Все новости

13-12-2017, 22:40
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати


 Арафат и Франция достойны друг друга


Во Франции нет ни зимы, ни лета, ни морали. Франция – несчастная страна, потому что там живут французы. А французы – несчастные люди, потому что они живут во Франции.

Марк Твен

В субботу Ясир Арафат, главарь палестинской мафии, был отправлен в Париж на лечение от непонятной болезни, на которую мы можем только надеяться, что она смертельна.

В качестве гуманитарного жеста Израиль разрешил массовому убийце уехать и потом вернуться.

Но, опять же, если французы лечат так же, как они сражаются, то главарь ООП уже через неделю умрет. Вероятно, на это Шарон и рассчитывает.

Однако, если говорить серьезно, что может больше подходить этому гнусному маленькому убийце, чем лечение у своих лучших друзей и главных защитников Саддама Хусейна?

Подумайте над этим. А потом осмыслите, что у Арафата и французов очень много общего.

1. Французы любят Арафата. Эти трусливые пожиратели лягушек – главные европейские защитники палестинского джихада.

2. В июле министр иностранных дел Франции Мишель Барнье совершил двухдневный визит в крысиную нору Арафата в Рамалле.

Ох уж эти бессердечные израильтяне, которые не разрешают человеку, несущему ответственность за убийство более тысячи их мирных жителей свободно передвигаться! – квакнул министр иностранных дел этих лягушатников. (Барнье: "Я видел ситуацию, и я не считаю ее приемлемой ни для него, ни для палестинского народа").

Барнье произнес речь от имени президента Франции Жака Ширака. Он в очередной раз подтвердил свою безусловную поддержку палестинского дела. (Лягушка квакает, чтобы подмазаться. Вот здорово!) Запланированный Израилем уход из Газы далеко не удовлетворил Париж. Израиль должен строго придерживаться разработанной ООН/ЕС "Дорожной карты" и "прекратить строительство стены, конфискацию земли, а также разрушение и уничтожение", – трещал Барнье.

Давайте посмотрим: Израиль должен отдать палестинцам любую территорию, какую они только могут потребовать. Израиль должен прекратить мешать террористам-смертникам попадать в Тель-Авив и Иерусалим: он должен приостановить строительство своего забора безопасности. Израиль должен прекратить разрушать дома тех, кто убивает его женщин и детей. (Действительно, с какой стати наказывать террористов?)

Если бы Ширак надел арабскую чалму и поменял свое имя на Абу Жака, он вряд ли смог бы проявить к Арафату и его банде больше сочувствия, чем сейчас.

Любовь французского руководства к еврейскому государству была однозначно выражена послом Франции в Соединенном Королевстве. На одной из вечеринок с коктейлем в 2001 г. в Лондоне он сказал собравшимся гостям, что все мировые проблемы проистекают от "этой маленькой говеной страны – Израиля". Такие беседы, впрочем, куда лучше проходят под пиво и Вагнера, чем под мартини.

3. И Арафат, и французы ненавидят Америку. Когда 11 сентября 2001 г. известие о гибели более 3000 американцев достигло Западного берега, палестинцы танцевали на улицах и бросали детям конфеты. Это традиционный знак праздника в арабском мире – наряду с отказом от мытья еще на один месяц. Кстати, этот последний обычай очень роднит их с французами. А в Рамалле назвали площадь в честь первого террориста-смертника, убившего американских солдат в Ираке.

4. Однако если говорить о ненависти к США, то здесь французы обогнали палестинцев на несколько веков.

Некоторых американцев вводит заблуждение Лафайет (аномалия) и наш союз с Францией в ходе двух мировых войн. Французы приняли сторону Колоний в ходе нашей Войны за независимость. Но они просто хотели отомстить британцам, которые сбивали с них панталоны в ряде континентальных конфликтов. Наши пехотинцы сражались за спасение Франции в 1917-18 гг., а не французские – за спасение Америки. Де Голль не избавлял Америку от немецкой оккупации в 1944 г.

Отношение Франции к более удачливой стране, расположенной по эту сторону Атлантического океана, кратко выразил бывший президент Франции, ныне покойный Франсуа Миттеран:

– Мы находимся с Америкой в состоянии войны. Американцы жадны, ненасытны. Они хотят захватить единоличную власть над миром.

Слова настоящего неудачника.

Французы завидуют нашей экономике. Их уровень безработицы составляет 9,9%. Они завидуют нашей армии. Когда они последний раз выиграли войну своими силами, без поддержки Англии и Америки? Когда войны велись с помощью мушкетов. Они завидуют нашему влиянию в мире. Последний раз, когда Франция была сверхдержавой, дипломаты носили напудренные парики.

После того как их разгромили немцы (трижды), алжирцы, вьетнамцы (я никого не забыл?), влияние французов свелось к задиранию Америки и тщетным попыткам помешать нам спасти мир.

Я еще не говорил, что этой весной американец Мумия Абу-Джамаль, осужденный за убийство полицейского, был сделан почетным гражданином Парижа? Всё, что нужно американцу, чтобы заслужить уважение французов, – это взять себе исламское имя и попасть в камеру смертников за свои преступления.

5. Арафат убивает евреев. Французы равнодушны к преступлениям против евреев. Не нужно даже вспоминать мрачную историю французского антисемитизма: дело Дрейфуса, причастность Виши к убийству 61 000 французских евреев в годы Холокоста и тому подобное. 1.

Французское правительство относится к происходящему в его стране погрому с типичным галльским равнодушием. Количество антисемитских инцидентов во Франции возросло с 329 в 2001 г. до более чем 500 за первые шесть месяцев этого года.

Первой реакцией Ширака на этот скачок насилия на почве ненависти было отрицание того факта, что забрасывание синагог коктейлями Молотова и обстрелы автобусов, везущих детей в еврейские школы, имеет какое-то отношение к антисемитизму. Если бы он так же волновался о безопасности французских евреев, как он волнуется о мнимом угнетении его обожаемых палестинцев, люди в кипах уже давно могли бы спокойно расхаживать по улицам Парижа.

6. И те, и другие – бывшие союзника Саддама Хусейна. Любовь Арафата к бывшему багдадскому мяснику вспыхнула еще до первой Войны в заливе. А перед вторжением США в Ирак в 2003 г. палестинский президент неоднократно выражал свою неумирающую любовь и нежность к иракскому тирану.

Саддам был еще большим сторонником палестинского дела, чем Ширак. Все-таки наш Жак пока не платит премии семьям террористов-смертников. (Возможно, он просто еще до этого не додумался).

Десять лет французы отчаянно сражались за то, чтобы Саддам остался у власти.

Можно ли забыть, как тогдашний министр иностранных дел Франции Доминик де Вильпен выступал в ООН в январе 2003 г.? Он говорил миру, что Франция никогда не поддержит усилия коалиции, возглавляемой США и направленной на свержение Саддама, вне зависимости от того, сколько международных резолюций нарушил иракский тиран, и даже если будет убедительно доказано, что у него тоже был свой Манхэттенский проект – как, например, в 1981 г.

– Если война – единственный способ решить это проблему, то мы зашли в тупик, – визжал де Вильпен. – Одностороннее военное вторжение будет торжеством принципа "кто сильнее, тот и прав".

Этот же нехороший принцип восторжествовал и 6 июня 1944 г.

7. Арафат – террорист. Французы изобрели терроризм. Если кто забыл, то в 1970-х гг., когда французские агенты поймали Абу Дауда, подготовившего резню на Олимпийских играх 1972 г., Париж быстро отпустил его, так как боялся, что во Франции тоже начнутся теракты.

В 1980-х, когда Рейган попросил Францию предоставить ему свое воздушное пространство для бомбардировки Ливии (в ответ на убийство американских солдат при теракте в берлинском ночном клубе), французы сказали ему решительное: "Нет!"

Когда бесстрашные французы в последний раз достойно отвечали какому-либо террористическому государству? В случае Северной Кореи? Ирана, в котором они помогли прийти к власти аятолле Хомейни? Или Сирии?

В 2001 г. французы пособничали (одно из их любимых занятий) коммунистическим Китаю и Кубе в деле вышвыривания США из Комиссии ООН по правам человека и замене их настоящим бастионом уважения к правам человека – Суданом.

Французы были пионерами терроризма. Печатью Французской революции стала диктатура террора. Подобно тому, как Американскую революцию символизирует статуя свободы и Декларация независимости, Французскую революцию символизирует автомат для лишения людей головы.

Французы по-прежнему кровожадны. Их национальный гимн, "Марсельеза", призывает к тому, чтобы "залить нечистой кровью" врагов Франции "наши межи".

Французы первыми стали применять массовые убийства для продвижения какой-либо идеологии. Во время Революции людей казнили целыми толпами, причем не за какие-то их преступления, а только за саму их принадлежность к определенному общественному классу.

Догмы, ответственные за убийство сотен миллионов людей в 20-м столетии, коммунизм и фашизм, были выкованы в кузницах революционной Франции. И это в куда большей мере является вкладом Франции в Новое время, чем Просвещение или Ренуар. Пол Пот, Эйхман для трех миллионов камбоджийцев, выучил свои уроки именно в Сорбонне.

8. Ислам и Арафат должны чувствовать себя в Париже как дома. Франция ведет Европу к исламизации.

В стране Шарля Мартеля и Мартена Турского сейчас насчитывается от 5 до 8 миллионов последователей этой религии мира. Это более 10% от общей численности населения. Более того, именно мусульмане сейчас занимаются активным деторождением. Обычные французы, которых вряд ли назовешь мужественным народом, предаются больше радостям странной моды и кухни, которую символизирует их вонючий сыр.

Как заметил британский офицер в фильме 1992 г. "Последний из могикан", где действие происходит во время войны французов и индейцев, французы – "сладострастный народ, чьи главные интересы – еда и оральный секс". Если сохранятся нынешние темпы рождаемости и иммиграции, то Франция станет мусульманской страной уже в этом столетии. Посмотрим, как французы будут гордиться своей лучшей в мире культурой, когда Нотр-Дам превратится в мечеть, а у Парижа появится великий муфтий.

Арафат должен чувствовать себя во Франции настолько уютно, что он может решить остаться там навсегда. Возможно, он даже устроит там интифаду, благо ему не привыкать. Готов спорить, что французские мусульмане чувствуют себя угнетенными. Разве у них нет всеобщего права на свое государство? (Большинство французских имамов проповедует сейчас самую агрессивную версию ислама).

Так что если всё пойдет хорошо, то скоро французы тоже будут сооружать забор безопасности на западном берегу – Сены.



Дон Федер, The Front Page Magazine,
Перевод Вадима Черновецкого

Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.



Наш архив