Все новости

Вчера, 21:31
11-12-2017, 09:03
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Антисемитизм

Версия для печати

 Новые читатели «Шульхан Аруха»

Число комментаторов еврейских книг вдруг увеличилось разом на пять тысяч...О «Заявлении пятисот», а затем и «...пяти тысяч» генеральному прокурору с призывом разобраться наконец с еврейскими книгами, а заодно и с еврейским народом было много чего написано и сказано. Я предлагаю взглянуть на это заявление с еще одной точки зрения: как на социокультурный и психологический феномен.

При этом я хочу сузить рассматриваемую проблему: меня не интересуют манипуляторы общественным сознанием и фальсификаторы - это отдельный сюжет. Меня интересуют честные люди, которые не просто поставили свою подпись под Заявлением из-за нелюбви к известной нации, доверившись авторитетным и более образованным (подкованным) товарищам, но дали себе труд сперва внимательно прочесть, изучить и поставили свою подпись совершенно сознательно, после размышлений, убедившись, что все, что там написано, правильно, глубоко и в высшей степени убедительно. Для простоты дела допущу, что и составитель текста тоже относится к их кругу, хотя многие, должно быть, сочтут это допущение чрезмерным.

Рагу по-ирландски

Жанровая природа рассматриваемого сочинения причудлива. С одной стороны, это заявление в прокуратуру, но на юридический документ оно совершенно не похоже: и по форме, и по содержанию. Текст представляет собой сочетание публицистической статьи, манифеста, эссе и как бы подверстанного к ним заявления в прокуратуру. Стилистически текст странен: сейчас так не пишут – это какая-то не слишком искусная стилизация под соответствующие сочинения конца XIX-го – начала XX века. Посланец из прошлого. Но в том-то и дело, что это не стилизация, текст вполне аутентичен сочинившим и подписавшим его: они действительно так мыслят.

Персонажи и названия «Заявления» пестры и разнообразны: р. Гусинский изучает под руководством р. Зиновия Когана «Шульхан Арух»; какие-то неведомые «молодые раввины» разоблачают иудаизм; «чуткий еврей» Тополь сжимает в горячих объятьях нашего современника Израиля Шамира; Флоренский с Булгаковым, неспешно прогуливаясь на природе, обсуждают технологические тонкости изготовления духовных ядов, всё как на знаменитом нестеровском полотне, только Булгаков уже не Сергей Николаевич, а о. Сергий, и не в костюме, а в облачении; Леонид Радзиховский элегантно вальсирует с Ханной Арендт; погруженный в Талмуд борец с мировым еврейством Эккер восседает с Михаилом Швыдким и Маратом Гельманом, некто Ходос одной только силою мысли раскрывает тайну убийства о. Александра Меня злобными хасидами; прилагается также ожидание антихриста, и кровавые мальчики являются в глазах в свой черед – мы их ждали, они непременные участники этой пьесы; возникает также апостол Павел, хотя и еврей, но, должно быть, чуткий еврей (вроде Тополя).

Каждое из имен, названий, фактов, событий имеет определенное значение, но все вместе превращается под нивелирующей рукой сочинителя в какую-то бескачественную, неструктурированную массу. Автор как бы не подозревает, что его персонажи – разного роста, они жители разных планет, их невозможно перечислять через запятую.

Относительно таинственного Ходоса. Я как-то слышал выступление главного раввина России Берла Лазара по «Свободе». Одна дама (из подписавших) задала ему в прямом эфире вопрос, сославшись на Ходоса. Раввин не знал, кто он такой. Я тоже не знаю. Между тем дама была уверена, что в еврейском мире это важная, значимая фигура, что он должен быть хорошо всем известен.

В «Заявлении пяти тысяч» возникает странный виртуальный мир с искаженными пропорциями, фантастическими связями, фантомными персонажами. О том, почему это происходит, чуть позже.

У Джерома есть забавное описание изготовления тремя английскими джентльменами варева на природе. Они бросают в котел все, что попадается под руку, собака с интересом наблюдает, затем исчезает и через некоторое время появляется с дохлой крысой в зубах. Блюдо это называется «рагу по-ирландски».

«Кицур Шульхан Арух»

«Кицур Шульхан Арух» – книга, до недавнего времени известная только в мире иудаизма, – приобрела вдруг неожиданную популярность благодаря двум обращениям к генеральному прокурору лиц, именующих себя православными патриотами. Первое обращение подписали пятьсот человек, второе – пять тысяч! Какие, однако, книги могут стать на Руси бестселлерами! Итак, пять тысяч патриотов тщательно изучили это весьма специфическое сочинение и сочли, что оно, а вместе с ним весь иудаизм и весь еврейский народ в целом полны деятельной ненависти ко всему человечеству, к русским православным в первую очередь. Подписанты сочли, что книга эти ужасна.

Краткая справка. «Шульхан Арух»– галахический (то есть религиозно-правовой) кодекс XVI века, в котором собраны еврейские правовые и поведенческие нормы. Каждая снабжена комментарием, в котором обсуждаются условия ее применимости. Одни из них, такие, например, как запрет убийства или любовь к ближнему, с точки зрения иудаизма непреложны; другие связаны с определенной социальной ситуацией и утрачивают силу при ее изменении. Многие нормы, зафиксированные в этой книге, относятся к временам, когда иудаизм преследовался и еврейские общины пребывали на грани уничтожения.

Соответственно еврейское законодательство определялось тогда нуждами обороны перед лицом агрессии.

В «Кицур Шульхан Арухе», то есть в кратком «Шульхан Арухе», те же нормы даются в сжатом виде, без комментариев, что позволило превратить крупноформатный четырехтомник в одну книгу, правда, объемом в полтысячи страниц. В определенном смысле это справочник и как всякий справочник он, естественно, предполагает знание, не входящее в его корпус. В сущности он не более пригоден для непрофессионального использования, нежели какой-нибудь «Справочник практического врача».

Приведенные в «Кицур Шульхан Арухе» нормы не могут быть правильно поняты без комментария: «Кицур Шульхан Арух непременно предполагает знание «Шульхан Аруха», умение им пользоваться. Для этого нужны годы учебы. Да и «Шульхан Арух» – это не изолированная книга: она существует и понимается только в общем контексте иудаизма.

Я приведу пару простых пояснительных примеров. Скажем, всем известно, что температура кипения воды – сто градусов. Однако это утверждение верно только для определенной высоты и при измерении температуры по шкале Цельсия.

Или, вот, шахматный пример. Представьте себе краткий комментарий: «Здесь следовало играть К:с5». Утверждение никак не объясняется. Однако причины, по которым следовало играть таким образом, могут быть различны, искать их следует за пределами краткого комментария. Каковы могут быть эти причины?

Этот ход рассматривается как объективно сильнейший. Сегодня следует играть именно так.

Этот ход рассматривался как объективно сильнейший на момент комментария, но теперь доказано, что есть лучшее продолжение. Тогда действительно следовало играть так, сегодня – нет.

Этот ход не является объективно сильнейшим, но субъективно он правилен, поскольку с этим партнером в силу определенных причин надо играть именно так. Только с этим партнером, с другим – нет.

Все это надо знать, знать, где это знание «лежит», где можно посмотреть. Профессионалы знают.

Шахматный пример, помимо наглядности, уместен здесь еще и потому, что один из подписавшихся – Борис Спасский. Я всегда относился к нему с уважением и был удивлен и огорчен, увидев его подпись. Я и сейчас надеюсь, что это какое-то недоразумение.

Образованщина

Незнание, неграмотность сами по себе не порок и уж ни в коем случае не глупость. Что такое ум? Это, в частности, ясное осознание границ: здесь я понимаю – здесь уже нет. Ничего страшного: каждый человек чего-нибудь да не понимает. Можно иметь весьма скудный культурный опыт, но уважать культуру, уважать образованных людей.

Есть совершенно иной человеческий тип. Благодаря Солженицыну в русский словесный обиход вошло слово «образованщина», которое точно определяет характерное социально-психологическое явление. Когда нет знаний, но есть простодушно самодовольная претензия на обладание ими, когда все просто, доступно, понятно; искусство принадлежит народу, а народ – это мы.

В русской истории есть один любопытный эпизод: противодействие властей переводу Священного Писания на русский язык. В силу чего знаменитый синодальный перевод появился столь поздно. Смысл возражений ясен: что вычитают из Библии образованцы?! И действительно, вычитать могут вещи совершенно чудовищные.

Вот они прицепились к экзотическому «Кицур Шульхан Аруху». Да зачем же далеко так ходить? Откройте Библию – скажем, Второзаконие или Иисуса Навина. Да можно и не открывать. Они ведь люди православные (во всяком случае декларируют себя таковыми), должны бы знать, как в церкви об избиении вавилонских младенцев поют: блажен муж, приложивший деток о камни, – сами, небось, с умилением подпевают. Это как? Да по такой методе можно и из Нового Завета много чего наковырять. «Кицур Шульхан Арух» – вегетарианская, в сущности, книга.

Однако механически набранные слова – всего лишь слова. Смысл они приобретают только лишь в определенном культурном контексте. Контекст изучают, в контексте живут. Подписанты ставят слова в свой собственный элементарный контекст, им в голову не приходит, что он вовсе не совпадает с контекстом еврейского мира. Да и не может он совпадать.

В «Братьях Карамазовых» есть занятный эпизод. Едва освоивший грамоту Смердяков сразу же берется за сокрушение Библии. Какая чушь написана! Он все понял. А чего там понимать?!

Хватает за рукав и тащит к прокурору

Точно так же считают и точно так же читают авторы заявления. Создается впечатление, что подписавшие его вообще не в состоянии понять текст, превышающий по сложности сочинения близкого им духовно Тополя.

Один пример я рассмотрю. Принципиально он ничем не отличается от других. Сочинитель обвиняет евреев в ненависти ко всему человечеству, в желании человечество извести. Он добавляет в свое рагу по-ирландски «слова из молитвы Шефох, в которой евреи накануне пасхи призывают своего “бога” “истребить из поднебесной” все прочие народы». Сильное утверждение.

Проклятье действительно имеется, правда, относится оно не ко «всем прочим народам», а только к ненавидящим Г-спода, к разрушителям Храма, к убийцам. Оно построено как объединение фрагментов библейских текстов (псалмы, Плач Иеремии) – сочинитель заявления, судя по всему, об этом не догадывается: он не в состоянии идентифицировать невыделенные цитаты, природа текста ему непонятна, он не умеет его прочесть.

Между тем в еврейской постбиблейской литературе это стандартный прием, позволяющий включать текст в большой библейский (талмудический, каббалистический) контекст. С другой стороны, такая техника позволяет мысленно включить в маленький текст большие объемы разнообразных текстов, репрезентируемых отдельными (естественно, скрытыми) цитатами. «Правильный» читатель в состоянии по одной строке тут же восстановить весь текст – он знает его наизусть. «Плач Иеремии» читается в день Девятого ава – это траурный день, в который вспоминается падение Храма (и первого, и второго) и многие другие трагические события еврейской истории. Все это в неявном виде присутствует в «Шефохе», определяет характер его содержания.

Сочинитель уничижительно пишет со строчной буквы слово «Б-г», иронически закавычивает, обидеть норовит, не подозревая, что Русская православная церковь, с которой он подчеркнуто себя идентифицирует, обращается к этому же «богу» словами этих же текстов, любит их. Поколения русских людей произносили те же слова, вкладывая в них свою боль и надежду. Но они не были образованцами.

И совсем уж мелочь, на которую в другом случае не стоило бы и обращать внимание, но мелочь уж больно характерная: «Шефох» произносится не накануне Пасхи, а во время ее празднования. Человек не знает элементарных вещей, а берется комментировать классические тексты.

Хочу повторить: нет ничего страшного, что он этого не знает, – плохо то, что он не догадывается о своем незнании, считает себя вправе судить, негодует, размахивает руками, кричит, хватает за рукав, тащит к прокурору. О том, как это выглядит со стороны, он, естественно, тоже не догадывается.

Вера в приход Мессии – уголовное преступление?

Еще один маленький шедевр из «Заявления пяти тысяч»: «Разумеется, в числе 13 главных принципов иудаизма требуется ожидание еврейского всемирного правителя, который поставит евреев господствовать над прочими народами мира: «Безоговорочно верю в приход Мошиаха и, хотя он задерживается, я все же каждый день буду ждать его» (с. 485). – В учении Православной Церкви этот ожидаемый правитель мира отождествляется с антихристом, о котором предупреждали Иисус Христос (Ин. 5: 43), апостол Павел (2 Фес., 2), святые отцы Церкви. Это важная и неотъемлемая часть православного учения о завершении истории».

Я вовсе не склонен обсуждать содержание этого пассажа, хотя хотелось бы знать, в каком «Шульхан Арухе» эти книжники прочли про еврейское господство. Интересно другое – направление богословских соображений генеральному прокурору. Авторы заявления искренне полагают, что несовпадение иудаизма с христианством – уголовное преступление. Это сильно! Даже в царской России, когда православие было государственной религией, такая мысль все-таки вряд ли кому приходила в голову. Замечательный образец религиозно-правового рвения.

Господа СмердЯковы

Конечно, ненависть оглупляет. Но дело не только в этом. Дело в специфике сознания. Смотрите, подписанты – сплошь люди с высшим образованием. Высшее образование– это (теоретически) не только набор знаний, но и умение читать, соотносить текст и контекст, отслеживать область применения, границы высказывания, владеть рутинным ремеслом вывода, вообще размышлять над текстом. Они не в состоянии это делать – не научены.

Среди подписантов по крайней мере двое должны уметь это блестяще: Спасский и Шафаревич. Но и они демонстрируют свойственную всей компании интеллектуальное простодушие. Почему? Должно быть, им интуитивно ясно, что жесткие и высокие интеллектуальные стандарты действуют только в профессиональных границах их деятельности, за пределами – можно все. А как иначе объяснить их позицию?

Далее. Сам метод аргументации– это советское начетничество, привитое на уроках марксизма-ленинизма и политучебы, – школа, через которую прошли очень многие подписанты. Они просто не могут мыслить иначе как в рамках «Краткого курса», их учили подменять текст цитатником. Они научились. Правда, и склонность была – мозги так устроены.

Далее. Они хотя сегодня и православные, да ведь видно, что одежда с чужого плеча, здесь жмет, там висит, вообще не по фигуре, раньше носили иное. За православной формой – кондовый советский «научный атеизм». «Иудаизм без прикрас». Заявление вполне в духе этого приснопамятного пятикопеечного сочинения.

И последнее, по важности – первое. Смердяковское отношение к культуре. Неуважение к культуре. Тоже советское наследие. «Гнилые интеллигенты», упертые ботаники корпят всю жизнь над книгами, какой идиотизм! Мы пришли, открыли и разом всё поняли, чего там понимать, мы знаем тридцать три буквы, для нас нет преград!

В «Заявлении» есть забавный пассаж. Подписанты просят генерального прокурора назначить переводчиков еще не переведенных на русский язык зловредных текстов – чтобы все наконец увидели их зловредность. То есть им даже в голову не приходит, что технически прочесть текст не значит его понять. Что для этого надо быть внутри культуры, где тексты существуют. Они действительно этого не понимают. Они не фальсификаторы – они честные люди.

Должно быть, подобный тип сознания с поправкой на местную специфику существует во всем мире. Однако все-таки на обочине. Потому что тип этот по природе своей маргинален. Российская особенность – что он оказывается в центре общественного внимания, общественной жизни, что среди влиятельных и власть имущих – масса людей, мыслящих именно так. И это очень опасно. Не для евреев – для России. Потому что еврейские тексты – в конце концов только частный случай. Сознание, имеющее системный дефект, сокрушительным образом проявляет себя в отношении культуры (я имею в виду русскую культуру), образования, здравоохранения, науки, политики, экономики. Носители такого рода сознания – министры, законодатели, общественные деятели, генералы – играют огромную роль в жизни страны. Примеры предлагаю подобрать самим читателям – в качестве полезного и несложного домашнего упражнения. Увы, совсем несложного, ибо обескураживающих примеров предостаточно.

Излюбленная тема политических аналитиков – риски и угрозы, перед которыми оказалась сегодня Россия. Я убежден, что главная угроза России исходит от того типа общественного сознания, которое в полной мере сказалось в «Заявлении пяти тысяч». Потому что именно оно порождает все прочие виды угроз или делает невозможным их преодоление.



М. Горелик «Еврейское слово»

Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.