Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

: война против нас продолжается

- Мне интересно было бы узнать, что вы думаете по поводу Храмовой горы. Уже на протяжении трех лет евреи не имеют возможности молиться на Храмовой горе. Исключение составили только несколько недель в июле. Неужели мы оставим Храмовую гору?
- Я считаю, что вопрос Храмовой горы – это больной вопрос, особенно сейчас, когда в регионе предпринимаются попытки достичь мира. Я думаю, что нам нельзя уступать Храмовую гору. Просто нам надо отстаивать свои права на нее обдуманно, не делая ошибок, не создавая провокационных ситуаций. Кроме того, я думаю, что вопрос Храмовой горы затрагивает каждого израильтянина.

- Да, это так, но мы ничего не можем предпринять. Нас не пускают на Храмовую гору, и кроме того палестинцы прикладывают все усилия, чтобы разрушить археологические останки Второго храма.
- Я думаю, что шаги, предпринимаемые в настоящее время, укрепляют наши права на Храмовую гору. Я знаю одно: мы не должны предпринимать шаги, которые могут спровоцировать новую волну конфликта. Наши шаги были обдуманными и раньше, и мы достигли многого. Я думаю, что в правительстве нет разногласий относительно вопроса о Храмовой горе, особенно в канун Тиша Беав. Мы просто должны выбрать подходящее время и способ заявить о своих правах на Храмовую гору.

- Провокационными являются заявления премьер-министра Палестинской автономии Махмуда Аббаса, в которых он отрицает существование Храмов.
- Я думаю, нам не стоит обращать большое внимание на любые заявления, сделанные палестинской стороной. Это очень больная тема. Аббас делает такое заявление. Арафат, как и многие другие палестинские лидеры, возможно, сделали бы более резкие заявления. Я не удивлюсь, если они скажут что-нибудь другое.
Мы не должны забывать, что этот вопрос не стоит в повестке настоящего израильско-палестинского диалога. Мое мнение, вечной столицей израильского государства является единый Иерусалим.

- Да, но Аббас отрицает существование когда-либо храмов на Храмовой горе сейчас, когда некоторые отрицают и еще одно важное историческое явление – Холокост. Слушая все это, я говорю себе, что это – человек, которые не признает нашу историю, наши права, беды, которые когда-либо случались с нами. Он даже не признает нас как нацию. Неужели можно расценивать такого человека как нашего партнера по мирному процессу?
- Мы включились в процесс, который не основан на соглашениях. Он совсем не похож на ословский мирный процесс, так как в Осло за основу брали соглашения, идею мира, который принесет народам безопасность. Сейчас мы говорим о мирном процессе, который не выражается в подписании договоров, это декларативный процесс, основанный на реализации плана "Дорожная карта". И идея здесь в корне другая: нужно обеспечить людям безопасность, которая впоследствии приведет к миру. Другим вопросом процесса является выбранное палестинское правительство.

- Но когда оно было выбрано? Ведь в ПА не было никаких выборов?
- Да, в ПА не проводились выборы, но премьер-министр ПА был избран членами законодательного собрания. На саммите в Акабе новый глава палестинского правительства объявил, что поведет свой народ другим путем. И этот путь - не террор, не насилие. Восемь месяцев назад, он заявил, что самой большой ошибкой палестинцев было убеждение, что своих целей они смогут добиться с помощью террора. Аббас и Арафат преследуют одни и те же цели: создание независимого палестинского государства со столицей в Иерусалиме и признание права палестинских беженцев на возвращение на израильские земли. Однако их пути к достижению этих целей различны.
Что касается, отрицания исторических событий, мне кажется, мы не можем выбирать палестинского лидера, его выбрал его народ, а не мы.
С другой стороны, у него было достаточно времени, чтобы изучить то, чего он не знал. Его заявления не должны заставить нас свернуть с выбранного пути, даже если они режут слух. А они режут мой слух. Но это не делает его палестинским лидером, которого нельзя принять. Когда настанет час переговоров, главным вопросом будут окончательные границы, территория государств, и здесь, я думаю, мы будем стоять на своем. В то же время есть вещи, которые я могут сказать уже сейчас, единый Иерусалим с Храмовой горой – вечная столица государства Израиль.

- Палестинцы называют эту войну не войной против Израиля, а интифадой "Аль-Аксы". Тем самым они дают понять всему мусульманскому миру и арабам, что они воюют не только за свои идеи, но и за общие идеи исламского мира. Кроме того, в войне против Израиля палестинцев поддерживают такие страны, как Саудовская Аравия, Иран и другие. От них они получают и финансовую помощь. Учитывая все это, можете ли вы сказать, что ближневосточный конфликт является локальным, конфликтом только между израильтянами и палестинцами? Или вы склонны думать, что палестинцы выступают от имени большей группы людей?
- Несомненно, палестинцы заручились мощной поддержкой многих арабских стран, и в особенности тех стран, с которыми Израиль не поддерживает дипломатических отношений. Они одобряют политику, проводимую палестинскими властями, им по душе требование палестинцев отдать под контроль мусульман Храмовую гору. Но вопрос, конечно, не только в Храмовой горе.
Они оказывают поддержку террористическим организациям. Большая часть денег поступает палестинским террористам из арабских стран, в основном из Саудовской Аравии. Сейчас мы можем назвать целый ряд террористических группировок, совершающих нападения на израильтян, которых финансируют и которыми руководят из-за границы. Такими "руководителями" являются Иран и лидеры ливанской шиитской группировки "Хизболла". Когда израильские военные перехватили судно "Карин-А" с оружием на борту, которое предназначалось для палестинских террористов, вскрылась связь между террористическими группировками ПА и других стран, в частности – с Ираном.

- В связи с этим можете ли вы назвать палестинскую интифаду локальным конфликтом?
- Я думаю, что в принципе это - конфликт между израильтянами и палестинцами, но палестинцев поддерживают многие арабские страны, которые открыто призывают к уничтожению израильского государства. В частности это Иран и "Хизболла".
Причастность Ирана к конфликту выражается с двух сторон. Эти действия направлены на продолжение кровопролития и уничтожение Израиля. С одной стороны, Иран оказывает помощь боевикам "Хизболлы", которые угрожают северным границам Израиля. С другой стороны, Иран активно помогает палестинским террористам. Кроме того, Иран пытается завладеть баллистическими ракетами дальнего действия типа земля-земля. У Ирана уже есть ракеты типа "Шихаб-3", дальность действия которых достигает 1300 км. Более того, Иран пытается завладеть ядерным оружием.

- Так являются ли палестинцы независимыми участниками конфликта?
- Палестинскими террористическими организациями руководят с двух сторон. Ими руководят и на территориях и извне. Местное руководство находится в секторе Газы, а зарубежное руководство заседает в основном в Дамаске. Вся террористическая инфраструктура основана на раздельном руководстве, когда лидеры здесь и за границей общаются друг с другом. Иногда они соглашаются друг с другом, иногда – нет, но они постоянно поддерживают контакт. Когда конфликт в активной фазе, влияние местного руководства усиливается, так как в этом случае оно имеет прямое отношение к террору.
Сейчас, когда местное руководство террористов согласилось на временное прекращение огня, его влияние несколько ослабло, и инициативу перехватили зарубежные лидеры, выступающие против перемирия. Они требуют, чтобы террор продолжался, и всячески препятствуют достижению сторонами какого-либо соглашения. По-моему, это означает, что война против нас продолжается.
В то же время я считаю, что зарубежные лидеры террористов представляют опасность для Палестинской администрации, так как они выступают в качестве альтернативного руководства палестинского народа.
Я думаю, что палестинцы это понимают. Они знали об этом и в прошлом, но они использовали террористов-самоубийц для достижения своих целей. Палестинские власти не предпринимают по отношению к террористам никаких мер, и сегодня террористы сильны настолько, что могут управлять ситуацией, даже если будет заключен мирный договор, и террор прекратится.

- Говоря об альтернативном руководстве, я хотел бы спросить, не думаете ли вы, что приглашение, сделанное Египтом лидерам ХАМАСа, принять участие в переговорах по поводу временного перемирия, укрепило репутацию ХАМАСа в глазах палестинцев?
- Без всяких сомнений. Прежде всего, это означает признание ХАМАСа законной организацией. Это делает их партнерами в процессе. В то же время мы продолжаем настаивать на том, что это - террористы. Мы повторяем, что невозможно вести мирный диалог с террористами, и ХАМАС определенно не может быть нашим партнером. Палестинцы и египтяне пошли на это, так как они опасаются, что конфликт с ХАМАСом может привести к гражданской войне.

- Но это то, чего от них ждут. Когда мы говорим, что палестинцы должны ликвидировать террористическую инфраструктуру, мы имеем в виду, что они должны объявить войну ХАМАСу.
- Совершенно верно. Но они предпочли избежать конфликта с ХАМАСом. По их мнению, они будут с ХАМАСом до тех пор, пока их пути не пересекутся. Такова стратегия палестинцев. Так они видят решение проблемы.
Мы убеждены, что пока существует и укрепляется террористическая инфраструктура, а палестинские власти бездействуют, для нас и для палестинского народа сохраняется угроза, что в один прекрасный день мирный процесс прервется.

- Возвращаясь к Египту, нам известно, что большая часть контрабандного оружия, поступающего в ПА, переправляется через Египет в сектор Газы. Как вы думаете, делают ли египтяне все необходимое, чтобы приостановить контрабанду оружия на территории?
- Мне трудно судить об этом. Я не думаю, что Египет заинтересован в дополнительном обеспечении ХАМАСа оружием. Поэтому они предпринимают некоторые действия по пресечению контрабандных перевозок. Не могу сказать, насколько эффективны эти меры. Ясно одно, Египет не прикладывает стопроцентные усилия по предотвращению контрабанды.

- В среду состоялось заседание кабинета безопасности, на котором обсуждались сообщения о том, что палестинские террористические организации объявили перемирие с целью восстановить свои силы и пополнить арсеналы. Правительство ПА не делает ничего, чтобы остановить их. Как ЦАХАЛ готовится ко дню, когда террористы решат прекратить перемирие?
- Службы безопасности должны быть готовы к подобной ситуации. Не исключена возможность того, что конфликт разыграется с новой силой, и военные уже получили приказ подготовиться к этому. Армия знает, что необходимо для ситуации, когда террористы возобновят свои нападения или когда приостановится либо провалится мирный процесс.
Кроме того, мы очень тщательно следим за тем, что происходит в районах, подконтрольных палестинцам, в частности за тем, что происходит в террористических группировках. Мы всегда очень жестко отвечаем на каждый теракт или его попытку. Так, после того как группа террористов из Вифлеема совершила нападение на израильскую семью, которая ехала в Гило, я объявил о том, что Израиль больше не передаст ни одного города под контроль палестинской администрации.

- Вернемся ли мы в Вифлеем?
- Не сейчас, не на данном этапе. Однако мы закрыли все дороги, ведущие из этого города. Мы не выпускаем рабочих из Вифлеема. Вокруг всего города стоят силы ЦАХАЛа. Кроме того, мы потребовали от палестинских властей провести в городе мероприятия по поимке виновных в последнем нападении.

- Предпринимают ли что-либо палестинцы?
- Насколько я знаю, это незначительные меры. Не могу сказать точно, какие именно, но палестинцы пытаются хотя бы поймать людей, ответственных за теракт. В ответ мы совершаем хорошо продуманные и спланированные действия. Это означает, что мы больше не желаем терпеть какие-либо действия террористов, так как мы участвуем в мирном процессе, и ответственность за теракты полностью лежит на палестинцах.

- Что должны сделать палестинцы, чтобы правительство поняло, что их понимание мира нереально? Может быть, надо нанести ракетный удар по Раанане? Может, это поможет им понять? Может быть, будет достаточно еще одного взорванного автобуса? Что поможет нашему правительству понять, что мы очень рискуем, отдавая земли палестинцам?
- Я не думаю, что это зависит оттого или иного события. Я думаю, что когда мы почувствуем, что нам грозит опасность, мы остановимся, чтобы переосмыслить наши действия.

- Когда же это произойдет? Перемирие длится уже месяц, и на протяжении всего этого времени террористы активно перевооружаются. Как долго это еще продлится?
- Здесь нет точной даты. Я считаю, мы должны судить по ситуации. Если вы спросите меня, когда самое лучшее время для переоценки сложившейся ситуации, я отвечу – сентябрь. В сентябре будет три важных даты. Во-первых, исполнится три года с начала второй интифады, во-вторых, пройдет три месяца со дня объявления террористами перемирия, и, наконец, в-третьих, пройдет срок действия 90-дневного плана борьбы с террористической инфраструктурой, который был предложен Дахланом.
Если в конце сентября мы не увидим, что ситуация улучшается, что нет признаков возобновления атак со стороны террористов, а вместо этого будем наблюдать укрепление террористов, мы выдвинем палестинцам ультиматум: либо они решают эту проблему, либо мы.

- Разве мы не говорим им об этом сейчас?
- Говорим. Мы говорим им о том, что на данный момент на особенно нас волнуют два вопроса. Первый – это контрабандное оружие из Египта, второе – работа по усовершенствованию ракет "Кассам". Мы говорим, что если палестинцы не предпримут в этом направлении никаких мер, мы возьмем инициативу в свои руки. Они знают это. Они ответили, что им нужно время.

- Сколько же времени им нужно? С саммита в Акабе прошло два месяца, перемирие длится уже целый месяц, но они по-прежнему ничего не предпринимают.
- Они говорят о 90 днях.

- Девяносто дней. Раз уж мы говорим об этом, у меня есть к вам вопрос. Представьте, что наступило 27 сентября. Завтра исполнится три года с начала интифады, три месяца сначала перемирия и так далее. Вы приходите к Дахлану и говорите: "Что вы предприняли?" Он смотрит на вас и отвечает: "Вчера мы арестовали 100 членов группировки ХАМАС". Так, в 1996 году после терактов в марте и апреле по приказу Арафата тоже было арестовано несколько подозреваемых. И хотя спустя неделю мы выпустили на свободу около ста палестинских заключенных, этих арестов вполне хватило, чтобы убедить всех в том, что Арафат борется с террористами ХАМАСа. Он также несколько раз арестовывал Рантиси. Что предпримете вы, если 27 сентября Дахлан ответит вам подобным образом?
- Вопрос ликвидации террористической инфраструктуры имеет много аспектов. Террористические группировки должны прекратить свое существование как организации. Оружие должно быть конфисковано, они должны быть лишены возможностей производить ракеты "Кассам" и другое оружие. Кроме того, необходимо пресечь попытки отравлять умы палестинцев, так как именно это создает благоприятную почву для террористов.
Я думаю, еще слишком рано говорить об успехе мирного процесса, но мы должны очень внимательно следить за тем, что происходит на палестинских территориях, особенно, что происходит внутри террористических группировок. Мы также должны следить за тем, что предпринимают палестинские власти в отношении террористов. И мы делаем это ежедневно, еженедельно.

- Да, но когда я слышу с одной стороны сообщения о том, что террористы перевооружаются и нанимают новых боевиков, а с другой – о том, что правительство уступает палестинцам территории, ликвидирует блокпосты, выпускает на свободу террористов, позволяют палестинцам работать в израильских городах, что ЦАХАЛ приостановил проведение антитеррористических операций, не подвергаете ли вы опасности жизни израильтян?
- Нет, и я объясню вам, почему. Вы стоит посмотреть на результаты. Однако сейчас мы наблюдаем, что число людей, пострадавших от рук террористов, сокращается, палестинцы предпринимают все меньше попыток нападений на израильтян. Мы проводим антитеррористические операции в городах, которые мы не передали палестинцам. В этих районах в последние дни мы задержали несколько потенциальных террористов-камикадзе. Это доказывает, что мы не прекратили свои действия. Силы ЦАХАЛ действуют. Сотрудники "Шин Бет" также проводят большую работу.
Я считаю, что в целом ситуация улучшилась и у нас появилось некоторое ощущение безопасности. Это не означает, что мы можем почить на лаврах. Несмотря на то, что число террористических атак снизилось, мы не закрываем глаза на то, что террористы укрепляют свои позиции. Как я уже сказал, что именно поэтому мы должны пристально следить за палестинцами и продолжать оказывать на них давление, используя все возможности, с целью заставить их бороться с террористами. Если этого не произойдет, и мы почувствуем реальную угрозу со стороны террористов, мы дадим понять палестинцам, что наше терпение лопнуло.

- Сейчас мы идем на уступки, не получая ничего взамен. Отличаются ли наши шаги от шагов, сделанных нами в отношении Ливана? Тогда мы ушли без всяких соглашений, позволили нашему врагу укрепиться. Сейчас, я думаю, мы делаем то же самое. В чем же разница?
- Если не будет соглашений, ситуация будет двоякой. Если мы придем к выводу, что складывается более опасная ситуация, чем раньше, мы воспользуемся своим правом и обязанностью обеспечить своим гражданам безопасное существование. В этом нет никаких сомнений. Если завтра случится теракт, возможно, мы решим вернуться в Вифлеем.
В будущем ничто не помешает нам при необходимости вернуться палестинские города и провести там антитеррористическую операцию. Но я думаю, что если мы хотим продвигаться к мирному разрешению конфликта, нам необходимо предпринимать только обдуманные шаги.

- В понедельник глава "Шин Бет" Ави Дихтер заявил, что каждый восьмой освобожденный террорист вновь примкнет к палестинским боевикам. На сегодняшний день израильское правительство освободило уже 350 террористов. Означает ли это, что на свободе находится теперь на 40 террористов больше?
- Я не думаю, что палестинские власти позволят этим людям возобновить террористическую деятельность, так как они заинтересованы как можно раньше вступить с нами в переговоры. Здесь мы можем попасть в западню, так как палестинцы могут создать видимость спокойствия, не предпринимая никаких мер против террористов. Палестинцы могут сказать: "Мы покончили с терроризмом, мы готовы начать переговоры по вопросу о временных соглашениях и статуса палестинского государства". Но мы не должны допустить такой ситуации. Мы должны настоять на своем: палестинцы должны ликвидировать террористические группировки, и только после этого мы сможем продвинуться дальше в мирном процессе.

- Американцы нанесли разрушительный удар по правящей партии Ирака. Почему мы не можем предпринять подобные меры по отношению к Арафату и Организации освобождения Палестины? Почему мы не можем ликвидировать остатки террористического режима и дать возможность высказаться палестинцам, которые действительно хотят жить в мире и свободе? Неужели палестинцы не имеют на это права, разве не будет лучше для них, если они будут жить при другом режиме?
- Мы сделали это несколько иначе. Мы провели операция "Защитная стена". Мы подорвали силы террористов, объявили Арафата вне закона. Я думаю, что тогда нам надо было депортировать его из страны.

- Почему же мы не делаем этого сейчас?
- Потому что сейчас, мы и палестинцы являемся участниками мирного процесса.

- Означает ли это, что он вновь стал законным лидером?
- Нет. Но изгнание Арафата может показаться провокацией. Его нужно было депортировать полтора года назад. Но если мы сделаем это сейчас, это может повернуть мирный процесс в направлении, в котором мы не хотим двигаться. Если мы увидим, что Абу Мазен проводит работу по ликвидации террористической инфраструктуры, а Арафат является главной преградой на этом пути, возможно, нам придется подумать, какие меры можно предпринять в отношении него.



jpost

Перевод Натальи Роор для sem40

  • 12-08-2003, 12:56
  • Просмотров: 346
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Инна Чурикова




    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список