Все новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати


 Новый человек Израиля в Лондоне


Джеральду Кауфману стоило бы отнести свой смокинг в химчистку. Его могут неожиданно пригласить на прием в израильское посольство. Кауфман не ждет, что окажется в поле охвата израильского социального радара. Жесткий критик этой страны, недавно призвавший Европу ввести санкции против Иерусалима, давно подвергается поношениям со стороны своих собратьев, британских евреев. Но может оказаться, что двери Израиля откроются и для него.

У еврейского государства появился новый человек в Лондоне. Цви Хейфец недавно прибыл сюда в качестве израильского посла, взяв на себя одну из труднейших дипломатических миссий. И он обещает, что встречи с критиками Израиля, в том числе с еврейскими, войдут в список его приоритетов.

"Они будут первыми, – говорит Хейфец в своем первом интервью британской газете. – Если я хочу влиять на людей, я должен встречаться с теми, кто нас не поддерживает. Может быть, с профсоюзными деятелями, интеллектуалами, палестинцами – с людьми, которые не разделяют наших взглядов. Будут приветствоваться все, кто открыт для подлинного диалога".

Если Хейфецу нужны критики, то за ними не придется далеко ходить. Многие израильтяне, в том числе евреи, считают, что Европа враждебно относится к Израилю со времени начала второй интифады в 2000 году; в либеральных кругах его называют страной-изгоем, южноафриканским апартеидом XXI века. Зайдите в посольство, находящееся в Кенсингтоне, и вы увидите, что дело не в гневных письмах в газеты. Улица практически закрыта, ее охраняют вооруженные полицейские и новейшая антитеррористическая техника. Это не паранойя: 10 лет назад посольство взрывали. Как будто отстаивание интересов Израиля в эпоху Ариэля Шарона само по себе недостаточно сложная задача, назначение Хейфеца проходило совсем не гладко и стало самым противоречивым за всю историю работы посольства Израиля в Великобритании, привело к судебной тяжбе, дошедшей до Верховного суда, а в Британии вызвало бунт обычно лояльных еврейских организаций.

Суть недовольства – и здесь, и в Иерусалиме – сводилась к тому, что Хейфеца сочли непригодным для представления своей страны. Злые языки утверждали, что он приукрасил свой послужной список, преувеличив свой дипломатический опыт, что он не разбирается в международных делах, что он получил это место лишь потому, что дружит с сыном Ариэля Шарона, Омри, и, самое ужасное, что он иммигрант из России и плохо знает английский язык.

Еврейские организации, которые обычно не допускают разногласий с израильским правительством, внезапно начали шумно выражать негодование. Они хотели видеть понимающего политику СМИ защитника, который мог бы удачно выступать в таких программах, как Newsnight и Any Questions? Джой Вольф, президент Центрального сионистского совета Манчестера, назвала это "оскорблением для тех, посвятил свою жизнь попыткам защитить доброе имя Израиля". Генри Грюнвальд, председатель Совета депутатов британских евреев, поднимал вопрос о назначении Хейфеца на частной встрече с самим Шароном.

В конце концов, Верховный суд Израиля отверг возражения против кандидатуры Хейфеца, решив, что у него нет особых отношений с премьер-министром, а его послужной список соответствует действительности. Сторонники нового посла говорят, что всю бурю подняли кадровые дипломаты из израильского МИДа, не желающие, чтобы хорошее место досталось человеку со стороны. (Хейфеца назначил министр иностранных дел Сильван Шалом, который скорее, чем Шарон, является его главным покровителем.) Но вопрос об английском языке остается открытым. Хейфец знает, что к нему внимательно присматриваются, каждая его встреча фактически является экзаменом по языку. Я уверен, что он демонстрирует свое знание идиом, в самом начале разговора замечая: "Проведя здесь месяц, я чувствую себя старожилом". Улыбчивость сочетается у него с сильным русским акцентом, заметным, хотя Хейфец приехал в Израиль в 14 лет.

Но это далеко не вся история. Хейфец не хихикающая простушка. Он обладает обаянием, подкупающей скромностью и излучает нехарактерную для дипломата силу. Он добился известности в израильском бизнесе, начав как помощник российского медиамагната Владимира Гусинского, а потом став самостоятельным. Перед назначением в Лондон он был заместителем президента группы Maariv, издающей одну из крупнейших правых газет Израиля, и совладельцем баскетбольной команды Тель-Авива Hapoel. Это сочетание придает 47-летнему Хейфецу некую ауру, слегка напоминающую о Тони Сопрано. Возможно, это предубеждение. В прошлом году он заявил либеральной газете Haaretz: "Когда израильтяне видят россиянина с большими деньгами, они автоматически думают: мафия".

В действительности, наверное, более уместно припомнить другой стереотип. История Хейфеца – это типичная повесть о мальчике-иммигранте, добившемся успеха. Если такова израильская мечта, то он воплотил ее в жизнь. Он родился в Риге, еще в Советском Союзе, коммунистические власти экспроприировали собственность его родителей и сослали их в Сибирь на 16 лет. В конце концов, они выбрались и уехали в Израиль.

Подростком Хейфец был единственным русским на всю округу и решительно взялся за превращение себя в израильтянина. Он работал ночами, грузил газеты в развозившие их грузовики. Газетой, о которой идет речь, была Maariv, треть которой сегодня принадлежит ему. Потом он, как большинство израильтян, служил в армии и ко времени ливанской войны стал майором разведки. Он участвовал в ней? "Если вы служите в армии в военное время, не участвовать невозможно. Но я работал мозгами".

Хейфец считает все это преимуществом. "Сегодня я настоящий, полноценный представитель Израиля. Я был иммигрантом, я прошел свой путь в Израиле с нуля", – говорит он. Поскольку миллион израильтян, то есть каждый шестой, это выходцы из бывшего СССР, он, пожалуй, прав.

Кроме того, говорят сторонники, успехи Хейфеца в бизнесе делают его идеальным торговым представителем Израиля, работающим с компаниями, добивающимся инвестиций. "Он не хочет быть таким послом, каких изображают в журналах Hello! и OK!, – подчеркивает активист еврейской общины, осведомленный об отношениях между Израилем и Уайт-холлом. – Он не будет и человеком из МИДа, кивающим и подмигивающим". Хейфец умеет разговаривать с деловыми людьми, и это "реалистичная цель".

А как же с ролью, которую еврейские активисты, возражающие против него (хотя формально приветствовавшие его назначение), считают главной – работой со СМИ? Язык сам по себе сделает эту роль для Хейфеца трудной борьбой. Во время встречи с Дженни Тонг или Томом Полином преимущество будет не на его стороне. Но он не глуп.

Я поставил ему ловушку, спросив, разделяет ли точку зрения премьер-министра, который недавно посоветовал французским евреям уехать из "антисемитской" страны в Израиль. Считает ли он, что британские евреи должны сделать то же самое?

"Нет, британские евреи, как все свободные люди, должны жить там, где хотят. Израиль рад любому еврею, который изъявляет желание жить там. Я не уполномочен говорить британским евреям: "Вы неправы, вы должны жить там", – ответил он.

Имел ли Шарон право говорить это французским евреям? "Он обратился к французским, а не к британским или американским евреям, потому что там (во Франции) отмечается всплеск антисемитизма", – заявил он.

По словам Хейфеца, поскольку французские евреи не чувствуют себя в безопасности, Шарон, обратившись к ним, исполнил свой "гуманитарный" долг. Великобритания – это другое дело. При всей критике Израиля в либеральной прессе, у него не создалось впечатления, что британские евреи живут во враждебном окружении.

Ему нетрудно защищать Шарона. Он разделяет его взгляды по ключевым вопросам, одобряя израильскую политику по "смещению" Арафата в случае необходимости. "Как только он сойдет со сцены, это благотворно отразится на его народе", – отмечает Хейфец.

Он согласен с мнением Шарона о том, что на палестинской стороне нет партеров, внушающих доверие, и от всей души поддерживает строительство стены, или барьера, безопасности. По его словам, барьер предотвратил теракты, в результате которых погибло бы 50-100 израильтян, если не больше.

Однако израильская пресса называет Хейфеца левым, а сам он заявил Haaretz: "Я, конечно, не ликудник". Правда ли это? Он дает пару намеков. По его словам, предложенный Шароном уход из сектора Газа следует приветствовать, поскольку он может привести к переговорам о других оккупированных территориях на Западном берегу. Это отход от линии Шарона, который говорит только об односторонних шагах, а не о переговорах.

В отношении провалившихся мирных переговоров 2000 года в Кэмп-Дэвиде Хейфец замечает, что "обе стороны, упустили возможность", снова отклоняясь от официальной линии, согласно которой всю вину возлагают на Арафата. И еще: "Я не считаю палестинцев врагами. Я думаю, что они страдают так же, как и мы". Едва ли из-за этого Хейфеца следует считать левым, активистом борьбы за мир. Но, возможно, это сигнализирует об изменении подхода. Джеральд, жди приглашения.



Джонатан Фридланд, InoPressa

| Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.



Наш архив