Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Десять лет спустя Осло - что изменилось?

По всем внешним признакам ословский мирный процесс пошел прахом. Десять лет спустя после того, как израильтяне и палестинцы удивили весь мир, подписав знаменитые соглашения, стороны опять вовлечены в вооруженное противостояние, снова поднимаются самые фундаментальные вопросы взаимного признания и прав на существование. Если говорить о разрешении конфликта, ситуация скорее напоминает предословскую.

Фактически же сегодняшняя обстановка разительно отличается от той, что имела место десять лет назад. Значительные политические и геополитические изменения, произошедшие после Осло, да и сам мирный процесс, повлияли на мышление обеих сторон.

В Израиле необратимо разрушены табу, касающиеся возможности существования палестинского государства, в то время как палестинцы все чаще задаются вопросом об эффективности террористических методов борьбы. Возможно, главным является то, что региональная и международная политика многих стран, похоже, изменилась в пользу Израиля.

В Израиле превратности ословского процесса повлияли на политическое мышление как правых, так и левых. Мирный процесс лишил правых мечты о "Великом Израиле", его крах подорвал надежды левых на идиллическое сосуществование двух государств "нового Ближнего Востока".

До Осло и представить себе нельзя было премьер-министра из "Ликуда", согласного на создание палестинского государства. А ведь когда соглашения уже были подписаны, Ицхак Рабин и Шимон Перес боялись заговорить о независимой Палестине из страха вызвать всенародный протест.

Сейчас, 10 лет спустя, свыше 60 процентов израильтян, включая премьер-мниистра Ариэля Шарона, поддерживают решение, предусматривающее создание палестинского государства.

Провал ословского процесса заставил Израиль сделать два вывода: если будут подписываться новые соглашения, то для гарантии их выполнения необходим мониторинг третьей стороны; если же надежного партнера по мирному процессу найдено не будет, Израилю следует подумать об одностороннем отделении от палестинцев.

Последний из принятых планов мирного урегулирования конфликта, "Дорожная карта", предусматривает участие третьей стороны. Если же и он не принесет ожидаемого результата, в Израиле наверняка возрастет число призывов к отделению в одностороннем порядке.

Динамика развития ословских процессов сделала очевидными для многих израильтян преимущества решения, предусматривающего создание двух отдельных государств, а также заставила обратить внимание на демографические опасности, которыми чревато нынешнее статус-кво. Даже такие закоренелые сторонники правых идей, как бывший министр стратегического планирования Дан Меридор, ныне пользуются классическим аргументом партии Труда: "если Израиль хочет остаться еврейским демократическим государством, ему нужно отделиться от палестинцев, пока они не стали подавляющим числом населения, проживающего на территории между рекой Иордан и средиземным морем".

Хотя Шарон и не использует термины из области демографии, понятно, что именно беспокоит его, когда он говорит о том, что Израиль не может управлять тремя миллионами палестинцев и призывает положить конец "оккупации".

Что касается палестинцев, после ословских соглашений они приняли на вооружение две противоречащие друг другу стратегии - они либо пытаются вынудить Израиль пойти на уступки путем террора, либо используют симпатию, которые некоторые страны испытывают к "угнетаемому народу" для оказания давления на Израиль извне.

Ободренный выводом израильских войск из Ливана в мае 2000 года и, как ему казалось, укреплением режима Саддама Хусейна в Ираке, председатель Палестинской автономии сделал окончательный выбор в пользу террора.

Но эта стратегия не оправдала себя. Ни одна арабская страна не присоединилась к ПА в ее борьбе, международное сообщество не стало вмешиваться, а Израиль не пошел на уступки. Результат был обратным - Арафат теряет поддержку своих немногочисленных сторонников, а палестинская экономика терпит крах.

Кроме того, после терактов 11 сентября в Америке, палестинский терроризм стал ассоциироваться с терроризмом международным и Израиль получил беспрецедентную свободу действий в отношении террористов. Шарон получил возможность вновь занять города на Западном берегу и осуществлять ликвидацию лидеров террористических группировок при минимальном протесте со стороны оппонентов.

Изменения в региональной политике соседних стран также ослабили позицию палестинцев. Наиболее значительным представляется устранение угрозы возникновения мощного "Восточного фронта", в который могли войти Ирак, Сирия и Иордания. Уже год спустя после Осло Иордания подписала мирный договор с Израилем, а свержение Хусейна в Ираке одновременно лишило возможности активных действий Сирию - сейчас ее окружают американские или проамериканские войска в Ираке, Турции, Иордании и Израиле.

В остальном события развивались также в пользу Израиля. Близкие отношения с Турцией, начавшиеся еще в предословское время, пережили интифаду; контроль, который США обрели над нефтяными полями Ирака, означает потерю значимости нефтяной карты, всегда имевшейся в рукаве арабских лидеров; растущая слабость Лиги Арабских государств отражает упадок чувства единой этнической идентичности, свойственный арабским народам. В отношении палестинцев это выглядело как все большая изолированность от своих "арабских братьев".

В итоге палестинцам пришлось искать поддержки у Ирана. В январе 2002 года Изриаль перехватил "Карин А", судно, доставлявшее в Палестинскую автономию оружие из Ирана. По данным израильской разведки, ХАМАС получает деньги и оружие от "Иранской революционной гвардии", размещающейся в Ливане.

Интересно, что через десять лет после заключения ословских соглашений, наибольшую стратегическую угрозу Израилю представляет неарабская страна - Иран, занявшаяся спонсированием палестинского террора и имеющая собственную программу ядерного оружия, с ракетами, которые способны достичь Израиля.

Для Израиля исход войны в Ираке имеет решающее значение. Если, со временем, победа американских войск не будет вызывать ни у кого сомнений, это будет означать поражение для всех радикальных сил на Ближнем Востоке. Но если США не выйдет из этой войны победителем, Израиль может оказаться лицом к лицу с экстремистами всего региона.

В любом случае ясно следующее: стратегический альянс Израиля с США стал намного крепче благодаря ословскому процессу - процессу, в котором американцы сначала не приняли должного участия.



Лесли Сассер, JTA
Перевод К. Тищенко, Sem40.Ru

  • 9-09-2003, 09:08
  • Просмотров: 334
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список