Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

: Истерика ничего не решает

Фрагменты интервью Григория Явлинского "Эху Москвы". Ведущий Матвей Ганапольский.

- Сегодня у нас в студии – Григорий Явлинский, лидер партии "Яблоко". Начнем с горячей темы - с Ходорковского. Хочу, чтобы вы объяснили мне, почему это привело к такой реакции? Существует, на ваш взгляд, сейчас преувеличенная истерия, кто-то на этом наживается?
- Что касается истерик – они действительно ни к чему, они делу не помогут, в этом смысле можно согласиться – истерика ничего не решает. Почему вызвало такую реакцию? Потому что все-таки Ходорковский не убийца, не насильник и не является человеком общественно опасным. Кроме того, преступления, если они действительно были совершены, были совершены 6-7 лет назад и по экономическим мотивам – то есть было достаточно отобрать у него подписку о невыезде и вести следствие. В том случае, если бы следствие доказало его вину, дальше уже в открытом зале судебных заседаний, если бы суд принял решение, то и оставить его там, - если бы такое решение было принято.

- А помните, Генпрокуратура с Платоном Лебедевым заявила, что поскольку у него много банковских карточек и он может воспользоваться частным самолетом компании, то невозможно гарантировать, что он будет в стране. А если Ходорковский убежит?
- Вот тут как раз и есть абсолютно неадекватно преувеличенные меры. Насколько я понимаю, Ходорковский не собирался ни в коей степени убежать или куда-то скрыться. Он много раз уезжал, возвращался, кроме того, здесь находится его компания, здесь активы компании – это не иголка в стогу сена, ему невозможно убежать. Это не какой-то мелкий воришка, который что-то украл в супермаркете, и убежал на автобус.

- Березовский тоже не мелкий воришка, но, тем не менее, приехал в Лондон, сказал, что это политическое преследование. Ходорковский может приехать в тот же Лондон, сказать – вот я выступил с некоторыми политическими инициативами, Путину это не понравилось, и теперь у меня неприятности.
- Я не ожидаю таких действий, и в принципе считаю (и мои коллеги считают), что по экономическим преступлениям, если они не связаны с нанесением ущерба здоровью или с преступлениями против личности, похищениями, шантажом, - в этом случае по экономическим преступлениям можно вполне вести расследование без взятия под стражу. Когда это делается вот так демонстративно, такими избыточными репрессивными действиями, то это пугает людей, отсюда и истерические настроения.

- А вот наши радиослушатели говорят, что пугается тот, у кого рыльце в пуху.
- Пугаются люди разные. Дело в том, что то, что произошло с Ходорковским - и об этом мне бы хотелось сказать - это просто очень яркая картина, яркое событие. Он человек очень известный, долгое время вокруг компании ЮКОС, четвертой по величине компании в мире, нагнетались страсти, и это было красочно. Но ведь очень многие аналогичные события происходят с людьми, просто никому не известными – это тысячи людей, с которыми происходит такой же произвол: их хватают, сажают. Такие акции репрессивного свойства, очевидного произвола, случаются с очень многими людьми, обычными. И вот такая избыточность, репрессивность, если хотите, щегольство тем, что мы можем так круто обойтись с кем угодно – конечно, вызывает очень большую тревогу.

- Хорошо, начнем с президента – Путин отклонил просьбу Российского союза промышленников и предпринимателей о срочной встрече. И ведь абсолютно прав президент – как бы ни повернулась эта встреча – они бы сели друг напротив друга, и что? Мне кажется, что это сильный ход, президент показывает, что судебная власть у нас абсолютно независима, и никто не может его заставить на нее давить. Потому что если он это сделает один раз, то тогда придется и другой раз это делать, и начнется то, что наш президент не любит – телефонное право.
- Что касается торговли, то я здесь могу согласиться – это действительно, как говорилось в нашей литературе, не предмет торга. Вопрос гораздо более серьезный. Что же касается встреч – на мой взгляд, встречаться нужно всегда, диалог нужно вести всегда, его нужно вести открыто.

- А какой смысл диалога? Критики этой встречи говорят, что она была бы бессмысленна, потому что те, кто придут, будут просить только воздействовать на суд.
- Если РСПП заранее сказали, что будут просить его только воздействовать на суд – то, может быть, он принимал решение, исходя из этого. Но было еще и обращение политиков, я обращался с тем, чтобы была соответствующая встреча. И смысл встречи другой - о двух вещах. Во-первых, о том, что можно изменить меру пресечения Ходорковсккому – для этого не нужно давить на суд.

- А кто должен изменить – президент, или все-таки суд?
- Позиция, которую я считаю правильной, – это изменение меры пресечения. Но, кроме того, содержательно я считал бы правильным сказать о том, что репрессивные меры для решения проблемы созданной в стране олигархической системы, или экономических преступлений середины 90-х гг., в силу их характера, в силу того, что происходило в середине 90-х гг., особенностей приватизации того времени, экономической системы, которая возникла на этом очень зыбком фундаменте – все это составляет такой предмет, который, с одной стороны, чрезвычайно важно демонтировать – т.е. изменить систему отношений, которые тогда сложились, когда происходили все эти процессы, а с другой стороны, очень твердо заявить, что репрессивные меры эту проблему не решают. Вы можете посадить сейчас 30 олигархов в тюрьму - от этого ничего не изменится. Вместо фамилии Ходорковский будет фамилия Петров или Сидоров, но от этого ничего меняться не будет. Есть содержательные вопросы, которые должны быть урегулированы не на основе личной договоренности олигарха или всех олигархов с президентом. Есть вопросы, которые требуют общественного решения, публичного и открытого. А это значит - принятие специального пакета законов относительно того, что произошло в середине 90-х гг., в период приватизации, как легитимизировать те сделки, которые тогда были, как решить вопрос о налогах, которые не были заплачены правильно в то смутное время.

- По всей видимости, решение принято, и арест Ходорковского и обвинение его в миллиардном ущербе и есть ответ на ваш вопрос.
- Это индивидуальное решение. Такой путь не решит проблемы.

- Так может это цель?
- Такой цели быть не может, потому что эта цель означает разрушение всех общественных институтов и создание системы дестабилизации – специально… То, что нужно было бы сделать в этом случае, – чтобы президент внес в думу закон относительно того, какие поправки в уголовный кодекс должны быть внесены в отношении экономических нарушений, экономических преступлений, в которых нет убийств, нет насилия над личностью, нет шантажа, нет исчезновения людей, чтобы эти преступления рассматривались под подписку о невыезде и людей не нужно сажать под стражу. Тогда не встанет такой вопрос – нужно звонить президенту, или не нужно звонить. И вот о чем действительно нужно беседовать с президентом – чтобы он вносил эти законы, или, по крайней мере, правительство поддерживало такие законы, когда они, например, нами вносятся. Это серьезное фундаментальное решение по демонтажу той системы бандитского капитализма, которая была создана в 90-х гг.

- Помилуйте, Григорий Алексеевич, - вы себе представляете, что Путин и его правительство рискнут принять некие поправки легитимизации той системы приватизации, то есть легитимизации Ходорковского, Потанина и прочих богатых людей? Народ же хочет крови богатых.
- Я полагаю, что наш президент обладает достаточной убедительностью для своих избирателей, которых большинство в стране для того, чтобы разъяснить им позицию. На самом деле путь решения этой проблемы лежит именно в этом русле, в принятии вот таких решений, и в конечном счете, безусловно, они пойдут на благо всем гражданам. Приведу вам пример – была история с НТВ. Ну, изгнали владельца НТВ Гусинского, отобрали у него НТВ - и что, пенсии повысились? Лучше гражданам стало от этого жить? Нет. Произошло только одно – исчезло независимое телевидение, вот и все. А принятие антимонопольных законов и блока законов, связанных с ограничением влияния на политику и разделение власти и бизнеса, создание системы, в которой предпринимательство может осуществляться не только через власть, но и независимо от нее, означает что? Означает, по существу, ограничение сверхдоходов, ограничение сверхприбылей, создание более справедливых распределительных отношений в стране - вот ведь в чем дело.

- Ходят непроверенные и ужасные слухи, что это просто такой административный передел собственности, что чиновники, придя сейчас к власти, понимая, что зарплаты у них невысокие, подношения, которые им делают, не самые крутые и что впоследствии все равно придется уйти, а у всяких ходорковских все это дело останется, и что допустить это дело невозможно. Действительно, абсурд – я в правительстве буду потеть и придумывать законы, чтобы этому человеку по фамилии Ходорковский, самому богатому человеку в России, жилось хорошо. Да пусть он поделится. Что вы по этому поводу думаете?
- Еще раз поделюсь своей мыслью – замена одной фамилии на другую ничего не меняет по существу. От этого не происходит ни экономический рост, не решаются проблемы нищеты. В силу разных причин в России создан периферийный капитализм, периферийного неразвитого вида. Или его иногда называют бандитским капитализмом – это действительно очень реакционная система, она действительно тормозит наше развитие, она действительно нас оставляет на обочине, не решает проблему сырьевой направленности страны, нищеты, бедности, создание конкурентных рынков, конкурентных отраслей производства - вот чем нужно заниматься. А переделка и перераспределение внутри одной корпорации – вопрос, откровенно говоря, для меня, например, и для абсолютного большинства граждан не представляет никакого интереса. Это представляет интерес для узкой группы лиц, кому что досталось, и нельзя ли это опять еще раз переделить. Для страны, для ее будущего представляет интерес, какое общество здесь будет создано – будет ли здесь уважение к собственности, к гражданину, человеку, к нашей истории, культуре. Будут ли здесь защищаться права человека, будет ли здесь свободная экономическая конкуренция, можно ли будет здесь заниматься предпринимательством, работать на лучших предприятиях в мире.

- Но что все-таки это означает? Это означает, что началось вообще "мочение", что шерстить будут всех? Некоторые говорят, что это возвращение каких-то элементов сталинизма.
- Ну что же – это шаг, демонстрирующий создание в России полицейского государства. Создание полицейского государства... попытка создания, и представление о том, что полицейское государство – это чиновничье государство, где все решают чиновники, - это не изменение той системы, о которой я только что говорил, а ее самое уродливое воплощение.

"Эхо Москвы"

  • 30-10-2003, 10:08
  • Просмотров: 819
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Инна Чурикова




    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список