Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Другие беженцы

“Арабская агрессия породила не одну, а две группы беженцев на Ближнем Востоке. Мир не может забыть о первой, но совершенно не знает о второй”. Первая группа – это арабы, которые бросили свои дома в ПА во время противостояния 1947-49 годов. Их примерно 587 тысяч.

“Вторая группа – это евреи, которые в период с 1947 по 1963 год были изгнаны из африканских и ближневосточных стран, где прожили несколько поколений их предков, и где они были полноценными гражданами, до тех пор пока их не предали анафеме. Они насчитывают примерно 650 тысяч (примечание редактора: действительное число достигает 800 тысяч). Подавляющее большинство были бедняками, они оставили имущество, которое оценивается в сотни миллионов долларов.

Мир не слишком беспокоился о евреях, которые были стеснены силами, которые они не могли контролировать – дискриминирующие законы, преследования, физическое насилие целенаправленное исключение из арабского общества – и им пришлось бежать “в безопасное место”, где они обрели статус беженцев, определение которым дал Вебстер.

Вместо этого внимание было сконцентрировано на положении арабов, которые добровольно бежали из ПА, подстрекаемые собственным военными лидерами и политиками, которые утверждали, что война против евреев продлится недолго и их победоносное возвращение будет радостным и полным трофеев. И поэтому их лучше называть эмигрантами, а не беженцами”.

Отрывок из книги Фрэнка Гервази “Аргумент в пользу Израиля” (Viking Press, 1967)

Слова, сказанные выше, сжато излагают проблему, которая долгое время не привлекала внимания правительств разных стран: преследование и изгнание многочисленного еврейского населения Ближнего Востока и Северной Африки. История арабских беженцев заставляла их скрежетать зубами и бить себя в грудь в суде международного мнения, в то время как их превышающие числом еврейские оппоненты не были удостоены такого внимания.

Вопреки общественному мнению, еврейское существование по существу было не лучшим среди сыновей Ишмаэля, чем среди христиан Европы. Писатель Альберт Мемми, уроженец Туниса, чемпион антиколониализма, называющий себя “левым сионистом”, написал, что “предполагаемая “идиллическая жизнь”, которую ведут евреи в арабских странах” - не более чем миф! Правда в том, что мы были в первую очередь меньшинством во вражеском окружении, и по существу мы всегда боялись постоянного чувства ненадежности… никогда, повторяю я , никогда евреи не жили в арабских странах по-другому, они жили как униженный народ в беззащитном положении, которых периодически подавляли и убивали, чтобы они не забывали о своем положении”.

Мемми также утверждает, что “даже если мы забудем о крематориях и убийствах, совершенных в России от Кишинева до Сталинграда, общее число еврейских жертв в христианском мире не больше, чем общее число жертв постоянных погромов, крупных и мелких, совершаемых в мусульманских странах”.

На самом деле, в период золотого века ислама евреи были ограничены в выборе занятий, форме одежды, формах богослужений, и даже в доступе в конкретные районы некоторых городов. Такое дискриминирующее отношение было отражено в Пакте Омара, коллективном законодательном документе, регулирующем поведение евреев и христиан в исламском мире. В определенных случаях последователи Магомета даже вводили разрушительные меры, которые позже принял христианский Запад, как, например, “значок еврея”, в качестве пометки, идентифицирующей “иноверца”.

А пока мусульманская толерантность сильно меняется во времени и пространстве, ее можно возродить в любое время, вызвав разрушительные последствия. Евреи должны были знать свое место в иерархической системе, изложенной в Коране и выходящих из него законов. Успеху всегда сопутствовал дамоклов меч.

Так например, в 1066 году, семья ибн Нагрела, заседавшая в мусульманском суде Гранады, была свергнута, и гетто было разрушено толпой, разгневанной надменным поведением “неверных”. Этому погрому предшествовал резкое нападение, устроенное теологом ибн Хазмом и писателем Абу Ишаком. Эти двое подвергли критике короля Бадиса за его относительную снисходительность, которую он проявил, позволив евреям подняться до влиятельных постов, что противоречило их униженному положению согласно исламскому праву. Междоусобица между мелкими мавританскими государствам, которые унаследовали Халифат Кордобы, привела к вторжению на Пиренейский полуостров альморавидов и альмохадов в 11 и 12 веках соответственно. Эти берберские марабуты, воинствующие духовники, похожие в некоторых отношениях на рыцарей Тевтонского ордена, хлынули из своих фортов на просторах Северной Африки и своей нетерпимостью вбили последний гвоздь в гроб еврейской жизни в мусульманской Испании.

Предложив обратиться в новую веру или умереть всем “иноверцам”, позицию, которая противоречила общей исламской практике, они пропели поминальную песню относительной толерантности “иберийскому Возрождению”.

Еврейские условия ухудшались с падением исламской власти (за исключением Турции), достигнув высшей точки в Иране и Йемене начиная с 17-го века. В этих странах евреи были подвержены особенно уничижительным формам дискриминации. В шиитской Персии, например, со своими строгими “санитарными” религиозными запретами, пища или предметы, полученными из рук евреев считались грязными для верующих, ситуация аналогичная в некотором смысле, условиям касты неприкасаемых у индусов в Индии. Иран даже создал своих собственных Марранов, насильно обратив в другую веру евреев Мешеда в 1839 году.

В 1673 году в Йемене был принят декрет и действовал до тех пор, пока в 1872 году страна не была завоевана Османской империей, что вынудило евреев уходить босиком, что уязвляло достоинство набожного. Отношение Йемена к своим евреям практически не изменилось с течением времени, которое описывает далее германский исследователь Ганс Хельфриц в книге “Земля без тени” (Land Without Shade), опубликованной в 1936 году:

“Южные аравийцы рассматривают евреев как народ низшего сорта. Соответственно, еврей имеет ограниченное количество привилегий, и на него распространяются строгие правила. Очевидно, существует желание предотвратить его продвижение наверх. Признаком его низкого положения является тот факт, что он не имеет права ездить на верблюде или муле, и в качестве транспорта может использовать только осла.

Более того, ему не разрешается носить оружие и служить в армии, с другой стороны он должен платить большую дань имамам, только в этом случае они удостаивают его своей защитой. Он должен выполнять самые низкие поручения, и хотя ему разрешено вести торговлю в арабском городе (арабской части Сана), он не имеет права поселиться среди магометан.

Их дома расположены в гетто Каа эль Яхуд (город евреев), они могут иметь только два этажа, а синагоги не должны отличаться от жилых домов. Поэтому улицы в гетто, в отличие от арабского города, однообразны и непривлекательны”.

Подобную ситуацию можно было встретить во всем мусульманском мире. В конце 19 века европейский путешественник записал свои наблюдения в Северной Африке:

“Прошло много времени, пока евреи смогли вести в своих странах (Марокко и Тунисе) достойную жизнь. Давление, которому они были подвержены, даже до сегодняшнего дня, почти невыносимо… они были вынуждены жить в отдельных кварталах, им не разрешалось появляться на улицах после захода солнца… темной ночью, им нельзя было носить фонари, как это делали мавританцы и турки, а только свечу, которая гасла при каждом дуновении ветра.

Им нельзя было ездить на лошади или муле, а на осле они могли ездить только за пределами города. У ворот они должны были спешиваться и идти пешком по середине улицы, чтобы не мешать арабам. Если им нудно было проехать в касбу, сначала они падали на колени в знак повиновения, а затем шли с опущенной головой, прежде чем подойти к мечети, они должны были снять обувь, и проходя мимо священного места не могли смотреть на него… Общение с мусульманами было еще сложнее. Если кто-нибудь из них, решал, что его оскорбил еврей, его тут же ударяли ножом. В качестве наказания мусульманин платил штраф государству.

Все от премьер-министра до простого солдата не упускали возможности унизить или обворовать еврея. Им достаточно было только услышать, что у одного или другого есть деньги, как на него сразу же объявлялась охота с целью конфисковать его имущество под любым незначительным предлогом, или выкрасть столько пиастров, сколько у него было”.

(Шевалье Де Хесс-Вартегг “Тунис: земля и люди”, отрывок из книги Нормана А. Штильмана “евреи на арабских землях”)

В конце 19 начале 20 веков имело место введение таких западных течений, как социализм, капитализм и атеизм, и идея современного национального государства, которое было агарным, религиозно ориентированным, основанном на кланах феодальным обществом. Сопутствующий ему подъем сионизма среди отвергнутых евреев привел к дальнейшему усугублению их вымещения во многих арабо-исламских странах и послужил громоотводом для возбуждения мусульманских масс.

Повсеместно совершались ужасные нападения на евреев, в том и числе и на тех, кто не поддерживал сионизм и даже был против него. Жестокий погром в Хевроне в 1929 году, в результате которого была уничтожена целая община ортодоксальных евреев, сопровождался дикими издевательствами над живыми и мертвыми. Это был показательный пример поведения новых арабов.

Арабская интеллигенция с овациями встретила подъем итальянского фашизма и национал социализма в Германии, так как чувствовала большое сходство этих идеологий со своими антибританскими и антисемитскими элементами. Большим тиражом в свет вышли арабские переводы - “Протоколы Сионских мудрецов” и книга Адольфа Гитлера “Mein Kampf”.

Хадж амин аль-Хусейни, главный муфтий Иерусалима, назначенный Великобританией, стал ведущим мусульманским активистом от имени Оси. Бежав с Ближнего Востока в Берлин, он неистово пропагандировал антисемитские настроения на нацистских арабских радиостанциях, а также организовал мусульманские подразделения СС в Боснии для активного участия в военных действиях.

Будущий президент Египта Анвар Садат был ярым поклонником Гитлера и хранил портрет фюрера в своем кабинете вплоть до 50-х годов. Египетские “зеленые рубашки” попытались превзойти своих радикальных европейских противников, объявив экономический бойкот еврейскому бизнесу и совершая взрывы частных домов богатых евреев.

В 1941 году Юнис аль-Сабави, глава иракской военной группировки, попавшей под влияние фашистов, приказал всем евреям оставаться в своих домах и готовиться к тайной бойне, которая должна была состояться во время празднования Шавуота. Когда Сабави депортировали к Иранской границе, лишив его возможности реализовать свой проект, в Багдаде все же были совершены более или менее спонтанные массовые убийства под бдительным наблюдением британской армии.

Период после Второй мировой войны стал концом тысячелетней истории еврейской жизни на Ближнем Востоке. На всей этой огромной территории поднялись диктаторы, которые делали особый акцент на чисто арабском характере своего государства, тем самым автоматически исключая евреев из процесса построения нации.

Рост сионизма и последующая борьба за Палестину были использованы в качестве акцента на отличии и неправильности еврейского населения. Преследования, грабежи, изгнание целых общин процветали, закончившись только после выселения евреев из Ливии, которое последовало за приходом к власти Каддафи в 1969 году.

И все же, где бы ни обсуждался вопрос ближневосточных беженцев, всегда говорили именно об арабах.

Последствия такого одностороннего подхода были довольно серьезными. В то время как арабы и их сторонники открыто выдвигают безоговорочное условие, что Израиль должен открыть свои двери для потока эмигрантов и их потомков, ни от одной мусульманской страны не ждут подобного шага для евреев.

Во многих случаях еврейское присутствие в определенных районах превосходит на несколько тысячелетий присутствие арабов и ислама (Йемен), и все же не предпринимается никаких масштабных мер по возмещению ущерба этим разрушенным общинам.

В любой библиотеке можно найти великое множество трудов, посвященных дилемме арабского бегства. В действительности вся “Палестинская индустрия” основывается на выражении точки зрения именно этой группы, игнорируя в то же время позицию евреев.

Израильское правительство, вместо того, чтобы поднять вопрос о своих же гражданах, принесенных в жертву, позволяют молчанию заглотать память об уничтоженных левантийских общинах самой древней в мире диаспоры.



Эрик Арнольд, The Jewish Press,
Перевод Натальи Роор, Sem40.Ru

  • 7-07-2004, 08:52
  • Просмотров: 280
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список