Все новости

Вчера, 21:31
11-12-2017, 09:03
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати

 Махмуд Аббас: палестинский Рабин?

На этой неделе в газетах появилась милая фотография: Махмуд Аббас (Абу Мазен) непринужденно болтает с вождями Хамаса в Газе. Все они улыбались, сидя на удобных стульях где-то вроде гостиной, с цветами на кофейном столике.

Для вождей Хамаса должно быть облегчением смотреть в камеру, не оглядываясь через плечо на израильские вертолеты. Как бы то ни было, эта конгениальная сцена должна рассказать нам нечто о начальном этапе постарафатовской палестинской политики.

Я полагаю, между Аббасом и джихадистами Хамаса потеряно мало любви. У последних есть привычка убивать людей и относиться к этому проще, чем Аббас, который мужественно назвал весь нынешний палестинский террор огромной ошибкой.

Это не значит, однако, что Аббас, предполагаемый кандидат от Фатха и фаворит приближающихся палестинских выборов - агент США и Израиля, в чем его уже обвиняют джихадисты. Он - палестинский националист, причем еще больший, чем они сами.

Хамас, в конце концов, заявляет в настоящий момент, не будет участвовать в выборах, которые он считает «отрыжкой» Ословских соглашений, которые не признает. Примет ли Хамас участие в выборах или нет, палестинцы, судя по всему, будут выбирать между теми лидерами, которые, по их собственному утверждению, выступают за сосуществование двух государств, и теми, кто открыто призывает к уничтожению Израиля.

К сожалению, дебаты, насколько о них вообще можно в данном случае говорить, вряд ли будут вестись в таких понятиях. Все партии будут называть себя верными наследниками Арафата, минус коррупция и, в случае Аббаса, терроризм. Если Аббас станет не только новым, но и избранным палестинским лидером, будет ли это означать, что в кои-то веки у Ближнего Востока появился реальный шанс на мир?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо взглянуть не только на личности, но и на два более фундаментальных момента. Первый состоит в том, будет ли палестинский лидер основывать свою власть на избирательных бюллетенях, автоматах или на тех и других сразу.

Израиль и США уже много лет надеются на приход к власти в ПА сильного человека. При этом их не заботит, а может быть, даже радует, что в ПА будет создано полицейское государство.

Аббас или какой-нибудь другой лидер вряд ли сможет пойти по этому пути, если даже захочет. Следующий палестинский вождь сможет лишь обрести монополию на использование силы путем избирательного мандата. Может возникнуть порочный круг, когда свободные выборы без удара по джихадистам окажутся нереальными, а удар по джихадистам станет невозможным без законного основания, которое придадут ему выборы.

Но предположим все-таки, что так или иначе в ПА будет избрано всенародное и «умеренное» правительство, и ему каким-то чудом удастся положить конец террору против Израиля. Что же, тут и сказке конец, а кто слушал – молодец?

Не совсем. Чтобы понять, какой большой путь еще предстоит проделать палестинцам, нужно вспомнить, какой большой путь проделал Израиль.

В 1993 г., когда тайно велись ословские переговоры, любому израильтянину было запрещено законом встречаться с каким бы то ни было членом ООП – организации, которую и Израиль, и США официально признали террористической.

Всего за пять лет до этого госсекретарь США Джордж Шульц категорически заявил: «Невозможно достичь мира путем создания независимого палестинского государства».

Даже для умеренных израильтян идея палестинского государства, тем более управляемого ООП, была анафемой.

В Осло Ицхак Рабин, не сказав никому ни слова, обрек Израиль на соседнее государство под управлением ООП. При Беньямине Натаньяху это решение было в значительной степени узаконено Ликудом – партией, которая выступала против Осло. А при Ариэле Шароне дело дошло до того, что лидер, бывший некогда правее самого Биби, заявил, что Израиль «хочет дать палестинцам то, чего никто им еще ранее не давал - возможность создания своего государства».

Вот какой эволюции потребовала от Израиля идея наличия двух государств. Для палестинцев подобная эволюция потребует отказа от мифа о «праве на возвращение» в Израиль.

Между тем, за десять лет, прошедшие после подписания Ословских соглашений, миром и войной палестинское руководство подняло на щит святость «права на возвращения», понятого всеми как эвфемизм полного уничтожения Израиля.

Израилю потребовалось около десяти лет, в том числе нескольких горячо обсуждавшихся выборов и убийства премьер-министра, прежде чем идея создания палестинского государства стала такой же общепринятой, какой неприемлемой она была раньше. Однако подобная эволюция со стороны палестинцев, если не считать позиции видного интеллектуала Сари Нуссейбеха, еще даже не началась.

Трудно представить, что на предстоящих палестинских выборах кто-то будет основывать свою кампанию на необходимости признать право Израиля на существование, подобно тому, как некоторые израильтяне открыто боролись за создание палестинского государства. Но рано или поздно палестинскому лидеру все-таки придется снять запрет и проклятие с этой идеи. Всенародно избранному палестинскому вождю придется объяснить своему народу, что палестинцы не имеют права наводнять Израиль, потому что последний никогда не будет частью «палестинского государства».

Иными словами, у палестинцев пока не было своего Рабина, Натаньяху и Шарона. Реалистично ли ожидать, что Аббас станет ими всеми в одном флаконе?

Лучшее, на что могут надеяться израильтяне - это, наверное, кто-нибудь вроде Михаила Горбачева - реформатора, который разрушил злую систему и идеологию, пытаясь спасти ее, придав ей человеческое лицо.



Сол Сингер, The Jerusalem Post
Перевод Вадима Черновецкого, Sem40.Ru

Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.