком будущем можно было бы ставить политически некорректный крест.

Дошло до того, что государственная служба безопасности объявила о прямой угрозе жизни генералу по кличке Бульдозер. Причем исходит она не столько от палестинских убийц, сколько от своих. Министр Гидеон Эзра, курирующий спецслужбы, высказался в том смысле, что Шарона может постигнуть судьба миротворца Ицхака Рабина, убитого Игалем Амиром. Так что охрану премьер-министра пришлось в эти дни усилить, а отдельным вспыльчивым согражданам, замышляющим недоброе, пригрозить судом и тюрьмой. В такой праздничной атмосфере, то буксуя, то медленно продвигаясь вперед, в Палестине развивается мирный процесс.

Политический ландшафт на Ближнем Востоке прорисовывается в последние недели все резче. Имеется один сильный игрок на политическом поле - Америка. Все остальные, включая лидеров террористических группировок, слабы, но не бессильны. Любой их резкий ход может уничтожить хрупкую надежду на мир, похоронить "Дорожную карту" под обломками новых взрывов.

На нынешнем этапе переговоров главные споры связаны с освобождением палестинских заключенных. Это первая часть мирного плана, включающая в себя также ликвидацию поселений, вывод армии и отказ от тактики отстрела лидеров террористических организаций - с израильской стороны. В ответ палестинцы обязаны отлавливать своих камикадзе и прекратить теракты.

Аббас и Шарон, пытаясь договориться, всякий раз должны оглядываться на своих соотечественников. Соотечественники, начиная с соратников по партии и кончая самыми простыми гражданами, за переговорами следят внимательно, недоброжелательно и ревниво. Почти все они каждый день готовы к провалу и возобновлению полноценной войны. Оба социума - и палестинский, и израильский - в массе своей убеждены в том, что противной стороне веры нет и быть не может. Так что любой шаг навстречу, который пытаются делать поочередно Шарон и Аббас, квалифицируется как ошибка в лучшем случае. Или как измена - в худшем.

Упомянутые выше дискуссии об освобождении палестинских зэков - яркий тому пример. Самые радикальные палестинцы требуют, чтобы на волю вышли немедленно и все. Руководители ХАМАСа намерены похищать израильских солдат, чтобы выменивать их на палестинских узников: понятно, чем это грозит мирному процессу в целом и руководителям ХАМАСа в частности. Самые недоверчивые евреи за то, чтобы не выпускать никого. Лидеры "Исламского джихада", слегка сагитированные Аббасом, готовы к некоторым самоограничениям. Весьма жестко, но без излишней непримиримости настроенные израильские политики (среди них Натан Щаранский) настаивают на том, чтобы на свободу не выходили люди, повинные в тяжких преступлениях. Для палестинцев все они - герои, так что некоторые миротворцы в Рамалле если и согласны повременить с полным освобождением своих соратников, то недолго. Палестинская улица долгого ожидания им не простит. Еврейская улица не простит своему премьеру, если освобожденные преступники вернутся в Израиль сеять смерть.

Челночная дипломатия

У всех свои резоны, основанные на тотальной вражде. Израильтяне, уходя с территорий и выпуская арестантов, боятся проявить слабость. Палестинцы, согласившись признать Израиль и препятствуя своим террористам совершать новые злодеяния, страшатся того же самого: мол, в Тель-Авиве опять кто-нибудь скажет, что "бандиты понимают только язык силы". Между ними мечутся Шарон и Аббас. После каждой своей короткой встречи они торопятся домой убеждать сограждан в благотворности достигнутых соглашений. Выслушав поношения, торопятся назад уточнять позавчерашние договоренности. И снова к соотечественникам - разговаривать, растолковывать, угрожать. Челночная дипломатия, в которой труднее всего убедить своих.

Гвалт, доносящийся из Рамаллы, шум и крики в Кнессете - выражение благодарности Шарону и Аббасу за миротворчество. Спецслужбы усиливают охрану израильского премьера. У его палестинского коллеги нет и такой защиты; по сути дела, он в Рамалле - никто, поскольку реальная власть по-прежнему принадлежит Арафату. О чем же договариваться в такой обстановке?

В кадре мы видим немолодых, усталых, но весьма уверенных в себе лидеров - Шарона и Аббаса. Оба заклятых переговорщика демонстрируют такую энергию, словно и впрямь обладают способностью довести "Дорожную карту" до конца. Будто знают нечто такое, что другим неведомо. Позволяющее им спокойно решать судьбы мира и войны.

Секретов никаких нет. За спиной Шарона и Аббаса маячит тень грозная и знакомая всем. Ибо мир на Ближнем Востоке - самый свежий проект президента Буша, сумевшего в последние годы убедить публику в серьезности любых своих намерений. Выкрутив руки и Аббасу, и Шарону на знаменитом саммите в Акабе, вождь сверхдержавы заставил их подписаться под "Дорожной картой". Оба вовлечены в игру, в которой охотно участвуют. Шарон может "пожаловаться" на неуступчивого Буша, объясняя израильтянам собственную уступчивость. На Буша уповает Аббас, вступая в переписку с ненавидимым Арафатом. С ним вынужден считаться и престарелый "раис", погружаясь в чтение неприятных писем. Американские войска разгромили Саддама, лишив Арафата последнего верного союзника, а ХАМАС и "Исламский джихад" - одного из последних источников денежных поступлений. И все финансовые вливания в автономию, к нескрываемой ярости Арафата, Белый дом и Евросоюз осуществляют теперь исключительно через Махмуда Аббаса. Словом, Вашингтон давит, торопит, шантажирует, уговаривает, обещает, покупает... Напор таков, что власти в Тель-Авиве и Рамалле его не выдерживают. Американские политики, как некогда Лебедь в Приднестровье, желают растоптать войну. Метод примитивный, но пока действенный.

Вот и полемика о заключенных палестинцах, похоже, сдвинулась с мертвой точки. Первая порция уже освобождена. Всего их около 6000. Ходят слухи, что в скором времени увидит волю еще тысяча с чем-то арестантов, среди них осужденные за террор до заключения ословских соглашений 1993 года; отсидевшие в тюрьмах свыше 20 лет и малопригодные для успешной террористической деятельности; узники, которым еще не предъявлено обвинение; женщины и малолетки. Эта информация уже вызвала возмущение и в израильском социуме, и в палестинском. Но если верить тем же слухам, данную сделку поддержали американцы, Ариэль Шарон и, что важнее всего, господа из "Исламского джихада". Так что есть надежда, что общие условия перемирия, давно уже нарушенные "по мелочам", пока будут соблюдаться.

А в будущем, помимо тяжелейшего второго этапа "Дорожной карты", есть ведь еще и третий, в котором предусмотрено "решение проблем границ, Иерусалима, беженцев, поселений...". То есть проблемы заведомо нерешаемые, болезненные и тупиковые настолько, что и при более добросердечных отношениях между палестинцами и евреями следовало бы отложить обсуждение этих вопросов на десятилетия, если не на века. Какие кнуты и пряники заготовили в Вашингтоне на этом этапе миротворчества? Понимают ли там, чем грозит Ближнему Востоку даже прикосновение к этим ранам? Но путь уже начат, "Дорожная карта" раскрыта, два старика с семитской внешностью бредут вперед, палками отбиваясь от сородичей, - обратной дороги нет.

Илья Мильштейн, Новое время

  • 17-07-2003, 14:07
  • Просмотров: 298
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список