Все новости

13-12-2017, 22:40
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Антисемитизм

Версия для печати


 Евреи по три доллара за штуку


Как демократическая Америка спасала узников гитлеровских концлагерей в годы Холокоста

Восьмого августа нынешнего года в газете The Jerusalem Post была опубликована развернутая рецензия на новую книгу американских историков Дэвида Ваймана и Рафаэля Медоффа, название которой звучит так: "Забег против смерти: Петер Бергсон, Америка и Холокост". Автор критической статьи - Эфраим Зурофф, директор иерусалимского филиала Международного центра Симона Визенталя по розыску нацистских преступников. В рецензируемой им книге рассказывается о драматическом жизненном пути и общественной деятельности Гиллеля Кука - одного из соратников Владимира (Зеэва) Жаботинского, который вместе с ним прибыл в Соединенные Штаты в начале 1940 года, чтобы создать в этой стране необходимую инфраструктуру для спасения европейского еврейства от надвигающегося Холокоста. После того, как шестидесятилетний Жаботинский скоропостижно скончался через полгода после прибытия в "Новый Свет", молодой Гиллель, принявший в Америке псевдоним Питер Бергсон, фактически возглавил в Соединенных Штатах борьбу за избавление европейских евреев от смертельной опасности.

"Забег против смерти" - далеко не первая книга, посвященная весьма сомнительной роли американского правительства и лично президента Рузвельта в годы Холокоста. Один из ее авторов - Дэвид Вайман - занимается темой "Америка и Холокост" уже не один десяток лет. В 1984 году в Нью-Йорке было опубликовано его скандальное исследование "Евреи, брошенные на произвол судьбы", в котором ярко раскрыта более чем странная позиция военно-политического руководства США по отношению к европейскому еврейству в самый трагический период его истории. Особенно впечатляют главы, посвященные событиям поздней весны и начала лета 1944 года, когда факты массового истребления гитлеровцами евреев Старого Света уже ни у кого на Западе не вызывали сомнений. К тому времени американцы и англичане заканчивали последние приготовления к открытию "второго фронта" в Нормандии, а их самолеты, находившиеся на аэродромах освобожденной еще год назад южной Италии, без труда достигали любой точки оккупированной гитлеровцами Европы. Вот что пишет об этом Дэвид Вайман в книге "Евреи, брошенные на произвол судьбы":

"В мае 1944 года американские военно-воздушные силы, базирующиеся в южной Италии с декабря 1943 года, добились полного господства в воздухе и возможности бомбить промышленные районы государств гитлеровской "оси" в Центральной и Восточной Европе. Теперь они могли без труда бомбить Аушвиц, находящийся в юго-западной Польше. Железнодорожные пути, ведущие из Венгрии в Аушвиц, также находились в зоне действия американских бомбардировщиков...

В середине мая началась депортация евреев из Венгрии. Руководители евреев Будапешта обратились с призывом к союзникам разбомбить железнодорожные пути, ведущие в Польшу... Этот документ через еврейское подполье Братиславы пришел 17 мая телеграфной шифровкой к Ицхаку Штернбруху, представителю "Комитета спасения" в Швейцарии".

Здесь надо сделать небольшое отступление и пояснить, что создание "Комитета спасения" с центром в Нью-Йорке и несколькими филиалами в нейтральных странах Европы было одним из результатов неутомимой деятельности Питера Бергсона и его товарищей. Уже в декабре 1941 года Бергсон создал в США "Комитет по созданию еврейской армии для лиц без гражданства и евреев Палестины". В июле 1943 года он был преобразован в "Чрезвычайный комитет по спасению еврейского народа в Европе" (английская аббревиатура ЭКТСТИПО), или в просторечии - "Комитет по спасению".

Активность еврейского "Комитета по спасению" вызвала, естественно, резкое недовольство вашингтонского политического истеблишмента и, к сожалению, не только его. Как подчеркивает Эфраим Зурофф в своей статье в The Jerusalem Post, Питер Бергсон "с самого начала своей деятельности встретил ожесточенное противодействие американской еврейской общины". Дело в том, что далеко не всем американским евреям пришлось по душе оказанное Бергсоном и его товарищами давление на Белый Дом с целью создания особых еврейских воинских подразделений, которые должны были с оружием в руках спасать своих братьев и сестер в оккупированной нацистами Европе.

Требование Бергсона о создании еврейской армии находилось в явном противоречии и с уклончивой позицией спонсируемого властями США так называемого "Американского Еврейского Комитета". Президент Комитета - убежденный антисионист Джозеф Проскауэр - всецело поддерживал позицию президента Рузвельта, явно не торопившегося вводить войска в Европу или принимать какие-либо другие меры для спасения уничтожаемого еврейского населения Старого Света. В своей книге "Испытания и ошибки", опубликованной в 1949 году, первый президент Государства Израиль Хаим Вейцман пишет о том тягостном впечатлении, которое не покидало его во время посещения Соединенных Штатов незадолго до вступления этой страны во Вторую мировую войну:

"Это был сущий кошмар, - писал Вейцман, - тем более ужасный, что приходилось молчать. Говорить об опасности, в которой находились европейские евреи, на публике, означало "вести пропаганду".

Положение не изменилось к лучшему и после того, как в декабре 1941 года Соединенные Штаты все же вступили в войну, а сведения о массовом истреблении европейского еврейства обрели многочисленные фактические подтверждения. Равнодушие страны, считавшей себя "оплотом мировой демократии", к величайшей гуманитарной трагедии всех времен и народов приводило обычно спокойного и уравновешенного Вейцмана на грань полного отчаяния. Он сумел отчасти выразить свои эмоции, выступая перед большой группой евреев, собравшихся в нью-йоркском зале "Мэдисон-Сквер-Гарден" первого мая 1943 года:

"Когда историк в будущем соберет мрачные хроники наших дней, то две вещи покажутся ему невероятными: во-первых, само преступление, а во-вторых, реакция мира на это преступление... Он не сможет понять, почему у всего мира не пробудилась совесть. И труднее всего ему будет понять, почему свободные нации, воюющие против организованного варварства, нуждались в постоянных просьбах и напоминаниях о необходимости предоставить убежище первой главной жертве этого варварства. Уже уничтожено два миллиона евреев. Мир больше не в состоянии делать вид, будто эти отвратительные факты неизвестны или неподтверждены".

На цифру, приведенную Вейцманом: два миллиона уничтоженных евреев, опирался и Бергсон в своей пропагандистской кампании, развернутой в Америке. Почти все американцы считали тогда эту цифру чудовищно завышенной. На самом деле к лету 1943 года только в Польше было уничтожено около трех миллионов евреев... Впрочем, президент Всемирной сионистской организации и будущий первый президент Государства Израиль даже в этой ситуации предпочитал действовать дипломатическими методами. Бергсон и его друзья шли другим путем. И постепенно их энергичные способы борьбы находили все большее понимание среди простых американцев еврейского происхождения. Вот что пишет об этом историк и публицист Уолтер Лакер в книге "История сионизма":

"В еврейских кругах нарастала злость на безразличие мира, игнорирующего Холокост. Все больший гнев вызывали и еврейские лидеры, которые не желали открыто выражать свой протест против этого безразличия - по-видимому, из опасения, что их заподозрят в недостатке американского патриотизма. Этими настроениями воспользовался молодой палестинский лидер сионистов-ревизионистов Питер Бергсон (Гиллель Кук), нашедший ценного союзника в лице Бена Хечта - популярного драматурга и голливудского деятеля, у которого были связи на Бродвее, в Голливуде и на Медисон-авеню... Они добились поддержки со стороны военного и военно-морского министров, верховного судьи и многих конгрессменов. Они вывесили гигантские плакаты с лозунгами: "Мы никогда не умрем - памяти двух миллионов евреев, погибших в Европе" и вообще подняли много шума".

Усилия Бергсона и его товарищей были не напрасны. Подобно тому, как декабристы разбудили Герцена, Бергсону удалось "достучаться" до политико-экономической верхушки американского еврейства, включая его неформального лидера, министра финансов и личного друга Рузвельта - Генри Моргентау. Именно под нажимом Моргентау президент США все-таки объявил в январе 1944 года о создании "Комитета по делам беженцев", хотя при этом он наотрез отказался от прибавления к слову "беженцы" прилагательного "еврейские". Как выяснилось, это не было случайностью...

Когда в мае-июне 1944 года появилась реальная возможность спасти полмиллиона евреев Венгрии, президент великих и демократических Соединенных Штатов Америки сделал все для того, чтобы этого не произошло. И здесь самое время вернуться к уже упоминавшейся нами шифровке, полученной представителем еврейского "Комитета по спасению" Ицхаком Штернбухом в Швейцарии, шифровке с призывом разбомбить железнодорожные пути, ведущие в Освенцим. К сожалению, этот важнейший документ ожидала печальная судьба. Вот как описывает процесс весьма красноречивой американской волокиты историк Дэвид Вайман:

"Штернбух передал материал военному атташе американской делегации в Берне с просьбой переслать документы в США по дипломатическим каналам. К концу недели из Братиславы прибыла подобная шифровке телеграмма, которая также была передана военному атташе для пересылки в Нью-Йорк. Просьбы и призывы продолжали поступать, и Штернбух передавал их американской делегации. Но вот прошло уже 22 июня, а из Нью-Йорка не поступило никакого подтверждения о получении посланного материала. По неизвестным причинам материалы были задержаны в Берне или Вашингтоне". К этому остается добавить, что к концу июня большая часть евреев Венгрии уже была переправлена в Освенцим...

Тем не менее, значительная часть еврейского населения этой страны и, прежде всего, ее столицы - Будапешта - еще находилась в своих домах или венгерских трудовых лагерях, ожидая своей судьбы. В начале июля 1944 года наступил перерыв в процессе депортации евреев Венгрии и примыкавших к ней районов Словакии в лагеря уничтожения. Связано это было с тем, что в это время, по меньшей мере, по двум каналам представители еврейских организаций Европы сумели навязать немцам переговоры о спасении своих соплеменников. Первое направление было связано с сионистской организацией Венгрии, лидеры которой - Израиль Кастнер и Йоэль Бранд - безуспешно пытались получить одобрение западных "союзников" на сделку, вошедшую в историю под названием "евреи в обмен на грузовики". Как известно, гитлеровцы соглашались не депортировать приблизительно сто тысяч венгерских евреев в Освенцим в обмен на десять тысяч грузовиков. Но эта цена - один грузовик за десять евреев - кому-то в Америке показалась чрезмерной...

Второе направление представлял раввин Михаэль-Дов Вайсмандель, уроженец венгерского города Дебрецен, руководитель иешивы в словацком городе Нитра. Летом 1944 года ему удалось собрать около 50 тысяч долларов и передать их одному из руководителей эсэсовских палачей в Словакии Дитеру Вислицени. Это позволило приостановить высылку нескольких тысяч местных евреев в лагеря уничтожения приблизительно на четыре месяца. За это время Вайсмандель пытался договориться с американским военным командованием о бомбардировке железнодорожных путей ведущих в Освенцим. Полученная от него информация вместе со сведениями из Будапешта легла в основу телеграмм и шифровок, нелегально отправлявшихся в Швейцарию из столицы Словакии - Братиславы. Как на них реагировали представители командования стран антигитлеровской коалиции и их вожди, мы уже писали...

В октябре 1944 года депортации евреев Венгрии и Словакии в Освенцим возобновились. В один из таких "транспортов" попал и рав Вайсмандель с семьей. О том, что было дальше, написал один из учеников Вайсманделя рав Эзриэль Таубер в книге "Тьма перед рассветом" (Иерусалим, 1996): "Уже посаженный в вагон для перевозки скота, обреченный на неминуемую смерть, он умудрился, используя стальную проволоку, сломать железную решетку на маленьком окне и выпрыгнуть на полном ходу... Рав Вайсмандель бежал, не просто спасая свою жизнь. Он хотел разоблачить перед всем миром зверства нацистов, надеясь, что рельсы, по которым составы везут обреченных в лагеря смерти, разбомбят... Он рассылал письма во все концы мира, пытаясь воздействовать на общественное мнение разными способами, но мир хранил молчание".

Перенесенные физические и моральные потрясения подорвали здоровье Вайсманделя. Он скончался в Америке в 1956 году в возрасте 53 лет. Через четыре года после смерти рава были опубликованы его мемуары под названием "Мин ха-мейцар" ("Из ущелья"), где подробно описывается реакция просвещенной Европы и заокеанской сверхдержавы на все попытки спасения евреев. Пожалуй, один из самых ярких отрывков книги посвящен так называемому "плану Европа". Оказывается, осенью 1942 года Вайсманделю удалось договориться с представителями гитлеровского руководства о спасении миллиона европейских евреев за сумму в два-три миллиона долларов.

Согласно данным, которые содержатся в книге профессора Иерусалимского университета Иегуды Бауэра "Евреи на продажу" (1994), сделка была лично одобрена Адольфом Гитлером. Главными ее противниками были проживавший в Берлине иерусалимский муфтий Хадж-Амин аль-Хусейни и ...президент Рузвельт! В конце концов, несмотря на титанические усилия Вайсманделя и его товарищей, "план Европа" так и не был осуществлен. Даже цена в два-три доллара за каждого еврея для "свободного Запада" показалась слишком высокой. Нацистское руководство сделало из всего происходящего единственно возможный вывод: "свободному" Западу на евреев наплевать. В достаточно деликатной форме эту мысль высказал американский историк Йосеф Телушкин в хорошо известной русскоязычному читателю книге "Еврейский мир":

"Гитлер полагал, что союзники не бомбили ни Освенцим, ни железнодорожные пути, ведущие к этому лагерю смерти, потому что в глубине души они не стремились предотвратить убийство евреев. К сожалению, убеждение Гитлера не было абсолютно беспочвенным... Нельзя отрицать того, что союзническое руководство фактически безразлично относилось к судьбе евреев в оккупированной гитлеровцами Европе... Опросы общественного мнения свидетельствовали, что большинство американцев были против доступа в страну значительного количества еврейских беженцев".

...Сегодня, когда дружественное американское руководство загоняет нас в одну ловушку за другой, развешивая над ними нейтральные, вроде бы, названия, типа "Кэмп-Дэвид", "Осло" или "Дорожная карта", самые продвинутые израильские обыватели в качестве последней соломинки изобрели для себя успокоительную сказку о том, что "в случае чего" Америка нас спасет, и даже в самом жутком варианте угрозы тотального истребления дядюшка Сэм широко откроет двери перед еврейскими беженцами. Не надейтесь, господа! Спасти себя мы можем только сами и с помощью Вс-вышнего, единственного "фигуранта" мировой истории и политики, никогда не ставившего под сомнение наши права на Страну Израиля. И мы, евреи, просто обязаны сделать это. Если мы действительно стоим немного больше, чем три доллара за экземпляр...



Александр Риман, "Вести", Хроники Иерусалима

Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.


Наш архив