Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Три поколения в одном лице

22 июля в Москве в помещении Общества "Мемориал" прошло чествование Сусанны Соломоновны Печуро, которой в тот день исполнилось 70 лет. В своем выступлении на торжественном вечере представитель "Мемориала" Александр Черкасов отметил, что Сусанна Печуро своей личностью связывает три поколения диссидентов и правозащитников.

Сама именинница в интервью корреспонденту Sem40 согласилась расшифровать эту фразу.

Первым поколением, по словам Александра Черкасова, было "революционное студенчество последних сталинских лет". Конкретно же, по словам Сусанны Соломоновны, речь идет о следующем эпизоде. В конце 1940-х в стране возникали кружки молодежи, отрицавшие сталинизм и пытавшиеся действовать по всем правилам "классического" подполья: система "пятерок", связные, составление и распространение листовок и т.д. При этом нередко повторялись все ошибки и пороки, характерные для движений и групп народников, социалистов, большевиков и др.

"Одной из таких организаций была группа, участницей которой была я, Сусанна Печуро, тогда 17-летняя московская школьница. Наша организация называлась "Союз борьбы за дело революции" (СДР). Наша организация началась с литературного кружка городского Дома пионеров. Я пришла туда в 1948-м, будучи ученицей 8 класса. Кружок состоял примерно из полутора десятков подростков с 12-13 до 17 лет, увлеченных литературой и пробующих свои силы в поэзии и прозе. Часто на занятия приходили и старшие, бывшие кружковцы, уже не школьники, а студенты. Нас всех объединяла глубокая любовь к литературе, любознательность, взволнованность не только проблемами литературы, но и противоречивыми явлениями окружающей жизни. Встречаясь не только в стенах Дома пионеров, но стараясь проводить вместе все свободное время, мы откровенно и бурно обсуждали все, что происходило кругом". А происходило кругом, отметим, очень многое - голод 1946-го, гонения на интеллигенцию, жуткая кампания по разоблачению "безродных космополитов".

Основой будущего СДР послужили встречи трех членов литературного кружка - Сусанны Печуро, Владлена Фурмана и Бориса Слуцкого. Как вспоминает Сусанна Печуро: "Весной 1950-го Борис впервые сказал мне, что собирается бороться за осуществление идеалов революции, против существующего режима, против перерождения диктатуры пролетариата в бонапартистскую диктатуру Сталина. Он не хочет навлечь на меня беду и считает, что нам необходимо прекратить наши отношения". В августе же все трое, встретившись на подмосковной даче, и отлично понимая, в какие опасные игры они играют, решили стать оргкомитетом подпольной организации "Союз борьбы за дело революции". В дальнейшем организация пополнялась за счет друзей и знакомых организаторов.

При этом молодые революционеры не ограничивались разговорами. "Проштудировав воспоминания народников, мы нашли описание самодельного гектографа, и, несколько усовершенствовав его, сделали и стали печатать нашу "Программу" и статьи по разным темам, превратив их во что-то вроде листовок". Всего было распространено 250 листовок, но лишь одна из них попала в МГБ.

Надо отметить, что СДР почти с самого начала попал в поле зрения госбезопасности. "Первой ласточкой" в этом стал донос руководительницы литкружка - "идеологически правильной", но в остальном, по мнению С. Печуро, достаточно серой дамой. В результате очень скоро члены СДР, по словам С.С. Печуро, почувствовали, что кольцо вокруг них сжимается. "Наружная слежка была почти открытой. В комнате Бориса под видом проверки электропроводки было поставлено подслушивающее устройство. Когда мы это заподозрили, то придумали очень простой и остроумный способ помешать прослушиванию наших разговоров. Мы закрепили лист плотной бумаги вблизи комнатного электровентилятора. При включении лопасти, задевая бумагу, производили шум. Сидя рядом, мы прекрасно слышали друг друга, но в двух метрах из-за шума уже нельзя было разобрать. Мы понимали, что арест приближается".

И, действительно, аресты приближались. В январе-феврале 1951-го сотрудники МГБ арестовали практически всех участников организации. При этом обыски проводились довольно-таки поверхностно. Так, по словам С.С. Печуро, ей удалось во время обыска спрятать находившейся у нее экземпляр программы СДР. После нескольких недель пребывания на Лубянке все участники СДР были сосредоточены в Лефортовской тюрьме.

Следствие продолжалось год и было очень тяжелым. Роковую роль в судьбе членов СДР сыграло падение министра госбезопасности Виктора Абакумова. Сыгравший главную роль в его смещении Рюмин особо упирал в своем письме-доносе на имя Сталина, что Абакумов, якобы, хочет спустить на тормозах дело "еврейских террористов". В результате членам СДР, среди которых действительно было много евреев, объявили членами молодежной сионистской террористической организации и стали любыми способами добиваться признания в этом. По словам С.С. Печуро их унижали, оскорбляли, обманывали, запугивали, не давали помногу суток ни часа сна, словом, применяли все те методы, которые впоследствии были деликатно названы "недозволенными". Обвинения предъявлялись нам самые нелепые, от планов убийства Сталина, до наличия оружия и желания взорвать метрополитен (последнее, видимо, появилось после знакомства следствия с "Протоколами сионских мудрецов").

В феврале 1952-го состоялся суд, по результатам которого Слуцкий, Фурман, а также еще один член организации - Евгений Гуревич - были приговорены к расстрелу (а в марте 1952-го после отказа писать прошение о помиловании и казнены), а остальные получили громадные тюремные сроки. Так, Сусанну Печуро приговорили к 25 годам тюремного заключения. Впрочем, МГБ не оставило ее своими "заботами" и после суда. Согласно разрабатываемому "липачами" от госбезопасности сценарию очередного "процессам века", на сей раз еврейского, СДР должен был быть представлен как часть некоей сионистской сети во главе с единым центром. Сусанне Печуро отводилась особая роль в этом плане - она должна была выступить связной этого мифического "центра".

"Этим, очевидно, объяснялось то обстоятельство, что меня в первые три года заключения непрерывно возили и допрашивали. За годы своего сидения я сменила 11 тюрем и 7 лагерей". Однако этот проект рухнул сразу же после смерти Сталина. В конце 1955-го члены СДР были вызваны в Москву для пересмотра дела. "Не знаю как другие, а я ни минуты не надеялась на освобождение. Однако 25 апреля 1956 года нам объявили, что те из нас, которые имели 25 лет, после пересмотра получают пятилетний срок, а так как мы просидели уже больше, освобождаются, но не по окончанию срока, а по Указу об амнистии лета 1953-го. Те, кто был первоначально приговорен к 10 годам, были реабилитированы. Расстрелянные получили - посмертно! - по 10 лет" - вспоминает С.С. Печуро.

Вторым поколением, с которым оказалась связана жизнь С.С. Печуро, оказались диссиденты. Причем связь здесь началась буквально с момента освобождения. Справку, необходимую бывшей заключенной, о том, что она работала "в системе МВД" получил Анатолий Якобсон, позже известный диссидент. Позже квартира С.С. Печуро стала местом перепечатки и хранения самиздата. Там подписывали открытые письма в адрес властей и собирали деньги на помощь политзаключенным. Во второй половине 1970-х Сусанна Печуро совместно с Валерием Сендеровым и трагически погибшей в 1982-й Беллой Суббатовской организовала полуподпольный Народный университет математических знаний, где неофициальным образом получали образование евреи, которых специально "валили" на экзаменах в главные ВУЗы страны. Деятельность НУМЗ закончилась лишь после ареста Сендерова в 1981-м.

Третьим поколением, с которым оказалась связана судьба С.С. Печуро, стала молодежь, пришедшая на рубеже 1980-х-1990-х в "Мемориал". Сусанна Соломоновна много лет состояла членом его Правления, и вышла оттуда лишь в 2002-м - по состоянию здоровья. Впрочем, она и сейчас остается активным членом "Мемориала", участвует в выпуске газеты "30 октября", читает приходящие на конкурс школьные работы и пр. В июле 1989 она была реабилитирована вместе с остальными участниками "дела СДР" и, на данный момент, остается единственной участницей "дела", живущей в Москве.



Семен Чарный

  • 25-07-2003, 08:43
  • Просмотров: 16049
  • Комментариев: 16777215
  • Рейтинг статьи:
    • 85
     (голосов: 2)

 

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список