Все новости

Сегодня, 09:03
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати

 

Пока правительство Израиля спорит о наилучших путях реализации плана мирного урегулирования "Дорожная карта", предложенного президентом США Джорджем Бушем, Бени Элон, министр, отвечающий за израильский туризм, готовится к тому, что он называет "заведомо предрешенным провалом Дорожной карты".

Сын ушедшего в отставку судьи Верховного Суда Израиля Менахема Элона, бывший глава йешивы и житель города Бейт-Эль, расположенного на территории "Западного берега", Элон скорбит об "историческом провале правых", выразившемся в их неспособности оценить значение дипломатии и международного права. Попутно он предлагает собственные меры по исправлению ошибок правительства.

Проявив дальновидность истинного политика, Элон сформулировал план, который, как он считает, будет вполне реальной альтернативой идее создания палестинского государства к западу от реки Иордан. В интервью The Jerusalem Post Элон говорит о соглашении о временном прекращении огня, достигнутом лидерами палестинских террористических организаций как о "ловушке, в которую премьер-министр Израиля Ариэль Шарон попал сам или старается затащить правительство".

- Что вы имеете в виду, когда говорите о неспособности правых оценить значение дипломатии?

- Я говорю о средствах, которыми правые Израиля никогда не пользовались и не желают пользоваться. Мы недооценили значение прессы. Мы недооценили важность дипломатии и международного права. Мы всегда пытались оперировать только фактами. Но история Синайского полуострова показывает, что такой факт, как учреждение вполне реального поселения, на самом деле ничего не стоит - его можно уничтожить без следа одним росчерком пера, подписью под дипломатическим соглашением. Такая же судьба может постигнуть все наши поселения.

Нам необходимо бороться за сознание масс. Это хорошо знали Йосси Бейлин и его партия, когда готовили Осло. Рабин застрял на одиннадцатом раунде переговоров по Мадридскому плану, и на сцену вышел Бейлин сотоварищи. На его стороне, конечно, были все преимущества - финансовая поддержка, политическая поддержка со стороны Европы и ООН. У нас этого нет, и никогда не будет. Все, что мы можем сейчас сделать - работать здесь и в США над завоеванием поддержки широких масс. Когда провалится "Дорожная карта", у нас будет наготове альтернативный план, к реализации которого мы сможем приступить по первому же знаку.

Точно так же как Шарон выказал полное пренебрежение нормами международного плана, затеяв строительство разделительной стены, правые проигнорировали их в вопросах поселенческой политики. Сейчас единственный способ противостоять режиму ООН - действовать с поддержкой правительства США. Америка - единственная сила, способная дать отпор международным организациям. А единственный способ повлиять на решения американского правительства - завоевать поддержку рядового американского избирателя.

У нас никогда не будет международной поддержки. Когда Америка занимает позицию международных правозащитных организаций и придерживается мнений, пропагандируемых мировой прессой, она становится главной силой на мировой арене. Мы ничего не можем ей противопоставить. Дело не в том, что я против строительства поселений - я всем сердцем "за". Но чтобы это предприятие выжило, оно должно обрести легитимность в сознании израильских и американских масс.

В плане, разработанном мною, создание палестинского государства к западу от реки Иордан рассматривается как источник нестабильности и непрекращающихся военных действий в регионе. Он призывает к совершенно другому решению - логичному, человечному и вполне выполнимому.

- Что вы делаете для принятия вашего плана?

- Я уверен, что основной силой, которая может способствовать в его реализации, является Америка. Если Иордания увидит, что этот план серьезно воспринят Конгрессом и Сенатом, она отнесется к нему серьезно. Тоже самое касается израильтян. В этом - ключ к решению проблемы.

Здесь, в Израиле, для меня закрыт допуск к прессе. В Америке же меня хотят слышать христиане. Когда я приезжаю в Конгресс и встречаюсь с Томом Делеем или Сэмом Браунбэком, я приезжаю по просьбе их избирателей и коллег - эти люди воспринимают меня серьезно. Я пользуюсь большой поддержкой Христианской Коалиции. У меня тесные связи с Пэтом Робертсоном и Гарри Бауэром, со многими другими. А в их руках большая власть.

- Это так, но вас не беспокоит то, что вас поддерживают в основном последователи Нового Завета? В еврейских кругах сейчас идет обсуждение того, насколько допустимо принимать поддержку от христиан.

- Вы не находите иронию в том, что евреи, наиболее сопротивляющиеся сотрудничеству с христианами, большей частью нерелигиозные? Среди религиозных спорят в основном о том, приемлемо ли принимать деньги от христиан, и это, я думаю, спор по существу. Я тоже весьма чувствителен на этот счет, потому что принимая деньги, ты становишься обязан давшему их тебе человеку. Я стараюсь не принимать от них денег. Но то же само верно и относительно финансовой поддержки со стороны евреев.

По-моему, существуют еще более странные союзы. Самый странный, на мой взгляд, образуется в лондонском Гайд-парке, когда плечом к плечу с активистами борьбы за права человека и феминистками стоят реакционные мусульманские группы, которые права человека не соблюдают, а к женщинам относятся, как к рабыням. Единственное, что их объединяет, - это ненависть к Америке и Израилю.

Я считаю, проблема в том, что либеральные политические объединения, всегда заявлявшие о своей поддержке Израиля, видят, что теперь главными защитниками израильской политики стали правые. Теперь они выступают против "христиан", так как чувствуют, что те обставили их в том, что было одним из основных пунктов их политики.

- Как вы можете продвигать в Америке план, противоречащий политике правительства, в котором сами состоите?

- Вы правы. Мне предстоит разрешить серьезную проблему. Шарон дал санкцию на реализацию бушевского плана, который предусматривает создание палестинского государства. Эта идея противоречит религиозным воззрениям Буша и идет вразрез с курсом Америки на достижение стабильности на Ближнем Востоке, хотя бы в интересах национальной безопасности США. Но не следует винить в этом Буша. Санкцию на это дал Шарон.

В этом вопросе я веду очень рискованную игру. Американские политики должны быть уверены, что я имею какой-то вес и Шарон одобрит мой план. Но здесь я в ловушке- план может быть принят к реализации, только если провалится "Дорожная карта". Мне приходится говорить, что мой план будет одобрен Шароном, только когда все поймут, что "Дорожная карта" ведет к западне, а не к миру.

- Да, но через три года после Осло мы к Осло и вернулись. Ничего не изменилось. Война не принесла никакой разницы. Осло стало провалом, но его снова возродили в прежнем виде. Вы думаете, в случае с "Дорожной картой" все будет по-другому?

- Это правда, и это очень грустно. Но я считаю, что это произошло оттого, что за три года лидеры правого крыла так и не научились искусству работы на дипломатической арене. Надеюсь, мы учли свои ошибки и теперь сможем выбрать верный курс. Когда станет ясно, что "Дорожная карта" не помогла достичь поставленных целей, мы постараемся открыть всем глаза на то, что палестинское государство к западу от реки Иордан, где 80 процентов населения называют себя палестинцами, уже существует, и что Израиль не может и не будет единственным, на ком лежит бремя разрешения вопроса с палестинцами на территории Автономии. Я надеюсь, что нам удастся совершить перелом в понимании людьми сущности проблемы. Именно в этом заключается цель моих усилий.

- Возвращаясь к словам о "ловушке", в которую "попал или тянет нас" Шарон, какую ловушку вы имели в виду?

- Вся стратегия арабского мира строится на концепции многоступенчатого плана. Это логическая программа, в основе которой лежит доверие к лидеру, пользующемуся популярностью у масс. Они верят, что говоря одно и делая другое, этот лидер способен довести их до конечной цели. Арафат был именно таким лидером. Он просто играл с народом в своеобразную игру. Он говорил, что стремится к миру, но они-то знали, что по-настоящему следует верить его речам о том, как палестинский народ будет править в Иерусалиме. Этой стратегии Арафат придерживается еще с 1974 года. Единственный раз он отступил от намеченного плана в Кэмп-Дэвиде, в переговорах с Эхудом Бараком. Там он явно потерял самоконтроль, но затем постепенно вернулся к прежней стратегии.

- Но Шарон старается изолировать Арафата - в политическом смысле.

- Да, и здесь он поступает совершенно правильно. Я думаю, что вопрос личности Арафата, угрозы, которую представляет лично он, вполне реален. Вся концепция плана по уничтожению Израиля основана на вере людей в Арафата, как лидера, способного привести народ к победе. Они верят в то, что стратегически он действует в нужном направлении, и прощают за это шаги (кажущиеся) в сторону мира с Израилем, которые он предпринимает на тактическом уровне. Но сейчас меня беспокоит другое.

Я считаю, что мы катастрофически недооцениваем Абу Мазена. Он действительно не обладает той харизмой лидера, которая есть у Арафата. Но он более изощренный политик, чем Арафат. Если ему действительно удастся добиться худны (временного прекращения огня), и в соглашении будет сказано, что на три месяца шейх Ясин и другие сложат оружие, то сохранив такое положение еще на три месяца, они получат право на создание палестинского государства. По правилам "Дорожной карты" к концу шестимесячного перемирия они имеют право создать палестинское государство с временными границами. План этот чрезвычайно прост и в тоже время хитроумен. Все что им придется сделать - это немного подождать, и все их требования будут выполнены без единой уступки Израилю.

- Как, по-вашему, он преподносит эту идею террористам?

- Я думаю, он просто говорит им сидеть тихо и не высовываться в течение шести месяцев. Если они сделают это, у них будет государство, которое признают ООН, а также США и Европа. Подождете еще - и ООН с Америкой признают ваш суверенитет на всех территориях, включая Иудею, Самарию и Газу. Вопрос поселений станет вопросом не мирного соглашения, а международного права, с защитниками которого придется бороться Израилю.

Это не тоже самое, что ситуация в 1999, когда Нетаньяху, бывший тогда премьер-министром, мог противопоставить угрозе Арафата об односторонней декларации независимости угрозу в одностороннем порядке аннексировать часть территорий в пользу Израиля. Сейчас Абу Мазен, заключая сделку с террористами, может сказать: "Это на ваше усмотрение. Хотите- принимайте план, не хотите - отлично, продолжайте убивать евреев и я не буду вам мешать". Он может говорить о том, что теперь у Шарона не будет возможности использовать в качестве контрмеры аннексацию территорий, и будет совершенно прав. Потому что, в отличие от 1999 года, сейчас ему приходится действовать в соответствии с планом. Шарон, а не Абу Мазен будет обвинен в нарушении соглашения, вздумай первый аннексировать территории. Так что Шарону нечего противопоставить палестинцам.

В этом вся опасность ловушки. Это же просто. График реализации плана работает на худну. Арабы одержимы желанием убивать. Долго они себя сдерживать не могут. Прелесть худны для них в том, что подождать им нужно совсем немного. Это меня очень беспокоит. Возможно, Шарон считает, что арабы не в состоянии прекратить насилие ни на день - как считал посредник США на Ближнем Востоке генерал Энтони Зинни. Сначала Зинни просил недельного прекращения огня, затем понизил планку до трех дней. Арафат не смог остановить насилие даже на день.

Я критикую Шарона именно из-за "Дорожной карты". Мне кажется, что в жертву ей он принес нашу безопасность. Я знаю, что мы по-разному подходим к вопросу о том, что такое Земля Израиля. Я не могу полагаться на него в том, что касается вопроса принадлежности Иудеи, Самарии, Газы. Я знаю, что у нас разные прочтения Библии, поэтому я не имею особых надежд на него в этом вопросе. Но что касается безопасности, я имею право рассчитывать на него, как на премьер-министра моей страны. И в этом отношении, он, по-моему, всех нас подвел.

- Вы высказывали ему свои опасения?

- Я говорю ему об этом постоянно, и он всегда отвечает: "Увидишь, все будет хорошо". Он сказал мне, что послал Дова Вейсгласса в Вашингтон для достижения соглашения о продлении испытательного срока после реализации "Дорожной карты" до месяцы или шести недель. Если он не сработает, Израиль резервирует за собой право действовать в Газе так же как при проведении операции "Защитная стена" в Иудее и Самарии. Это означает, что войска войдут в города и лагеря и уничтожат террористические ячейки, мастерские и дома террористов.

Глядя на то, что происходит с худной, я все больше склоняюсь к тому, что Шарон попал в западню. Либо он действительно верит, что арабы не смогут долго сдерживать себя, либо он намеренно движется к цели, которая мне представляется весьма опасной. Он считает - ладно, пусть они создают свое государство, а я пока построю разделительную стену. Он говорит: "Я столблю свою территорию и могу делать здесь, что угодно". У него, разумеется, приготовлена стена и на востоке.

Итак, он говорит "все, что находится между стенами, можете взять себе и назвать государством". То есть 45 процентов территорий он намерен отдать без согласования с ООН и без всяких уступок со стороны палестинцев. В этом весь Шарон. Именно так он и действует. Он пренебрегает всякими нормами международного права и просто "столбит территорию". Но это же чушь. Он не прав. Режим, поддерживающий международное право, весьма силен, с ним шутить нельзя.

- Итак, вы предлагаете собственный план. Что же, по-вашему, нам следует делать?

- Да, у меня есть план, но мой план будет рассматриваться только в том случае, если потерпит поражение "Дорожная карта". До того, как это случится, никто меня не будет слушать. Но вопрос еще и в том, что понимать под провалом "Дорожной карты". Будет ли итог подводиться после того, как палестинцами будет создано независимое государство с временными границами и они снова начнут резню? Или провал придется признать до того, как это государство будет учреждено?

- То есть, исходя из всего сказанного выше, вопрос в том, займет ли правительство пассивную позицию, приняв худну, или же будет требовать от палестинцев выполнения основного требования, предъявляемого к ним "Дорожной картой" - расформирования террористических организаций.

- Я вижу свою роль в правительстве именно в том, чтобы заставить их взглянуть на худну другими глазами, но пока мне это не удается. Шарон блокирует меня со всех сторон. Он не хочет, чтобы в Кабинете обсуждался вопрос о том, необходимо ли нам замораживать реализацию "Дорожной карты", ожидая активных действии в отношении террористических группировок со стороны ПА.

- Не собираетесь ли вы в связи с этим покидать правительство?

- Я не вижу, какое мне это даст преимущество. Правительство - это власть. Я вынужден присутствовать на заседаниях, доводить Арье Эльдада до того, что он выскакивает на сцену и криком кричит. Но здесь у меня - потенциальная коалиция, люди, с которыми я могу работать, что-то изменять. Это Мофаз, Нетаньяху, Лимор Ливнат и может быть даже Сильван Шалом. Это наш единственный шанс - собрать коалицию министров, которая будет способна противостоять Шарону в вопросе создания палестинского государства террора.

- Хорошо, но какой цели вы добиваетесь? Шарон согласен на палестинское государство. Народ его поддерживает, и ему не нужны очередные тупиковые решения. Нетаньяху провалился на выборах на пост главы "Ликуда". "Ликуд" поддержал Шарона, хотя тот выступает за создание палестинского государства. "Ликуд" получил 38 мандатов, "Национальное единство", протестующее против создания палестинского государства, - только семь. Что же вы можете предложить, в чем, по-вашему, народ будет солидарен с вами?

- Очень правильный вопрос. Мой план основан на понимании того, что палестинское государство к западу от реки Иордан обречено на провал. Экономически такое государство будет нежизнеспособно. У него не будет территориальной целостности. Оно станет дестабилизирующей силой, которая будет источником политических смут в Израиле и Иордании. И при этом будет иметь на право, дарованное ООН. До 1988 года это понимали и в Израиле и в Иордании.

В основе моего плана лежит признание того факта, что Палестиной, в сущности, является Иордания. Единственное решение проблемы палестинцев - определиться с границами между двумя уже существующими государствами, Израилем и Иорданией. Если мы сможем сформировать другой взгляд на проблему, мы решим ее. Она перейдет из разряда экзистенциальных в разряд споров о границе.

Я понимаю, что народ будет только рад принять этот план после того, как рухнут надежды на "Дорожную карту". Но все же стараюсь посеять разумное зерно в головах людей уже сейчас...

Итак, общие положения плана:

Палестинская автономия

Необходима ликвидация Палестинской автономии как административной и территориальной единицы. Это нежизнеспособное образование только препятствует завершению конфликта.

Террор

Израиль уничтожает инфраструктуру палестинского террора. Конфискуется все оружие, прекращается антиизраильская пропаганда, демонтируются лагеря переселенцев, ставшие рассадниками терроризма. Террористы и их сторонники депортируются.

Королевство Иордания

Израиль, США и международное сообщество признают Королевство как единственного законного представителя палестинцев. Иордания в очередной раз подтверждает свой статус государства палестинцев.

В контексте программы регионального развития Израиль и США объединят усилия в помощи Иордании - в реабилитации и дальнейшем развитии экономики, а также абсорбции ограниченного числа беженцев.

Территории

Признается власть Израиля на территории Иудеи, Самарии и Газы. Арабы, проживающие на этой территории, становятся жителями палестинского государства Иордании. Их статус и права в обоих государствах, а также вид административного управления в арабских общинах на территории Израиля будут определяться соглашениями между Израилем и Королевством Иордании (Палестиной).

Беженцы (переселенцы)

Израиль, США и международное сообщество выделяют средства на завершение переселения народа, начатое в 1948 году, а также их полную реабилитацию, адаптацию и натурализацию в различных странах.

Нормализация отношений

После того, как выполнены вышеперечисленные пункты плана, Израиль и Иордания объявляют о завершении конфликта. Оба государства начинают работу по нормализации отношений между всеми странами региона.



Кэролайн Глик, The Jerusalem Post
Перевод К. Тищенко, Sem40.Ru

Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.