Все новости

Сегодня, 09:03
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Благотворительность

Версия для печати

 Они живут надеждой

Эрнст Маркович Драгунский и Аннель Ефимовна Михлина невероятно нуждаются в материальной помощи. Им очень трудно и тяжело, но говорить об этом они не хотят. Поэтому рассказ об их беде получился несколько скупым. Однако мы верим, что люди с отзывчивым сердцем откликнутся и помогут героям нашего очерка.

Аннель Ефимовна

Она мечтает выспаться. Еще она мечтает выбраться в Клуб слепых и слабовидящих, к своим давним друзьям и подругам. Там всегда люди, общение, праздник. Друзья часто звонят, интересуются их жизнью и здоровьем. Но поскольку Аннель Ефимовна по необходимости уже два года ведет затворнический образ жизни, она привыкла жить без людей, и от этого ей еще тяжелее.

Архитектор по образованию, она занималась интересной работой в проектном институте. Была одним из авторов нескольких архитектурных проектов: Золотого кольца, курортного проекта в Звенигороде, центра Сочи. Работала до 1976 года, и в 40 лет ушла на пенсию с 1-й группой инвалидности как некомпенсированный диабетик. В молодости Аннель Ефимовна была крепкая и выносливая, играла с мальчишками в футбол, каталась на велосипеде, писала стихи. Позже, с мужем, ходили на лыжах, плавали в бассейне "Москва". Она сильный человек.

Сейчас ее рабочий день начинается в 6 утра и оканчивается в 12 ночи. Целый день она крутится по дому - торопится приготовить еду, поменять памперсы мужу, сделать инъекции инсулина в определенные часы - и, если не успевает, то начинает нервничать, а это приводит к повышению сахара в крови. Ее участковый врач каждый раз напоминает ей о необходимости лечения в стационаре. Но для нее это непозволительная роскошь. Лечение диабета требует регулярного питания, нормального сна, прогулок на свежем воздухе, физических упражнений и комфортного душевного состояния. Из всего перечисленного она не имеет ничего. Как говорится, все со знаком минус. Сахар подскакивает до недопустимых показателей: 25-28. При 20 кладут в реанимацию. Инсулин выдают бесплатно, но с ограничением, только на месяц. Она все время боится, что он кончится (случаются перебои с поставкой). Инъекции необходимо делать 5-6 раз в день, через каждые три часа. Экономя, а иногда физически не успевая, она колет 2 или 3 раза.

Аннель Ефимовна обихаживает мужа круглые сутки, моет, переворачивает, готовит, кормит, стирает. У нее не хватает времени с ним даже поговорить, настолько загружен день. В конце дня от усталости она камнем падает в постель, а когда тревожные мысли не дают уснуть, принимает снотворное и засыпает сном без сновидений. Муж спит неспокойно, ворочается, и, чтобы не мешать ни ему, ни себе, она располагается рядом на полу. Она вообще всегда при нем, как часовой на посту. Заботы иссушили ее. Но она чувствует: если он уйдет из жизни, она потеряет последний стержень, дающий ей силы жить. Иссохла душа, ни на что не остается ни душевных, ни физических сил. Нужна помощница, но она не готова доверить мужа чужому человеку. Да и стоит сиделка 5 долларов в час.

За 17 лет тяжелой болезни он ни разу не пожаловался. А вообще они так прожили жизнь, как будто две ниточки в одну сплелись.

Аннель Ефимовна уже два года почти никуда не выходит, только раз в неделю выбегает в магазин за продуктами. Зрение настолько ухудшилось, что ей довольно трудно выбрать нужные продукты в магазине. Наугад, по памяти или с помощью продавцов, она берет с прилавков самое необходимое и торопится домой.

Эрнст Маркович

В 1957 году, когда он служил в Белоруссии, единственный из полка был допущен к техническому обслуживанию ядерной бомбы. После армии устроился на работу в лабораторию, где непосредственно работал с радиоактивными веществами – буквально носил их в ведерке. В кармане всегда лежал карандаш - счетчик Гейгера. Как он потом сказал жене, стрелка счетчика всегда зашкаливала. Проработал он в этой лаборатории недолго, но и этого оказалось достаточно. Болезнь проявилась позже. Она вела себя, как бомба замедленного действия. Последнее место работы, Всесоюзный электротехнический институт, предоставил ему путевку в санаторий. Получая курортную карту, при обследовании он услышал от врача, что его не могут пустить в санаторий: плохие анализы крови. Однако больничный дать отказались. Эрнст Маркович настаивал на своем - или больничный, или разрешение на выезд в санаторий. Доктор решила не спорить, записала в карту, что анализ нормальный, и он поехал.

Отдыхал в Краснодаре, в Горячем ключе. Загорел, поправился - приехал как кубинская картошка. Он не знал, что ему уже тогда нельзя было находиться на солнце. Дома решил обследоваться. Отправили в институт крови, анализы показали высокий гемоглобин - за 200. Первая степень эритремии. Тут же положили в стационар, даже побоялись отпустить домой. Сейчас ему поставлен диагноз миелофиброз, и он переведен на 1-ю группу инвалидности.

***

Они познакомились, оказавшись оба в командировке в одном городе и в одной гостинице. После завершения дел вечером в вестибюле гостиницы командированные собирались в холле, играли в шахматы. Огромный стол. Одни мужчины, человек 20. Обсуждали партии. Аннель Ефимовна была заядлой шахматисткой, и на работе участвовала в шахматных турнирах, конкурсах. Играли до часу ночи. Все разошлись. Остались три человека, и Эрнст Маркович предложил ей сыграть партию. "Не хотите поиграть еще?" Затем взял бумажку, написал записку и передал ей. Там было написано: "Я бы хотел с вами познакомиться". Она дала ему свой телефон. Вернулась в Москву. Первая их встреча была у зала Чайковского.

Аннель Ефимовна говорит о нем как о человеке необыкновенном, доброжелательном, умном, добром, ровном. В их доме никогда не было конфликтов, и в этом, по ее словам, заслуга мужа. Он умеет достойно вести себя, сглаживать конфликты.

Эрнст Маркович талантлив, как-то он написал рассказ "Сочная женщина" - о том, как у одной женщины брали желудочный сок. Показал двоюродному брату, знаменитому писателю Виктору Драгунскому. Тот одобрил, посоветовал продолжать.

Его всегда любили, просто обожали многочисленные друзья их семьи. Они и сейчас остались верными и преданными. Только вот сам Эрнст Маркович не позволяет друзьям видеться с ним. Он запретил навещать себя. Не хочет, чтобы его видели немощным и больным. Ему физически трудно общаться, он очень быстро устает.

Лекарства

Их выдают на месяц, причем в недостаточном количестве. Может быть, потому, что считают Эрнста Марковича безнадежным. Хотя ему регулярно надо делать переливание крови, его с огромным трудом оформляют в стационар, больницы его не хотят принимать.

У него хроническое воспаление легких. Постоянный прием антибиотиков привел к потере мышечной массы. Эрнст Маркович буквально сгорает, тает на глазах. Необходима материальная поддержка для приобретения лекарств. Например, ретаболил - анаболик для поднятия мышечного тонуса - колоть надо в течение полугода, а одна ампула стоит 110 рублей.

Обострившаяся язва желудка как последствие принятия антибиотиков требует маалокса. В поликлинике выдают бесплатно, но доза в два раза занижена, поэтому препарата не хватает.

Дальфаз от аденомы тоже выдают в малых дозах, а стоит упаковка из 56 таблеток более тысячи рублей.

Из-за большого количества лекарств, которые он принимает, отказывают почки. Необходим препарат аллопуринол, выводящий избыток мочевины.

Для Эрнста Марковича стала бы подарком возможность пробиться в Институт гематологии.

Хорошее лечение, облегчение страданий, продление жизни требуют немалых денег. Откликнитесь, дорогие читатели, возможно, кто-то из вас сможет помочь Эрнсту Марковичу и его героической жене Аннели Ефимовне.

Если у людей есть вера в жизнь и они смотрят в будущее не без надежды, надо помочь…



Татьяна Лихачева, sem40

Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.