Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Зеленый пожар Андижана

Вполне могу понять тех, кто с недоумением спросит: «Какой смысл говорить здесь про Андижан? Разве у Израиля мало своих проблем?»

Конечно, своих проблем вполне хватает. Даже слишком. Но кроваво-зеленый всплеск в Узбекистане гораздо ближе к Израилю, чем может показаться по меркам географии.

В одном из первых комментариев к событиям в Ферганской долине, оперативно появившемся на сайте Lenta.Ru, я нашел очень точный образ. «Известно, что людям, измученным жаждой в пустыне и мечтающим о глотке воды, всегда являются миражи в виде прохладных оазисов с обязательными пальмами и чистым озерцом. То, что часть мировой общественности, радеющая за демократию и поддержавшая в свое время смену власти в Грузии, на Украине и в Киргизии, ждет аналогичных событий в других постсоветских республиках, известно всем. Среди возможных жертв грядущих "цветных революций" часто упоминался и Узбекистан. Поэтому неудивительно, что мятеж, организованный исламистами в Андижане, многие восприняли как еще один демократический порыв местного населения».

Откровенно говоря, на «демократический порыв» это совсем не похоже.

Хроника мятежа в эти дни тиражировалась всеми мировыми СМИ, и пересказывать события нет нужды. Последствия тоже известны – они трагичны и кровавы. Оказывается, бессмысленным и беспощадным может быть не только русский бунт.

Чья же тут победа и чье поражение? Я пытаюсь быть откровенным с самим собой, но не могу найти однозначный ответ.

Конечно, кровавая жатва бунта чудовищна. Да иначе и не бывает, когда расстреливают толпу. Но я снова и снова спрашиваю себя: а что было бы, если бы в итоге верх взяла толпа? И не просто толпа, а масса, в которой мощно перебродили дрожжи радикального ислама?

И тогда над естественным человеческим чувством безмерной жалости к жертвам встает во весь рост трезвый и жесткий вопрос: что было бы дальше?

По первым шагам можно вычислить шаги последующие. Ведь началось с того, что большой отряд хорошо подготовленных людей напал ночью на военный городок и захватил целый арсенал оружия, включая бронетранспортеры. Потом на 15 автомашинах мятежники подъехали к тюрьме, расстреляли охрану и выпустили, по разным оценкам, от нескольких сот до нескольких тысяч заключенных.

Дальше события пошли по сценарию, четко отработанному в Киргизии. Многотысячная толпа на центральной площади, захват здания местной администрации, призывы к свержению президента и правительства. Попутно «манифестанты», как именовали их некоторые западные издания, сожгли местный театр и кинотеатр. В городе началось мародерство. Днем 14 мая из здания администрации третьего микрорайона неизвестные люди вынесли компьютеры, телефонные аппараты и телевизоры. В здании не осталось даже столов и стульев. На улицах появилось множество сожженных машин с обуглившимися телами внутри.

По свидетельству очевидцев, активисты радикального исламского движения "Акрамия", спровоцировавшие весь этот беспредел, заявили, что будут сражаться до конца. "Мы – смертники", - заявил мятежники, убежденные, что после того, что они сделали, власть не станет церемониться с ними.

Власть действительно не церемонилась. Правы оказались те аналитики, кто говорил, что Узбекистан - это не Киргизия, а жесткий диктатор Ислам Каримов – не беспомощный Аскар Акаев. Очередная и столь ожидаемая на Западе «бархатная революция» на постсоветском пространстве провалилась и подавлена железным кулаком.

Поправьте меня, если ошибаюсь: когда некто выходит на улицу с оружием, а, тем более, штурмует тюрьму, то он уже не «манифестант», не «демонстрант» и не «борец за демократию», как именует этих людей либеральная пресса. Он, как минимум, боевик или, точнее - вооруженный мятежник. Стоит, кстати, напомнить, что при освещении трагедии Беслана в западных газетах было употреблено как минимум двадцать синонимов слова «террорист». Выродки, стрелявшие в спину бесланским детям, именовались: «участники нападения», «атакующие», «бомбисты», «захватчики», «коммандос», «бойцы», «похитители», «радикалы», «повстанцы», «партизаны», «лица, захватившие заложников» и даже «активисты».

Европейские политики откликнулись на узбекские события вполне ожидаемо. Министр иностранных дел Великобритании Джек Стро заявил, что официальный Лондон осуждает действия узбекских властей в Андижане. "Я чрезвычайно озабочен сообщениями о том, что узбекские войска открыли огонь по демонстрантам в Андижане", - заявил министр, слова которого приводятся в распространенном в субботу вечером сообщении британского МИД. "Я полностью осуждаю подобные действия и призываю узбекские власти проявлять сдержанность в разрешении ситуации и искать мирные пути для этого", - сказал Стро.

Этот дежурный западный призыв к сдержанности сразу вызывает у меня аналогии с израильскими событиями. Точно так же господин Стро высказывался и по поводу борьбы Израиля с кровавым арабским террором. Когда палестинский «кассам» взорвался в Сдероте возле детского сада и убил ребенка, британский министр не замедлил осудить ответные меры Израиля и обвинить его в нарушении норм международного права. Эти нормы, сказал тогда британский министр, «требуют применять силу пропорционально угрозе и избегать жертв среди гражданского населения».

Помню я и реакцию британского МИДа на взрыв пассажирского автобуса в Иерусалиме. В том теракте 19 ни в чем не повинных пассажиров были убиты и еще несколько десятков людей покалечены. Тогда Джек Стро даже выразил «жалость» к террористам-смертникам, действия которых вызваны, по его мнению, «глубоким отчаянием».

Рассуждать таким образом может только человек, ничего не понимающий в воинствующем исламе. Беда таких политиков состоит в том, что западное сообщество постоянно – и безуспешно! - пытается клонировать самое себя. Свой образ жизни, свою ментальность, свои представления о демократии и свободе… Но как зародыш биологического клона не может выжить в абсолютно несовместимой с ним среде, точно так же обречен на отторжение и гибель «клон» демократии, помещенный в организм исламского фундаментализма. Очень точно высказался по этому поводу известный военный историк и исследователь Виктор Дэвис Хэнсон: «Полистайте газеты, и вы найдете там полно историй столь же гнетущих, сколь монотонно повторяющихся: взрывы в Испании; фанатичные священнослужители, обещающие смерть в Англии, в то время как во Франции обнаруживаются взрывные устройства. В промежутках между взрывами в Ираке мы получаем сообщения о ставших обычным явлением убийствах в Израиле, и ежедневных убийствах в Пакистане, Турции, Марокко и Чечне. Убийства, расчленение трупов, пытки - все это, по-видимому, обычные средства исламского фундаментализма».

На моей памяти толпы палестинцев разрывали на куски израильских солдат, линчевали своих соплеменников, наряжали детей в начиненные взрывчаткой жилеты и расстреливали из пулеметов детей и женщин - а в промежутках между этим вымазывались в крови “мучеников” перед объективами телекамер. Дэниэлу Перлу отрезали голову перед видеокамерой; в Ливане “Хизболла” тиражирует и выставляет на показ плакаты с фотографиями обезглавленных израильских солдат. И при этом мало кто из исламских служителей культа осудил эти злодеяния.

Андижанская трагедия по своему скрытому механизму напоминает то, что произошло сначала в Дженине, а затем в Рафиахе. Похоже, что организаторы мятежа в Андижане успешно освоили тактику, отработанную еще Хизбаллой в Ливане: на солдат тараном идет разъяренная, наэлектризованная толпа, а в ней, между женщинами и детьми рассредоточены вооруженные боевики. Тактика беспроигрышная: если солдаты отступят, значит, цель достигнута. Если удастся из-за живого щита спровоцировать огневой контакт – можно кричать на весь мир, что идет война с женщинами и детьми. После Хизбаллы такую тактику взял на вооружение ХАМАС, а теперь – и узбекская "Хизб-ут-Тахрир аль Ислами".

Эта суннитская религиозно-политическая организация была создана в середине прошлого века и поставила своей целью создать путем джихада мировой халифат и вернуть мусульман к исламскому образу жизни. Что это за образ жизни продемонстрировал в Афганистане «Талибан». И нет никаких оснований надеяться, что, придя к власти в Узбекистане, исламские радикалы повели бы себя иначе.

Поэтому я готов присоединиться к тем российским аналитикам, которые считают, что Ислам Каримов поступил в принципе так, как и должен был поступить глава государства, которому угрожает вооруженный бунт.

Я убежден, что «революция роз» в Узбекистане невозможна по определению. Если бы мятеж не был подавлен, то единственным результатом могла стать замена светской диктатуры на диктатуру религиозную. Какая из них хуже – вопрос праздный. Но когда исламские религиозные лидеры соседних с Израилем арабских стран снова и снова в один голос твердят, что цель правоверных – сбросить в море ненавистное «сионистское образование», то я лишний раз убеждаюсь: «хорошего» ислама не бывает.



Григорий Брейгин, Sem40.Ru

  • 17-05-2005, 12:28
  • Просмотров: 665
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список