Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

В наше время, когда происходит повальная "девальвация" имен, когда за былые заслуги и гроша ломаного не дают, ее имя, как и имя ее супруга Игоря Бобрина, и бессменного партнера Андрея Букина по-прежнему "в цене". И не только потому, что Бестемьянова и Букин – Олимпийские чемпионы, многократные чемпионы мира и Европы, а Игорь Бобрин – чемпион Европы по фигурному катанию.

Ледовые образы, созданные ими, все никак не тускнеют в нашей памяти – один "Ковбой" Бобрина чего стоит! Что уж говорить о "Чаплине", "Кармен", "Рапсодии на темы Паганини", "Половецких плясках" Бестемьяновой-Букина!

Они не забываются, потому что никак не могут успокоиться - все трое работают в театре ледовых миниатюр Игоря Бобрина (его в шутку называют "театром "трех "Б"). Уже на его сцене, то есть на льду, они создают незабываемые программы-спектакли – "Золушка", "Распутин", "Ромео и Джульетта", "Щелкунчик и многие-многие другие. Театр Игоря Бобрина с неизменным успехом гастролирует по всему миру, даже у нас в Израиле побывал (и мечтает побывать вновь).

Наталья Бестемьянова – "рыжая бестия", и этим все сказано. Словно какой-то чертик сидит внутри – и не дает ей жить по-другому. Она – душа и движущая сила их маленького коллектива, которому трудно дать название – то ли дуэт, то ли трио. А недавно Бестемьянова, Бобрин и Букин выпустили книгу, которая так и называется – "Пара на троих".

- Вам с театром доводилось бывать на гастролях в Израиле?

- Это было очень давно, году в конце 90-х, зимой. Я помню, что была чудесная погода, кто-то из наших даже купался в море. И мы бы с удовольствием приехали бы к вам опять.

Кстати говоря, не так давно мы выяснили, что во мне течет еврейская кровь, и теперь мы регулярно выписываем на дом еврейскую газету. И даже поставили спектакль на еврейскую тему...

- Вообще-то наш климат не очень располагает к фигурному катанию. Но с тех пор, как в Израиль приехало много репатриантов из России, здесь началось бурное развитие фигурного катания. Танцевальный дуэт Галит Хайт и Сергей Сахновски завоевали третье место на чемпионате мира, есть много талантливой молодежи. Но как вы считаете, есть ли у Израиля шанс занять достойное место в табели о рангах в фигурном катании?

- Мне кажется, что все зависит от того, кто живет и работает в этой стране. Израильские дуэты тренируются большей частью в Америке - в Израиле недостаточно катков, нет тренера, который организовал бы школу. Ведь фигурное катание – это такой вид спорта, который развивает человека гармонично.

- По вашему мнению, фигурное катание – это спорт или искусство?

- По этому поводу уже много лет ведутся дебаты, и это очень здорово, - значит, нет равнодушных. Но я просто уверена, что это синтез спорта и искусства. Поэтому фигурное катание вызывает такой интерес, поэтому собираются залы, поэтому даже создаются театры и ставятся спектакли. Но при этом фигуристы все равно пытаются сохранить какое-то спортивное начало.

- Недавно по телевидению показали передачу "Осколки льда" - о скандалах в фигурном катании, в которой, среди прочего, говорилось и о том, что чемпионство решается пробивной способностью тренера.

- Я так не думаю. Если ты на несколько голов лучше и выше других, никто не посмеет засунуть тебя на какое-то место.

Но меня волнует другое: чем больше подобных разговоров ведется вокруг нашего вида спорта, тем скорее танцы на льду будут выведены из олимпийской программы. Это - страшнейшая провокация против нашего вида спорта. Сколько я наблюдала чемпионатов – выигрывает сильнейший. Другое дело – кто судит. Зачастую судьи не очень компетентны, но в судейской бригаде один человек не может повлиять на общее решение.

- Ваш путь к олимпийским наградам – яркий пример неоднозначности чемпионства в спортивных танцах на льду. Например, в течение четырех лет ваш дуэт постоянно проигрывал Джейн Торвилл и Кристоферу Дину, хотя можно было бы поспорить о том, кто сильнее. Разве это было справедливо?

- Абсолютно справедливо. Это был высококлассный дуэт, они были намного лучше. Нам, молодой паре, долго не доверяли честь представлять страну на международной арене, что было, наверное, разумно – если бы неопытные спортсмены взобрались на верхнюю ступень пьедестала в своей стране, им было бы трудно соперничать с мировыми лидерами. А ведь на пьедестале трудно удержаться. Так что пока английская пара выигрывала, мы набирались опыта в трудной борьбе, зато у нас были достойнейшие соперники.

- Как правило, в любом дуэте есть ведущий и ведомый. В вашем дуэте с Андреем Букиным лидером были, бесспорно, вы – по крайней мере, так казалось со стороны. А вы сами чувствовали себя таким вот безоговорочным лидером?

- Когда мы с Андреем только начали кататься, то безоговорочным лидером был он, потому что он уже был опытным и всему меня учил. Всем, что я умею в танцах на льду, я обязана ему, - больше, чем тренерам и хореографам. Фактически он был моим тренером. Но потом менялись сезоны, летели года, а мы ведь до сих пор вместе катаемся. Мы очень уважительно относимся к мнению друг друга, и если один сильнее в этот момент – значит, он ведет, и наоборот. Возможно, в спорте видели во мне лидера, но это потому, что мой партнер давал мне такую возможность. В общем, зачастую, это только видимость.

- В вашей книге "Пара на троих" есть слова Галины Волчек, которая призналась, что много лет была вашей преданной "сырихой" – то есть фанаткой. А кто был вашим кумиром в фигурном катании?

- Когда я была маленькой и еще не умела кататься, то были очень популярны Белоусова и Протопопов, и мне хотелось походить на них. Но потом, когда я уже стала заниматься танцами, то Пахомова затмила, конечно, всех.

- Вам пришлось работать со многими тренерами, или Татьяна Анатольевна Тарасова была вашим тренером от начала и до конца?

- Когда я была одиночницей, я каталась под руководством Антонины Карцевой. Но когда я ушла в парные танцы, то у меня – у нас с Андреем - был единственный тренер – Татьяна Тарасова. Ее я считаю своим Главным Тренером. Она была для меня не только тренером, она была – и остается – очень важным человеком в моей жизни. Она во многом сформировала мою индивидуальность.

- Разрешите задать вам нескромный вопрос? В сознании людей – если пара долго катается вместе, значит, они муж и жена. Но все слухи рассеялись, когда вы вышли замуж за Игоря Бобрина. Не ревновал ли он вас к Андрею?

- Это нужно спросить у него.

- А вы никогда не задумывались, почему получилось так, как получилось? Почему вы не стали партнерами с Андреем не только на льду, но и в жизни?

- Но ведь нужно любить человека, чтобы выйти за него замуж. Я очень давно, еще когда была одиночницей, влюбилась в Бобрина, хотя Игорь тогда был женат...

- Что вы считаете самым главным в любви?

- Мне кажется, в любви нет главного и второстепенного. Любовь либо есть, либо ее нет. Можно говорить о том, что есть главное в семейной жизни. Что главное в отношениях между мужчиной и женщиной в семейной жизни? Это, наверное, терпение. Терпение и доверие. И еще, во всяком случае, мне нужно, чтобы я всегда была в состоянии удивления. Вот, кажется, я так хорошо его знаю, мы столько лет вместе, а вдруг – он расскажет какие-то новые шутки, или поставит что-то на льду по-новому – и я удивляюсь. Конечно, это может быть не каждый день, но проблески бывают. И чувства как бы возобновляются, становятся более свежими.

- Вас с Андреем никто не вынуждал уходить из большого спорта. Вы могли остаться еще на один-два сезона – к бесконечной радости любящих вас поклонников во всем мире. Почему вы ушли? У вас уже не было сил?

- Именно так: у нас уже не было сил. Мы с Андреем сели и решили, еще года за три до олимпийских игр, что, если после олимпиады в Сараево нам надо будет кататься еще четыре года, это будет достаточно серьезный, очень тяжелый шаг. Мы уже были немолоды, то же самое думал и Спорткомитет. Поэтому когда весь этот цикл завершился, на него было отдано столько сил - и физических, и моральных, - что мы просто шли по краю. Если бы мы еще остались еще на один сезон, то это было бы равно самоубийству.

- Самые яркие ваши программы, которые я помню, это – "Чаплин" и "Половецкие пляски". Мне кажется, это две половинки вашей русской души – ее "русскости" и ее артистизма. А что вам ближе из ваших программ, что самое дорогое?

- Я очень люблю испанскую музыку, танго, поэтому я очень люблю нашу программу "Кармен", с которой мы первый раз выиграли чемпионат мира. Но и все остальные программы мне тоже очень дороги. И вот сейчас мы поставили балет "Золушка", я его просто обожаю.

- Когда вы ушли из спорта, у вас не было сомнений – куда идти. Слава Богу, ваш муж уже был художественным руководителем театра ледовых миниатюр, и вас в этом театре уже ждали. Когда вы вышли на лед в новом качестве – не спортсменки, а артистки – вы почувствовали разницу? Ведь не одно и то же - выступать на соревнованиях и выступать в театре?

- Для меня это было очень непростое решение, потому что Андрей не хотел кататься у Игоря в театре. Для того, чтобы придти к Игорю в театр, мне нужно было сказать и Андрею, и Татьяне Анатольевне, что я с ними прощаюсь. И я это сделала. И в театр я пришла абсолютно "голая", потому что я привыкла все время быть с Андреем, и одна к тому времени я кататься уже не умела. Хотя я была чемпионкой Советского Союза среди юниоров в одиночном катании - но это было так много лет назад. Поэтому это было трудно.

- Но Андрей все-таки вернулся к вам и к Игорю...

- Но когда мы расходились, то думали, что навсегда.

- В спорте вы выступали ради побед, а в театре - ради чего?

- Мне кажется, что для нас наш театр – это образ жизни, то, без чего мы не можем жить. Это, конечно, и средство существования. Но те усилия, - и моральные и физические, которые мы в него вкладываем – они зачастую "стоят" намного дороже. Словом, мы тратим на театр всю нашу жизнь.

- Кстати, есть же соревнования для профессионалов, чемпионаты мира? Вы же можете принимать в них участие?

- Но у нас уже есть все титулы, какие только могут быть. Нам уже их достаточно.

- А на тренерской стезе вы себя с Андреем пробуете?

- Мы ставили программу итальянскому дуэту, сейчас едем во Францию, в один из клубов Лиона. Но работаем больше как балетмейстеры, не как тренеры. Но вообще-то на это не хватает времени, у нас очень много молодежи в театре, с ними тоже надо работать. А взять пару, - это надо отказаться от всего и работать только с ними.

- Все, что вы создали на льду – скоротечно. Уходят и поколения людей, которые это помнят. Вы не думали над тем, чтобы ваши программы записать на кассеты, чтобы, таким образом, сохранить?

- Есть у нас такая мысль. Вот книгу выпустили, следующим этапом станут кассеты.

- Как вы думаете, почему сейчас фигурное катание не так популярно, как раньше? Я помню, что, когда по телевизору шел чемпионат мира по фигурному катанию, люди бросали все свои дела. А сейчас даже не знают, когда и что в фигурном катании происходит...

- Почему люди так были привязаны к телевизорам во время фигурного катания? Потому, что ничего другого тогда не было, чтоб людям интересно и красиво было проводить время. Советский Союз закрывал много интересных вещей. А поскольку фигурное катание – это был спорт, то его разрешали смотреть из-за рубежа. А сейчас слишком много красивых зрелищ и помимо фигурного катания.

- Вы видите молодых танцоров, о которых вы могли бы сказать: "Они так катаются, как будто я их учила"?

- На самом деле это - итальянский дуэт, о котором я говорила. Мы с Андреем работаем с ними уже лет десять, и, когда я на них смотрю, то их отношение к музыке, к танцу, как они выплескивают свои эмоции – мне это очень близко. Они совсем другие, но мне это близко, и мне легко с ними работать.

- Есть много способных, талантливых людей в вашем виде спорта, но чемпионом становится один. Что должно быть в характере, чтобы быть первым?

- Нужно быть абсолютно фанатично преданным тому, что ты делаешь, абсолютно влюбленным в свое дело, о многом забыть. Но, помимо характера, еще должно быть какое-то везение и удача.

- Вы - азартный человек?

- В том, что касается работы – да, я азартна.

- Как вы отдыхаете? Любите ли вы читать, слушать музыку, ходить в театры, концерты?

- Я люблю читать. Я люблю вязать. Я люблю бывать на даче, приглашать туда друзей и кормить их пирогами с капустой.

- Какой самый дорогой подарок вы получили от Игоря?

- Игорь любит делать дорогие неожиданные подарки, любит удивлять меня. Вот, например, он написал мне стихи на день рождения. Он тогда меня просто потряс.

- Довольны вашей книгой?

- На самом деле я до сих пор не могу поверить, что она вышла. Потому что она так тяжело нам далась, так долго мы ее доводили до ума, продираясь через различные тернии. Но мне очень приятно, что те, кому мы дарили экземпляр, отзывались о ней с одобрением.

- Ну и последний, традиционный вопрос: ваши творческие планы?

- Игорь собирается поработать с несколькими парами тренера Тамары Москвиной, поможет им с хореографией. Потом мы с Андреем поедем во Францию – нужно помочь французской паре в подготовке спортивных программ. После этого - Америка. Там нам предстоит вести переговоры о работе театра, а заодно и немножко тренировать. Ну, а дальше – очередной театральный сезон.



Полина Лимперт, MIGNews.com

  • 23-08-2004, 15:10
  • Просмотров: 329
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Инна Чурикова




    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список