Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Эпилог. Освящение времени

Язычники представляют Б-га в физических образах или ассоциируют Его с природными явлениями, объектами пространства. В Десяти заповедях Творец вселенной определил Себя по историческому событию, событию, произошедшему во времени - освобождению еврейского народа из египетского рабства, и Он предостерег нас: "Не делай себе изваяния и всякого изображения того, что в небе наверху, и того, что на земле внизу, и того, что в воде ниже земли" (Шмот, 20:4).

Самая бесценная вещь, когда-либо существовавшая на земле - это две каменные скрижали, которые Моше получил на горе Синай; они несравненно дороже любой другой реликвии. Чтобы получить скрижали, Моше поднялся на гору, находился там сорок дней и сорок ночей, не ел хлеба и не пил воды. В конце этого срока Г-сподь вручил ему две скрижали, вытесанные из камня, с начертанным на них текстом Десяти заповедей, словами, которые Он говорил сынам Израиля с горы Синай, из огненного пространства.

Но в конце сорока дней и сорока ночей, когда Моше спустился с горы, держа в руках две бесценные скрижали, он увидел, как евреи исступленно пляшут вокруг Золотого тельца. И тогда он в отчаянии выпустил из рук скрижали, и они разбились на его глазах.

В Египте о каждом значительном культовом объекте говорили, что именно здесь, в этом месте был создан мир. Иудаизм придерживается другой концепции. Книга "Берешит" сообщает нам не о месте, а о днях творения.(1) В отличие от языческих мифотворцев, которые вообще не упоминают времени творения, Тора говорит о творении пространства во времени.

Каждому ясно, что знаменитый Большой Каньон на западе Соединенных Штатов производит гораздо более сильное впечатление, чем простая канава. Всем видна разница между червяком и орлом. Но кто из нас умеет так же четко различать звенья времени? Немецкий историк Леопольд фон Ранке, живший в XIX веке, утверждал, что каждая эпоха равно близка к Б-гу.

Однако еврейская традиция создала иерархию моментов внутри времени; она считает, что эпохи неодинаковы. Молиться Б-гу мы можем в любом месте, но Он по-разному разговаривал с нами в разные эпохи. Например, в какой-то момент истории дух пророчества покинул народ Израиля.

Время для нас часто становится средством измерения, а не средой нашего обитания. Это последнее его качество мы начинаем осознавать, когда сравниваем два события и замечаем, что одно из них произошло позже другого; когда, слушая мелодию, мы понимаем, что ноты следуют друг за другом в определенной последовательности. В восприятии времени главное - это уметь различать между "раньше" и "позже".

Но можно ли считать время всего лишь средой взаимодействия событий? Неужели настоящее лишается всякого значения, если оно не связано с прошлым? И еще один важный вопрос: Знаем ли мы только то, что происходит "внутри" времени? Существуют ли для нас лишь те события, которые влияют на вещи в пространстве?

А если ничто из этого не имеет отношения к миру пространства, значит ли это, что время не существует?

Чтобы понять высшее значение времени, необходимо особое сознание. Мы все живем во времени и порой так тесно сливаемся с ним, что перестаем его замечать. Наше существование окружено миром пространства. Но это лишь часть нашей жизни; все остальное - время. Материальные предметы - это берег; но мы движемся во времени.

Существование нельзя объяснить в рамках пространства - только время дает ключ к его пониманию. Закрывая глаза в минуты напряженных размышлений, мы способны ощутить время за рамками пространства. Но пространство без времени - вещь немыслимая.

С точки зрения духовности, пространство представляет собой застывшее время, и все, что там происходит, - застывшие события.

Время можно оценивать с двух позиций: с точки зрения пространства и с точки зрения духа. Когда мы смотрим в вагонное окно скорого поезда, нам кажется, что мы стоим на месте и мимо нас проносится окружающий ландшафт. Точно так же, когда мы смотрим на реальность, увлеченные пространственными вещами, время воспринимается нами в непрерывном движении. Но когда мы вдруг понимаем, что движутся именно вещи, нам становится ясно, что время не убывает, а мир пространства несется, громыхая колесами, через бескрайние просторы времени. Поэтому понятие временности, бренности можно определить как отношение пространства ко времени.

Та безграничная, но пустая среда, которую мы привычно называем временем, не является высшей формой реальности. Наш мир - это мир пространства, движущийся сквозь время - от Начала до Конца дней.

Для заурядного мышления сущность времени эфемерна, недолговечна. Но в действительности эта мимолетность приходит нам на ум, когда мы размышляем над пространственными вещами. Именно мир вещей дает нам ощущение эфемерности. Время же находится вне пространства и не зависит от него и потому оно - вечно; бренность присуща не времени, а миру пространства. Материя исчезает во времени; само время не меняется. Уместно говорить не о течении времени, а о течении пространства через время. Умирает не время; умирает во времени человеческое тело. Временность присуща миру пространства и находящимся в нем предметам и явлениям. Но время существует вне пространства, и оно представляет собой нечто большее, чем прошлое, настоящее и будущее.

Каменные предметы обречены на исчезновение; дни, наполненные духовностью, не умирают. В книге "Шмот", в разделе, посвященном дарованию Торы, мы читаем: "На третий месяц по выходе сынов Израиля из страны Египетской, в этот день, пришли они в пустыню Синай"(19:1). Комментаторов давно занимает вопрос: что значит "в этот день"? Ведь логичнее звучит: "в тот день". Слово "этот" означает, что день дарования Торы не остался и никогда не останется в прошлом. Он навечно стал "этим днем", каждым днем. Изучая Тору, мы как будто заново получаем ее от Всевышнего - сегодня, сейчас. То же самое относится к дню Исхода из Египта, как сказано в мишне "Песахим": "В каждом поколении должен человек видеть себя, как будто он сам выходит из Египта".

Ценность великого дня не ограничена тем пространством, которое он занимает в календаре. Рабби Акива однажды воскликнул: "Все время, все эпохи не достойны того дня, в который "Песнь песней" была дарована Израилю, ибо все песни святы, но "Песнь песней" - святейшая из святых".

В сфере духа нет разницы между секундой и веком, между часом и эпохой. Рабби Иегуда сказал: "Некоторые добиваются вечности всю свою жизнь, а некоторые получают ее за час". Один хороший час бывает равнозначен целой жизни. Мгновение "тшувы", возвращения к Б-гу, может восстановить то, что было утрачено за годы бегства от Него. Мудрецы говорили: "Лучше один час раскаяния и добрых дел в этом мире, чем целая жизнь в Мире грядущем" (трактат "Авот",4:17).

Техническая цивилизация, как уже говорилось, символизирует победу человека над пространством. Но время остается непокоренным. Мы умеем быстро преодолевать огромные расстояния, но не способны вернуть прошлое и пробиться в будущее. Человек встал над пространством, но время стоит над человеком.

Покорение времени - величайшая задача человека. Мы все проходим через его бесконечные коридоры, но не можем нигде закрепиться, создать плацдарм. Реальность времени существует отдельно от нас и помимо нас. Пространство открыто для наших усилий; мы умеем создавать и менять пространственные объекты по своей воле. Но время остается вне нашей досягаемости, вне нашей власти. Оно одновременно близко и далеко; оно проникает в ткань всех событий и процессов, но при этом трансцендентально по отношению к ним. Время целиком во власти Б-га.

Поэтому время - это запредельное измерение, таинство, парящее над всеми иными категориями бытия. Кажется, что целые миры отделяют время от разума. Но только во времени возможно взаимодействие и единство всех пространственных объектов и существ.

Каждый человек занимает определенное место в пространстве. Это место принадлежит только ему. Та частичка пространства, которую заполняет мое тело, - она моя и больше ничья. Но никто не владеет временем. Я не могу монопольно владеть хотя бы одним мгновением. Потому что это мгновение принадлежит в равной степени мне и всем другим людям, живущим в этот отрезок времени. Мы делимся временем с другими и монополизируем пространство. Будучи собственником пространства, я становлюсь соперником других людей; но, живя во времени, я приобретаю статус их современника. Мы идем через время, и мы занимаем пространство. Легко впасть в иллюзию, что мир пространства существует ради тебя - во имя и для блага человека. Но в отношении времени эта иллюзия не действует.

Между Б-гом и вещью непостижимо гигантское расстояние. Ибо вещь наделена отдельным, индивидуальным существованием и тем отличается от совокупности всего сущего. Видеть вещь означает видеть нечто отделенное, изолированное. Кроме того, вещь может принадлежать человеку. Время ни на секунду не поддается такой изоляции. Время - это либо все, либо ничего. Оно может делиться только в нашем сознании. Но оно остается вне нашей досягаемости. Оно - почти свято.

Легко не заметить зрелище вечного времени, легко пройти мимо него. Из книги "Шмот" мы узнаем, что первое видение открылось Моше "в языке пламени, из куста ежевики: и увидел Моше: вот куст ежевики пылает огнем, но не сгорает" (3:2). Время подобно этому вечно горящему кусту. Хотя каждое мгновение рождается и тут же умирает, уступая место следующему мгновению, само время не "сгорает", не исчезает, а сохраняется во всей своей полноте.

Время обладает независимым первичным значением; в нем больше величия, чем даже в звездном небе, оно глубже потрясает, внушает более сильное чувство благоговения. Мягко скользя в этом древнейшем внематериальном измерении, мы узнаем гораздо больше о вечности, чем находясь в пространстве, говорящем с нами на ломаном языке физических предметов и явлений. Время играет симфонии, превращая в свои инструменты изолированные друг от друга предметы; оно открывает нам тайны земли и вводит в ее кладовые.

Время - это процесс творения, а вещи в пространстве - результат творения. Глядя в пространство, мы видим продукты творения; интуитивно следуя за временем, мы ощущаем сам ход творения. Пространственные вещи демонстрируют нам свою обманчивую независимость. Они гордо показывают внешний лоск своих ограниченных возможностей. Сотворенные вещи скрывают Творца. Встретить Б-га можно только во времени; именно там, в этом нематериальном измерении, человек убеждается, что каждое мгновение представляет собой акт творения, Начало, открывающее новые пути к высшему раскрытию. Время - это присутствие Б-га в мире пространства; именно в рамках времени мы способны ощутить единство всех вещей.

Мудрецы учат, что творение не было отдельным актом, происшедшим в седой древности, раз и навсегда. Создание мира - это непрерывный процесс. (2) Б-г призвал мир к существованию, и этот призыв продолжает звучать и поныне. Каждый "настоящий" момент существует лишь благодаря существованию Самого Б-га. Акт творения совершается в каждое отдельно взятое мгновение. Мгновение не является завершением, оно - вспышка, сигнал к Началу. Время постоянно обновляется; оно - синоним непрерывности творения. Время - это Б-жественный дар миру пространства.

Мир без времени был бы миром без Б-га, миром, который существует для себя и сам по себе, без обновления, без Творца. Мир, лишенный времени, был бы оторван от Б-га - вещь в себе, реальность без реализации. Мир, существующий во времени, всегда рядом с Б-гом; он воплощает собой бесконечно грандиозный замысел; не вещь в себе, а подлинное творение Б-жественного разума.

Наблюдая за вечным чудом рождения мира, мы чувствуем присутствие Дарителя в Его дарах, понимаем, что источник времени скрыт в самой вечности, что таинство бытия - это вечность во времени.

Мы не можем решить проблему времени путем завоевания пространства, построив пирамиды или добившись славы. Решить эту проблему можно только с помощью освящения времени. Для одинокого человека время неуловимо; но для человека, живущего с Б-гом, время - это маска вечности.

Творение - язык Б-га; Время - Его песнь, а вещи в пространстве - согласные звуки в этой песне. Чтобы освящать время, надо петь гласные звуки в унисон с Творцом.

Такова задача человека: завоевывать пространство и освящать время.

Мы должны овладеть пространством ради освящения времени. Всю неделю мы вносим святость в жизнь, пользуясь материальными предметами, существующими в пространстве. Но в Шаббат нам дана возможность ощутить святость, заключенную во времени. Даже если душа увяла, даже если наши уста плотно сомкнуты и не могут произнести молитву, в Шаббат все меняется: его чистая тишина и покой ведут нас в царство безбрежного мира, абсолютной гармонии, и лишь тогда мы начинаем понимать, каков истинный смысл вечности.

В мире идей мало что может сравниться с идеей Шаббата по своему духовному заряду. Пройдут эпохи, исчезнут многие теории и идеологии, но Шаббат будет и дальше сиять своим неземным светом.

Вечность дарует день.

Примечания
  1. Легенда о камне "эвен штия" - постбиблейского происхождения. В талмудической литературе Б-г называется иногда "маком", "место", но этот термин ни в коей мере не свидетельствует, что пространство можно обожествить. Наоборот, пространство целиком подчинено Б-жественному началу. Пространство - не вершина; выше него всегда стоит Б-г;
  2. В будничной утренней молитве мы говорим: "Г-сподь чудес, в благости Своей возобновляющий чудо творения - каждый день, непрерывно". Сохранение мира и законов, обеспечивающих сохранение мира, целиком зависит от Творца. "Ты, Г-сподь, един. Ты сотворил небеса, небеса небес и все воинство их, землю и все, что на ней, моря и все, что в них, и Ты (непрерывно) даешь им всем жизнь" (Нехемия,9:6). "Как многообразны творения Твои, Г-сподь...Все они надеются на Тебя, что дашь им пищу во время свое...Скроешь лицо Свое - исчезнут...Пошлешь дух Твой - созидаются они" (Теиллим, 104:24,27,29,30). При виде необычных природных явлений, мы произносим благословение: "Благословен Ты, Г-сподь...создающий чудеса творения". Тема непрерывности творения бурно обсуждалась еще в древности. Школа Шамая требовала, чтобы благословение на свечу, огонь которой отделяет Субботу от будней во время церемонии "авдала", читалось в форме прошедшего времени: "Благословен Ты, Г-сподь ...сотворивший свет огня"; а по мнению школы Гиллеля, надо говорить в настоящем времени: "Благословен Ты, Г-сподь... творящий свет огня".
Пролог. Архитектура времени
Часть I. Глава 1. Дворец во времени
Часть I. Глава 2. За гранью цивилизации
Часть II. Глава 3. Великолепие пространства
Часть II. Глава 4. Только небо и больше ничего?
Часть II. Глава 5. "Ты - Один"
Часть II. Глава 6. Присутствие дня
Часть III. Глава 7. Вечность дарует день
Часть III. Глава 8. Интуиция вечности
Часть III. Глава 9. Святость во времени
Часть III. Глава 10. И возжелаешь ты...
Эпилог. Освящение времени

  • 1-10-2003, 15:38
  • Просмотров: 717
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список