Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

о терроре, Ираке, полной безопасности и сохранении еврейского народа

На прошлой неделе израильский премьер-министр Ариэль Шарон побывал в Вашингтоне. Это был его восьмой визит в Белый дом. Буш стремится к продвижению плана палестино-израильского урегулирования, известного под названием "Дорожная карта", которая уже привела к временному прекращению огня палестинскими террористическими группировками.

На встрече президент США потребовал от Израиля пойти на некоторые уступки во имя прогресса мирного урегулирования. В интервью, которое Шарон дал журналисту Newsweek Лэлли Веймуту, израильский премьер-министр рассказывает о своих целях.

- Как прошла Ваша встреча с президентом Бушем?

- Я полагаю, встреча прошла позитивно. Я бы сказал, что [между нашими странами] существуют близкие отношения, тесное стратегическое сотрудничество и дружба. Это не значит, что мы соглашаемся всегда и во всем. Мы с глубоким пониманием следим за шагами, предпринимаемыми президентом Бушем.

- Вы говорите об Ираке?

- Буш понимает важность мер против режимов тирании. В настоящее время существуют некоторые проблемы, но, на мой взгляд, в истории [война в Ираке] останется одним из самых важных шагов после Второй мировой войны.

- Вы удовлетворены тем, что делает палестинский премьер-министр Абу Мазен (Махмуд Аббас) в сфере борьбы с террористической инфраструктурой?

- Террор до сих пор есть, но он стал спокойнее, да и подстрекательства стало меньше, чем раньше. Они [палестинская администрация] должны расформировать террористические организации, наказать их и конфисковать незаконное оружие, которое должно быть передано третьей стороне - только США могут вывезти его с территорий Палестинской автономии и уничтожить его.

Что касается самой важной вещи - мер против террористических организаций - мы не видим ни одной. Палестинский премьер-министр заявил в Каире, что он не собирается действовать против ХАМАСа и "Исламского джихада", и это вызывает беспокойство.

Сейчас создается такое впечатление, что они пытаются заключить [с террористическими организациями] какое-то соглашение, но они не делают того, что, по мнению президента Буша, должны сделать: разделаться с террористическими организациями.

- Говорят, что палестинцы сместили направление дискуссий с заключенных на "забор безопасности" - оба вопроса в "Дорожной карте" не упоминаются. Как Вы на это смотрите?

- Я считаю, что палестинцы должны провести реформы и лишить влияния Ясира Арафата в сферах безопасности и финансов. Что касается заключенных, мы уже освободили несколько сот и собираемся освободить еще. Но мы не можем освободить всех заключенных: мы не можем освободить тех, у кого есть кровь на руках, кто принимал участие в терроре, кто отправлял на совершение актов терроризма террористов-самоубийц. И мы не можем освободить тех, кто после предыдущего освобождения вернулся к террору.

Что касается забора, то он построен только в двух местах, где стена нам нужна для того, чтобы защитить израильское гражданское население на главной израильской магистрали, которая соединяет южную часть Израиля с севером. Там палестинцы обстреливают наш транспорт. Но мы говорим о заборе. Я понимаю обеспокоенность президента Буша - он очень щепетилен в вопросах о страданиях гражданских лиц. Но этот забор важен по нескольким причинам. Я сказал президенту Бушу, что этот забор - не политическая граница. Он нужен для того, чтобы помешать террористам и террористам-самоубийцам проникать в центральный Израиль.

- А разве Вы раньше не выступали против идеи о постройке такого забора?

- Я не без ума от этого забора и не стал бы его строить, если бы не видел непрекращающиеся попытки палестинских террористов проникнуть в центр нашей страны для совершения преступлений. Другая причина - это многолетняя стратегия Арафата, которую он пытался сделать частью политического процесса: если во время переговоров не получаешь того, что хочешь, то немедленно прибегаешь к террору. Именно это Арафат и делал много раз в прошлом.

Оппозиция палестинцев постройке забора основывается на том, что он будет создавать трудности для палестинских фермеров, и как фермер [имеющий ферму в Негеве] я понимаю это... Но мы предприняли все необходимые шаги, чтобы ворота были всегда открыты. Мы никогда не пытались отобрать у них эту землю.

- О чем Вы договорились с президентом Бушем по поводу забора?

- Мы будем его строить, но постараемся сделать его как можно менее обременительным для палестинцев. Моя первая обязанность - обеспечение безопасности для израильских граждан.

- Как Вы оцениваете Абу Мазена?

- Я думаю, Абу Мазен давно понял, что Израилю нельзя навязать политические решения силой. И он также понимает, что большая часть страданий палестинцев вызвана стратегией Арафата. И он действительно хочет достичь соглашения путем переговоров. В этом, я полагаю, он искренен. Однако он должен предпринять необходимые шаги против террористических организаций. Потом будет сложнее.

- Абу Мазену сложно начать действовать, потому что он не контролирует все силы безопасности?

- Во-первых, его усилия подрывает Арафат. Во-вторых, до сих пор не проведены реформы. Никто не думал, реформы - это значит передать в руки Арафата контроль над большей частью вооруженных сил и разведслужб. Палестинцы должны начать действовать как можно скорее. Чем позднее, тем будет сложнее. Сейчас ХАМАС и другие организации слабы. Они понесли потери. Мы арестовали многих из них.

- Как долго Вы можете позволить существовать статусу прекращения огня без заключения формального соглашения?

- Мы не считаем временное прекращение огня террористическими группировками разрешением проблемы. Конечно, прекращение огня - это важно, но этот период дает террористическим организациям время на то, чтобы произвести сотни ракет "Кассам" с большей дальностью полета, вооружиться, контрабандой доставить оружие и перегруппироваться. Это не разрешение проблемы. Мы - заложники в руках террористических организаций, которые могут нарушить соглашение в любое время. Это соглашение палестинской администрации с террористическими организациями- но не с нами.

- Считали ли Вы Саддама угрозой для Израиля? Кое-кто утверждает, что Иран представлял (и представляет) собой большую угрозу.

- Ирак представлял опасность - это кровавый режим, который убил десятки тысяч собственных граждан самым жестоким образом. ... Они использовали и, насколько нам известно, действительно располагали оружием массового поражения.

- Вы считаете, что там было оружие массового поражения?

- Они использовали его в прошлом - секрета в этом нет. Что касается ядерного оружия, то мы знаем, что они имели ядерные ноу-хау. В целом, мы считаем, что война послужила предупреждением всем кровавым режимам, которые поддерживают террористические организации.

- От Израиля на первой стадии "Дорожной карты" ждут заморозки поселений и демонтажа несанкционированных построек. Вы это делаете?

- Мы сносим несанкционированные аванпосты. Мы уже уничтожили 22 из них, и, насколько мне известно, еще 12 будут снесены в ближайшем будущем.

- Американские чиновники говорят, что каждый раз, когда вы демонтируете отдельные поселения, возникают другие. Это правда?

- Позже мы демонтируем и их. Израиль - это государство, которое соблюдает законы, и все несанкционированные постройки будут снесены. Это не просто. Порой нам требуется 1000 солдат.

- Почему Вы говорили о необходимости прекращения оккупации? Значит ли это изменение в Вашем мировоззрении?

- Нет, никаких изменений нет и это не то, что я имел в виду. Я сказал, что не верю в то, что руководить палестинским народом - это правильное для нас решение. В результате мирного процесса должна установиться полная безопасность. И когда речь идет о безопасности, Израиль не пойдет ни на какие компромиссы.

Вы должны помнить, что я говорю как еврей. Для меня быть евреем - это самая главная вещь. У евреев есть маленькая страна со многими талантами. Это единственное место в мире, где у евреев есть право и возможность защищать себя самим. И сохранить его - моя историческая ответственность перед еврейским народом. И именно это я и собираюсь сделать.

В результате войны и кровопролития Израиль не может продемонстрировать свои потрясающие достижения практически во всех областях. Все эти годы в одной руки мы держали меч. Но я верю, что наступит день, когда будет мир и будет безопасность. Это все, что нам нужно. Тогда Израиль прославится своими достижениями, своей промышленностью, музыкой и фермерством, которое, наверное, является одним из самых передовых в мире. Тогда люди смогут смотреть на Израиль как на страну, которая вносит вклад и в развитие собственного народа, и в развитие мира. Именно этого, как я надеюсь, я смогу достичь.

- Что нужно для установления мира?

- Во-первых, требуется признание арабами права еврейского народа на жизнь в еврейском государстве на родине еврейского народа. Этого мы еще не достигли. Это можно будет считать окончанием конфликта. Также требуется сильное и серьезное руководство с палестинской стороны, которое может пойти на болезненный компромисс по территориям, которые являются колыбелью еврейского народа. Вот что я пытаюсь донести.

Выдержки из интервью с израильским премьер-министром опубликованы изданиями Newsweek и The Washington Post



Лэлли Веймут, Newsweek
Перевод Ирины Ревякиной, Sem40.Ru

  • 7-08-2003, 08:06
  • Просмотров: 238
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список