Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

При столкновении с израильской действительностью левые правеют

Еще в детстве, как только я начал задумываться о политических вопросах, я считал себя левым и гордился этим. В студенческие годы моя левизна стремительно прогрессировала: я часто читал друзьям и знакомым лекции о достоинствах государственного здравоохранения и обличал "общество потребления".

Окончив колледж, я поселился в Нью-Йорке, где мои почти социалистические взгляды пришлись ко двору в ультралиберальной еврейской благотворительной организации. Мы собирали средства на такие проекты, как лоббирование законопроекта о привязке минимальной зарплаты к прожиточному минимуму, равные права на образование для меньшинств, проекты по организации взаимопомощи в неблагополучных городских районах. Я страстно верил во все это - и даже в туалете читал не что-нибудь, а либеральные журналы "Мазер Джонс" и "Эдбастерс".

Однако после переезда в Израиль со мной произошла странная метаморфоза: если в Америке я был левее многих левых, то здесь, неожиданно для себя, сместился в сторону ультраправых.

Эвакуация поселений из сектора Газы? Но это же такая же полноправная часть Эрец-Исраэль, как и Тель-Авив!

Отдать Западный Берег во власть террористов? Вы это серьезно? Посмотрите, что сделалось с оружием, которое мы раздали после Осло!

В последнее время я настолько "поправел", что невольно спрашиваю себя, глядя в зеркало:

- А где же твоя неувядающая страсть к левым?

Но вот что любопытно: у меня нет ощущения, что мои политические убеждения действительно изменились. Я по-прежнему разделяю позиции американских либералов по вопросам, которыми занимался в Нью-Йорке. Изменился не столько я, сколько окружающая действительность: в Израиле совершенно иная обстановка, и в этих условиях мой образ мысли попал в иную часть политического спектра.

В чем же разница между двумя странами? Все очень просто. В США левые и правые имеют разногласия по финансовым вопросам: распределение бюджета и все такое. Здесь же, в Израиле, за левых или за правых голосуют, что называется, сердцем. В нынешней ситуации все политические вопросы и дискуссии в Израиле непременно увязаны с действиями армии. Как следует поступать с террористами? Как должны вести себя военные в Иудее, Самарии и Газе? Нужно ли посылать туда 18-летних солдат, поручая вчерашним новобранцам защиту людей, живущих там постоянно? Можно ли эти земли вообще считать Израилем? Действительно ли официальные лидеры палестинцев организуют теракты против гражданского населения - взрывают автобусы с детьми, точно это бронетранспортеры с солдатами? Эти вопросы я принимаю очень близко к сердцу - в отличие от закона о прожиточном минимуме, при всей его важности. Дело в том, что с проблемами, волнующими американских либералов, в своей частной жизни я никогда не сталкивался - так уж вышло, что я вырос в благополучных пригородах Форт-Лодердейла, среди пальм и BMW. Мне никогда не приходилось беспокоиться о том, хватит ли у меня денег на образование или просто на кусок хлеба. Как бы неодобрительно я ни относился к засилью корпораций и сетей быстрого питания, мысли о социальном неравенстве и несправедливости всегда оставались для меня в абстрактной плоскости.

Здесь же политические проблемы касаются меня впрямую - более того, отражаются на моей будничной жизни. Израиль день ото дня борется за существование. А я, будучи жителем Иерусалима и постоянным пассажиром рейсовых автобусов, день ото дня молюсь, чтобы ни я, ни мои друзья, ни мои соотечественники не попадали под перекрестный огонь этих "политических" баталий.

Движимый желанием докопаться до истины - да и простым любопытством - я езжу в места, где границы между левыми и правыми прочерчены четко, - в Газу и Хеврон, в Бейт-Эль, соседствующий с Рамаллой, и Шавей-Шомрон, что под боком у Тулкарма, этого логова террористов. Эти поездки, как и впечатления от обыденной жизни Иерусалима, помогли мне увидеть реальность такой, как она есть, - и заставили сместиться еще дальше к правому краю политического спектра.

Не так давно я посетил Кфар-Даром - поселение в самом сердце сектора Газы. У границы сектора зеленые поля и пастбища резко обрываются. За КПП - совсем иной ландшафт: голые песчаные дюны, неказистые арабские деревни. На глаза постоянно попадаются армейские машины и танки. Наш бронированный автобус въехал в ворота в циклопической бетонной стене, которой окружено поселение. Похоже на настоящую крепость. Но за холодными голыми стенами таится тропический рай, напомнивший мне о моем детстве в Южной Флориде: пальмы, воздух с солоноватым привкусом... Местные жители ведут себя, точно в каком-нибудь безмятежном американском городке, - присматривают за детьми, играющими во дворе, стряпают, выносят мусор. Время от времени издалека доносятся выстрелы, но никто не проявляет беспокойства: даже дети, как ни в чем не бывало, продолжают бороздить улицы на своих велосипедах.

Все, с кем я там встречался, производили впечатление спокойных, беспечных, нормальных людей. Ничуть не похоже на шаблонный образ поселенца - озлобленного ксенофоба-экстремиста. Я ждал разговоров о том, что пора уезжать с этой земли, или о том, что всех арабов надо истребить. Но ничего подобного так и не услышал.

Конечно, я столкнулся с горем и яростью по отношению к террористам, которые регулярно пытаются напасть на поселение и иногда даже добиваются успехов. Но с куда большим интересом местные толковали о празднестве в честь рождения еще одного ребенка, чем о ракетах, попадающих в их дома.

Члены семьи, приехавшей 13 лет назад из Эфиопии, поведали мне, что счастливы обрести свой первый дом на земле Израиля, поскольку им пришлось преодолеть большие финансовые сложности, адаптироваться к иной культуре. За стенами идет война - но внутри их дома царит дух радости и миролюбия, а не злобы и ненависти.

Жертв терроризма в поселении распознать легко. Вот катит по улице одноногий 9-летний мальчик в инвалидной коляске. Три года назад школьный автобус, в котором он ехал, был взорван террористами. Многие дети погибли, другие остались калеками. Вот женщина в инвалидной коляске: когда она и ее муж ехали вечером за продуктами, их автомобиль обстреляли. На днях она родила еще одного ребенка, а ее семья скоро переедет в новый дом, более приспособленный для ее особых нужд.

Глядя на всех этих людей, я изумился, как мог премьер Шарон даже задуматься о плане, который вознаградит усилия всех тех, кто умышленно убивает малышей, едущих на автобусе в школу, или супругов, отправляющихся за продуктами. Я спросил у одной женщины, не беспокоится ли она за своих детей - ведь они живут под прицелом у арабов.

- А в Иерусалиме, где то и дело автобусы взрываются, разве лучше? - спросила она.

Благодаря поездкам я уяснил себе одно: все равно, где находиться - в Газе ли, в Хевроне - или в офисе в Тель-Авиве. Всем израильским евреям объявлена война - просто жители поселений находятся на ее передовой.

Честно говоря, жизнь в Израиле незаметно изменила во мне многое - не только политическую ориентацию. Но мои поступки продиктованы все тем же сердцем.

Я по-прежнему всей душой ратую за справедливость и правду. Видя жалкое существование угнетенных арабов на Западном Берегу и в секторе Газы, я возлагаю вину на их главарей-террористов - не на Израиль. Я слышу голоса левых, требующих: "Мир немедленно!", но сознаю: мне нужен настоящий мир, а не минутное затишье, после которого последуют еще более жестокие нападения. Мне кажется кристально ясным, что правые лучше осознают суть того зла, которое ополчилось на Израиль сегодня, и лучше умеют ему противостоять, несмотря на всю горькую правду войны.

Мне все равно, "левый" я или "правый". Эти термины в различных условиях имеют разный смысл. Я лишь осмелюсь надеяться, что оцениваю ситуацию максимально объективно и полно, и что мое сердце и голова, солидарные между собой, действительно (извините за каламбур) правы.



Джонатан Удрен, JTA
Перевод С. Силаковой, Sem40.Ru

  • 21-04-2004, 08:32
  • Просмотров: 298
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список