Все новости

Сегодня, 09:03
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Интервью

Версия для печати

 Татьяна Кузовлева: Мне, русской, стыдно за антисемитов

У Маяковского есть стихотворение "Разговор с фининспектором о поэзии"... Татьяна Кузовлева – известный российский поэт, и говорили мы с ней и о финансах, и о поэзии, и о политике – словом, обо всем понемногу...

- Таня, вы окончили Литературный институт или другое высшее учебное заведение? Когда и где впервые были напечатаны ваши стихи? Помните тот день, свои ощущения?
- Замечательная Фаина Раневская как-то заметила, что высшее образование без "низшего" - беда. Мне повезло с "низшим" благодаря двум людям - отцу, который, несмотря на свой технический склад, прекрасно знал историю, архитектуру, музыку, живопись (что характерно для "бывших"), и соседке по коммунальной квартире - ее я считаю своей второй матерью - тоже из "бывших", отдавшей мне в первые десять лет моей жизни столько доброты и любви, что я и поныне живу её светом. А что касается высшего, то я училась в Московском государственном педагогическом институте (истфак). А уже будучи членом Союза писателей, окончила Высшие литературные курсы. С Литературным институтом отношения у меня не сложились: на экзамене по советской литературе меня "завалил" некто Пухов - за то, что я неправильно назвала цвет обложки(!) книги поэм советского классика Василия Федорова, - впоследствии откровенно признавался, что из-за темных волос принял меня за еврейку. Никогда не жалела о непоступлении туда.
Первые мои стихи были опубликованы в "Комсомольской правде", в начале шестидесятых, благодаря Евгении Самойловне Ласкиной (матери Алексея Симонова), заведовавшей тогда отделом литературы в "Комсомолке". В тот день с рассвета я топталась у газетного киоска, скупила охапку газет. Потом позвонили из редакции: оказалось, что за это еще и деньги платят. Была потрясена.
Первым "живым" поэтом, принявшим участие в моей судьбе, был Михаил Аркадьевич Светлов. Одно из важных тогда для меня стихотворений, "Мастер", посвящено ему. Где-то сохранилась даже страница "Литературной газеты" тех лет, где в рубрике "Мастера учат..." (кажется, так) был помещен снимок, сделанный известным фотографом Михаилом Трахманом: рядом с сидящим за письменным столом Светловым робко маячит мой силуэт...

- Выходит ли сегодня газета "Московский литератор"? Какие у вас отношения с ее редакцией?
- Выходит. Ну какие могут быть отношения с явно шовинистской газетой, изданием Московского отделения Союза писателей России, кроме брезгливого и протестного, если в ней печатаются, например, такие стихи:
ВОЗМЕЗДИЕ
(11 сентября 2001 г.) >С каким животным иудейским страхом
с экранов тараторили они!
Америка, поставленная раком, -
единственная радость в эти дни.
И не хочу жалеть я этих янки.
В них нет к другим сочувствия
ни в ком.
И сам я мог бы, даже не по пьянке,
направить самолет на Белый дом...
Римма Казакова отправила по этому поводу в "ЛГ" резкую реплику, которая однако так и не была напечатана...
Или строки о Сталине: "Вождь, порожденный Космосом/Господом нам ниспосланный, /Верил по-православному /В новый советский завет..."
Какие бы, например, у вас, Владимир, были отношения с такой газетой?..

- Расскажите, пожалуйста, о движении "Христиане России - в поддержку Израиля". В чем главный смысл его деятельности?
- Сначала краткая история вопроса о христианской поддержке народа Израиля вообще. Первопроходцами тут оказались протестанты, увидевшие в восстановлении Израиля исполнение пророчеств о Втором пришествие Спасителя. 23 года назад они организовали "Международное христианское посольство" и с тех пор ежегодно приезжают на Праздник Кущей, чтобы совершить паломничество на Святую землю, принять участие в "круглом столе" и праздничном шествии и таким образом выразить христианскую любовь к библейскому народу, который, как сказано в Священном писании, "весь спасется".
В этом году в Иерусалим приехало пять тысяч христиан из 65 стран мира, среди которых оказалось более тридцати россиян. Наше паломничество на Святую землю стало возможным благодаря инициативе Благотворительного фонда Михаила Черного, образованного после теракта в дискотеке "Дольфи" 1 июня 2001 года, в результате которого погибло и было покалечено несколько десятков детей русских евреев.
Пока еще рано говорить о российском христианском движении или обществе в поддержку Израиля как о сформировавшейся и четко структурированной организации. Всё только зарождается. Однако, насколько мне известно, существует разработанная в рамках Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ, возглавляемого Сергеем Филатовым, и такая программа: "Россия - Израиль: диалог двух культур", к осуществлению которой могли бы подключиться и Союз писателей Москвы, и выразивший такое желание Музей Рерихов.
Израиль обещал моральную поддержку этому начинанию. Остается ни много ни мало - найти финансирование, без которого даже при наличии энтузиастов работа может уйти в песок.
Мне видится смысл такого движения в формировании общественного мнения о народе Израиля как о самоотверженном труженике, каждодневно рискующем своими детьми во имя поддержания мира; в категорическом осуждении терроризма, представляющего главную угрозу цивилизации. К народу Израиля я отношу и евреев, и арабов, которые связывают жизнь и будущее своих детей с мирным процветающим Израилем. Мне бы хотелось надеяться и на то, что поддержка Израиля христианами поможет многим средствам массовой информации рассказывать людям не только о взрывах в этой стране, но и более объемно и заинтересованно - о достижениях ее науки, культуры, литературы, искусства...

- Внутри Православной Церкви тоже, кажется, есть движение в поддержку Израиля?
- Я знаю лишь о личных инициативах некоторых православных священников. Но мне кажется, акции вроде той, в которой я принимала участие, могут умножить их число.

- Возможен ли в России всплеск антисемитизма?
- Кто даст гарантию, что нет? Это уродство проявляется независимо от образования, уровня жизни, гражданства, вероисповедания и государственного строя. Оно нередко предмет разного рода спекуляций, особенно политических. И всегда кем-то направляется. Общаясь с его волонтёрами, я, русская, чувствую себя неуютно. Отношу себя к космополитам, несмотря на родовую мету России в сердце и на то, что слово это было грубо скомпрометировано в нашей стране в конце сороковых . Определение "интернационалист" такого созвучия во мне не находит почему-то.
Кстати, в первых трех номерах "Кольца А" мы повторили анкету, составленную в начале Первой мировой войны Леонидом Андреевым, Максимом Горьким и Федором Сологубом (тогда эта анкета оказалась в охранке после обыска в журнале "Отечество"), - о причинах возникновения антисемитизма в России, о его влиянии на разные стороны российской жизни, о роли евреев в искусстве, науке, общественно-культурной жизни страны, о возможных мерах противодействия антисемитизму. У нас на вопросы анкеты ответили несколько десятков известных писателей: Михаил Рощин, Валентин Ерашов, Григорий Померанц, Булат Окуджава, Леонид Лиходеев, Владимир Вишневский, Василь Быков, Валентин Оскоцкий, Александр Иванов, многие другие.

- Бывали ли вы в Америке? Ваши впечатления о стране и наших эмигрантах
- Нет, не бывала. Но сказать, что совсем не представляю себе американской жизни, будет неправдой. Всё-таки информация кое-какая существует... Смешно, наверное, но мои бывшие соотечественники (эмигранты в первом поколении) кажутся мне в Америке незащищенными. Боязно мне за всех вас, ребята. А защитить-то я вас и не могу! Самое главное, что вам это и не надо. Не исключаю, что вы испытываете нечто похожее к таким, как я. Может, пока живы, мы всегда будем друг за друга тревожиться...

Интервью приведено в значительном сокращении.



Владимир Нузов, "Русский базар"

Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Инна Чурикова