Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Профессорский бойкот: горе от ума?

На берегах Альбиона опять ополчились на евреев. На этот раз в наступление на Израиль пошли передовые отряды работников умственного труда – преподаватели британских университетов. Ассоциация преподавателей объявила бойкот израильским коллегам из университетов Хайфы и Бар-Илана.

Откровенно говоря, Израилю не привыкать к бойкотам. Да и профессорско-преподавательский демарш – вовсе не первая дурость такого рода на Британских островах. Помнится, осенью 2002 года Британия наложила эмбарго на поставки Израилю катапультирующих устройств для самолетов, хотя ежу понятно, что авиационная катапульта относится к системам спасения жизни летчиков, а не к средствам бомбометания. А однажды Англия даже отказалась продать израильской сборной команде по спортивной стрельбе малокалиберные патроны: а вдруг, решили британцы, из "мелкашек" евреи начнут отстреливать палестинских детишек.

Вот и теперь английские преподаватели выступили и обвинили израильские университеты в поддержке политики правительства Израиля на палестинских территориях. Как утверждают инициаторы бойкота, в Хайфском университете ограничена "академическая свобода" сотрудников, которые выступают против действий правительства, а университет Бар-Илана поддерживает связи с филиалом, находящимся в городе Ариэль, который на Темзе считают еврейским поселением.

Израильский МИД назвал это решение британской ассоциации “извращенным”, и я готов согласиться с этой оценкой. Любопытно было бы услышать от ученых мужей Альбиона, в какой другой стране Ближнего Востока они отыскали неограниченную “академическую свободу”.

Нынешняя инициатива бойкотировать израильские вузы – идея не новая. Она уже высказывалось в 2003 и 2004 годах, но тогда не получило большинства голосов в Совете ассоциации преподавателей.

Среди академических изгоев числится и Еврейский университет. Тот самый, в кампусе которого в июле 2002 года палестинский террорист взорвал студенческое кафе. Тогда погибли семь человек и 45 были ранены. Цивилизованный мир был шокирован этим терактом: ведь в Еврейском университете свободно обучаются арабские, еврейские и иностранные студенты.

Может быть, британские цивилизованные, в высшей степени ученые мужи обозначили в те дни хоть какую-то видимость протеста против такого кровавого нарушения “академических свобод”? Может, осудили со своих кафедр массовые гуляния в Газе, где около десяти тысяч палестинских мужчин, женщин и детей вышли на улицы, хлопали, пели и раздавали сладости, неся плакаты с призывами к новым терактам?

Нет, молчала тогда в тряпочку великая британская наука. Наверно, зарабатывала у палестинских террористов очки на будущее. Ведь сказала же одна из организаторов антиизраильского бойкота, некто Сью Блэквелл из Бирмингемского университета: “Одна из причин, по которым мы не набрали большинства голосов в прошлый раз, заключается в том, что не было никакой поддержки идее бойкота со стороны палестинцев. Теперь такая поддержка есть, и она выражена в письменной форме".

“Честные и порядочные израильские ученые, которые осуждают колониальную и расистскую политику правительства своей страны, всегда будут желанными гостями на всех мероприятиях, организованных Британской ассоциацией преподавателей университетов”, - цитирует инициаторов бойкота популярная британская газета Guardian.

Не знаю, как для вас, а на меня от этой фразеологии повеяло до боли знакомой партийно-советской риторикой. Люди моего поколения помнят громкие пропагандистские компании по “всенародному осуждению” империалистов, колониалистов и расистов, а также по “всенародной поддержке борцов за мир и демократию”.

Помнится, в начале 70-х годов вся наша большая страна на партсобраниях и митингах требовала: “Свободу Анжеле Дэвис!” “Не позволим американским империалистам расправиться с пламенным борцом за свободу и равноправие!”. Советским трудящимся не дано было знать, что эта дама угодила в американскую тюрьму отнюдь не как борец за свободу, а как обычная уголовница. В 1970 году именно из ее пистолета, прямо в зале суда в Лос-Анжелесе, был застрелен судья. Дэвис пустилась в бега и была внесена полицией в список десяти самых опасных разыскиваемых преступников. В конце концов, ее поймали и посадили за решетку. Все шестнадцать месяцев, пока она сидела в ожидании суда, в СССР бушевали митинги, публиковались статьи в газетах и не сходили с экрана репортажи Центрального телевидения.

Суд не нашел достаточных доказательств участия Анжелы Дэвис в убийстве, она была оправдана, вышла из компартии – и в СССР о ней тут же забыли, как, впрочем, и она сама забыла об СССР.

А в июне прошлого года “Известия” рассказали о еще одном продукте советской пропаганды. Статья называлась “Умер доктор Хайдер, символ борьбы с американской военщиной”. Газета сообщила, что в доме престарелых в городе Лас-Паломас (штат Нью-Мексико) в возрасте 74 лет скончался доктор Чарльз Хайдер. Тот самый астрофизик, который в 1986 году провел марафонскую 218-дневную голодовку в Лафайет-парке, у ограды Белого дома и которого советское телевидение сделало главным героем своих умилительных репортажей из Вашингтона.

Свою акцию Хайдер начал 23 сентября 1986-го. Заявил, что начнет принимать пищу только в том случае, если правительство США избавится от ядерных боеголовок и запретит применение военной силы в международных отношениях.

Советская пропаганда тут же подняла борца на пьедестал. Сам Михаил Горбачев отправил Хайдеру личное письмо, в котором попросил его не подрывать здоровье голодовкой, а лучше приехать на работу в СССР. Однако до Москвы доктор так и не добрался. 4 мая 1987 года он прекратил свою акцию, затем баллотировался в президенты как независимый кандидат, но проиграл Джорджу Бушу-старшему.

Истинная подоплека семимесячного сидения на лужайке очень прозаична. К началу “голодовки” Хайдер при росте 188 см весил 135 кг. Врачи сказали ему, что он умрет, если не сбросит лишний вес. Другой бы сидел дома на диете, а талантливый пиарщик Хайдер расположился у ограды Белого дома.

Советский агитпроп не мог не соблазниться таким роскошным сюжетом. Каждый день в программе "Время" весь советский народ наблюдал, как прогрессивный ученый в одиночку, буквально рискуя жизнью, борется против "агрессивной политики администрации Рейгана".

Сын популярного в те годы советского журналиста Владимира Дунаева, корреспондента Гостелерадио в Вашингтоне, рассказал читателям “Известий” массу пикантных подробностей той эпопеи. Вот одна из них.

Хайдер появлялся у Белого дома вовсе не каждый день, как того хотелось советской пропаганде. С какого-то времени он все чаще голодал не в парке, а в своей квартире, под присмотром бывшей супруги. Однако телевидение позволяет проделывать любые фокусы. Владимир Дунаев нашел выход из положения. Он выезжал на съемку Хайдера с целым гардеробом. За один день снималось иногда по пять сюжетов - чтобы хватило на всю теленеделю. Меняя пиджаки и галстуки, корреспондент советского ТВ часами напролет задавал голодающему ученому дежурные вопросы. Зато советские телезрители были абсолютно уверены в том, что Хайдер не держал во рту и маковой росинки аж все 218 дней. И что корреспондент каждый день приезжает его проведать. Естественно, в новом костюме.

Я не зря так подробно вспоминаю дела давно минувших дней. У этих сюжетов и у свеженькой истории с английским бойкотом есть, на мой взгляд, общая составляющая. И там, и тут люди образованные и вроде бы не глупые, прикрываясь высокой идеей, на самом деле пиарят себя самих.

У Козьмы Пруткова есть прелестный стишок:

Птичка весело идет

По тропинке бедствий,

Не предвидя от сего

Никаких последствий.

Такое впечатление, что это написано специально для британских либеральных интеллектуалов. Сегодня они дискриминируют израильскую науку под лозунгом борьбы “колониальной и расистской политикой” израильского правительства. Но ведь Британия уже наступала на эти грабли, только не на Ближнем Востоке, а в Африке.

Неделю назад, 18 апреля, исполнилось ровно 25 лет с тех пор, как на карте мира появилась Республика Зимбабве. Тогда, в 1980 году, все прогрессивное человечество приветствовало еще одну африканскую страну, получившую "независимость от колониального гнета" благодаря деятельности местных "освободительных сил". Ну, совсем, как то, что должно вот-вот случиться в Палестинской автономии.

Правда, сегодня прогрессивное человечество старается, как можно реже вспоминать Зимбабве. Статья на сайте Lenta.ru, посвященная этой стране, озаглавлена очень символично: “Унесенная ветром”. Новейшая история Замбии, говорится в статье, весьма поучительна, так как представляет собой настоящую инструкцию под названием "Как за четверть века развалить вполне успешную страну".

До 1980 года Республика Зимбабве называлась Родезией. Уникальна эта страна была тем, что решающую роль в ее создании сыграли не официальные политические структуры, а воля одного-единственного человека. Этим человеком был Сесил Джон Родс, премьер-министр британской Капской колонии, политический деятель, промышленник и основатель Британской Южно-Африканской Компании.

В 1923 году Южная Родезия вошла в состав Британской империи в качестве самоуправляемой территории.

Здесь и далее, говоря об этой стране, я буду ссылаться на статью “Унесенная ветром”, где поставлен, как мне кажется, точный диагноз той болезни, о которой я хочу сказать.

Начиная с конца XIX века и вплоть до 1962 года полиция Родезии не носила и, тем более, не применяла оружия - в этом не было необходимости. Местное самоуправление осуществлялось с помощью племенных вождей и местных администраций, уровень безработицы в стране был минимальным, приток рабочей силы извне - высоким, поскольку по уровню жизни Южная Родезия входила в пятерку наиболее развитых субэкваториальных африканских стран. Родезийская сельскохозяйственная продукция высоко котировалась как в Африке, так и во всем мире, вина соперничали с южноафриканскими, а чаем и табаком Родезия в избытке снабжала все соседние страны.

Официального, юридически закрепленного апартеида, как в соседней ЮАР, в Родезии не существовало. Как не существовало, по сути, и расовых проблем - подавляющее большинство негров не волновалось из-за того, что ими правят белые, пока белые строили школы, больницы и обеспечивали негров работой. Однако Великобритания смотрела на этот вопрос по-другому. Она отказалась предоставить Родезии независимость, пока власть не получит черное большинство. Это была позиция трусливого умиротворения националистических движений.

Африканские страны стали получать независимость в невероятной, подчас просто неприличной, спешке. Переход от колониального управления к полному суверенитету порой осуществлялся чуть ли не за один месяц.

Практически повсюду в Африке события развивались по одной и той же схеме: акт о независимости, гражданская война, воинствующий трайбализм, запредельная коррупция новых властных структур, расизм, голод, подавление свобод и так далее.

Так было в Нигерии, Бурунди, Руанде, Чаде, Судане, Анголе, Мозамбике. Трайбализм (чувство племенного превосходства) всегда был чумой Черного континента. И если в колониальную эпоху белым администрациям удавалось сдерживать наиболее одиозных националистических лидеров, то как только местное население почувствовало себя свободным, наиболее сильные племена тут же принялись резать своих соседей.

Родезии до поры до времени удавалось этого избежать. В 1964 году к власти в Южной Родезии пришла партия "Национальный Фронт" во главе с Яном Смитом. 11 ноября 1965 года, после продолжительных, но безуспешных переговоров с Лондоном по вопросу о статусе доминиона, Ян Смит провозгласил независимость Родезии. В 1970 году Родезия стала республикой.

У меня до сих пор на слуху расхожая формулировка советских времен: "расистский режим" Яна Смита. СССР, Китай и КНДР начали оказывать финансовую и военную помощь черным националистам, проводившим террористическую политику, - сначала неофициально, а потом и открыто. Точно так же, как сегодня Европа финансирует террористические организации палестинцев.

В 1980 году на выборах в стране, которая стала называться Республикой Зимбабве, победил Роберт Мугабе - под террористическим лозунгом: "Голосуй за нас или погибнешь вместе со всей семьей". Что, впрочем, не помешало британским “борцам против расизма” назвать эти выборы самыми чистыми из всех, проводившихся на Африканском континенте.

Позже в своих мемуарах "Горький урожай" Ян Смит вспоминал, как, встретившись с Робертом Мугабе вскоре после прихода его к власти, просил его об одном - сохранить страну. "Я сказал Мугабе: "Вы получили в руки житницу всей Южной Африки. Сохраните ее". Действительно, только в двух странах во всей субэкваториальной Африке уровень жизни негритянского населения ощутимо повышался из года в год. Этими странами были "расистские режимы" ЮАР и Родезии.

Экономика Зимбабве тем временем рушилась. Процветающее “колониальное” государство превращалось в независимые руины. Инфляция росла, местная валюта стремительно обесценивалась, а число безработных - увеличивалось. Виновниками экономических неурядиц, естественно, были названы белые поселенцы, якобы присвоившие себе все богатства страны. Под видом земельной реформы началась кампания "черного передела". Десятки белых фермеров были убиты на своих землях, многим пришлось бросить все и бежать. В итоге, Зимбабве из страны, когда-то кормившей половину Африки, превратилась во вторую Эфиопию, зависящую от иностранной продовольственной помощи. Фермы были заброшены, земли перестали обрабатываться. Нарезка крупных фермерских хозяйств на маленькие земельные участки, обрабатываемые примитивными орудиями труда, привел к быстрому истощению почвы и, как следствие, - к голоду.

Тем временем Мугабе планомерно уничтожал оппозицию, расправившись едва ли не со всеми своими соперниками. Конституция Зимбабве была переписана, чтобы разрешить Мугабе оставаться президентом фактически пожизненно.

“Цивилизованный мир, который привел Мугабе к власти в 1980 году, в 2005 году старается не замечать "проблему Зимбабве", - подытоживает Lenta.ru. - Белые люди в дорогих костюмах не любят, когда им напоминают об ошибках. И, как обычно, судьбы простых людей - последнее, что волнует поборников демократии. А ведь Зимбабве - не Грузия и не Украина, "революций роз" в Африке не бывает. Только революции АК-47”.

Палестинская автономия, о которой так пекутся британские профессора, тоже не сильно напоминает Грузию и Украину. А знаменитый АК-47, как известно, самое излюбленное оружие палестинских боевиков из ХАМАСа и “Исламского джихада”. Так что аналогия, как говорится, имеет место.

И потом, когда сбудется золотая мечта западных либералов, и появится на свет недоношенное государство Фалястын, - в нем, как и в “освобожденном” Зимбабве непременно вспыхнет драка за власть между террористическими группами и арабскими кланами. Она, эта драка, собственно говоря, уже идет. Просто с британской профессорской кафедры ее не разглядеть.

Неожиданную поддержку моей собственной позиции и позиции других противников академического бойкота, я нечаянно нашел там, где меньше всего ожидал найти – на так называемом Мировом Социалистическом Веб Сайте. Там сказано, что поборники мирового социализма “решительно осуждают международную кампанию, призывающую к бойкоту израильских ученых”. И хотя этот сайт постоянно и гневно клеймит “сионизм”, в вопросе академического бойкота его авторы, в отличие от британских интеллектуалов, неожиданно проявили трезвость и здравый смысл.

“Посредством грубого уравнивания еврейских научных учреждений с израильским государством, академический бойкот играет прямо на руку сионистским идеологам, - говорится в заявлении МСВС. - Наилучшим образом действий для ученых была бы именно оппозиция такому бойкоту — стремление к максимальному сотрудничеству со своими израильскими и арабскими коллегами, к серьезному диалогу по формулируемым вопросам, который сводит на нет национальные различия, а не усиливает их. К тому же израильские ученые внесли замечательный вклад в современные научные исследования, включая серьезные работы по палестинской и арабской истории. Эти работы должны быть предметом критического изучения и обсуждения, а не объектом моральной цензуры… Академический бойкот является выражением деморализованного взгляда на вещи. Это разновидность узкого и грубого либерализма”.

Откровенно говоря, я давно уже не поклонник социализма. Но так и хочется сказать этим ребятам из МСВС свое еврейское спасибо – за понимание вопроса. Даже не смотря на то, что они мечтают о Соединенных Социалистических Штатах Ближнего Востока.

Определение британской идеи бойкота израильской науки, как разновидности узкого и грубого либерализма, дорогого стоит.




Григорий Брейгин, Sem40.Ru

  • 25-04-2005, 13:32
  • Просмотров: 213
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список