Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Мирные сторонники террористов выступают за демократию

Премьер-министр Египта Ахмед Назиф объясняет небольшой группе журналистов преданность своего правительства демократии. Он обещает, что ограничения на деятельность политических партий скоро будут сняты, чтобы обеспечить подлинную политическую конкуренцию.

Однако, когда его спрашивают, готов ли его режим узаконить «Мусульманское братство», самую популярную и организованную оппозиционную группу в Египте, в его мягкий голос вкрадываются нотки стали.

– Никогда, – отвечает он. – «Мусульманское братство» никогда не станет законной политической партией.

«Братство», посеявшее интеллектуальные семена, из которых выросли мирные исламистские политические организации всего мира, равно как и исламистские террористические группировки, активно призывает к расширению демократии не только в Египте, но и во многих других странах арабского мира.

Организация, которая ратует за исламские законы и заявляет при этом, что она предана демократии, пробудилась от сна. Беспокойство в связи с тем, что упреждающие шаги, предпринятые светскими египетскими реформаторами вроде движения Кифая («Довольно!»), могут стоить «Братству» его положения ведущего оппозиционного движения Египта, побудило организацию к действию.

В последние месяцы она устраивала демонстрации, за что подверглась наказанию со стороны правительства. Тысячи ее активистов были арестованы в последние два месяца. Более 800 из них до сих пор остаются в заключении. В одном из своих интервью вождь «Братства» Абдул Монейм Абул Футух заявил, что один из задержанных, а ныне выпущенных членов движения подвергся «жестоким пыткам».

Вожди «Братства» говорят, что демократия не будет возможна до тех пор, пока им и огромному числу их сторонников не будет предоставлено право голоса. Египетское правительство же не менее убежденно отвечает, что любая система, которая даст им дорогу к власти, закончит новой формой диктатуры.

Бурное прошлое

В большинстве арабских диктатур исламистские организации являются главной оппозицией. Если они придут к власти, то вполне вероятно, что они резко перестроят всю политическую систему своих стран и их отношения с Западом.

Эти непредсказуемые потенциальные изменения пугают не только держащиеся на силе диктаторские режимы, но и США, а также светские оппозиционные движения. В то время как США не раз открыто осуждали нападения египетской полиции на светских демонстрантов, выражение «Мусульманское братство» редко срывается с уст американских чиновников, делающих публичные заявления. Как арабские режимы, так и светские оппозиционные движения убеждены, что заявления исламистов о том, что они поддерживают демократию, глубоко лицемерны.

«Братство», которое имеет отделения почти в каждой мусульманской стране, когда-то практиковало убийство политических оппонентов и вообще насилие. Однако в 1950-х годах оно отказалось от терроризма. С тех пор оно не занималось политическим насилием в Египте. Тем не менее оно активно поддерживает насилие палестинцев и иракцев, рассматривая его как законное сопротивление.

Египет – не единственная страна, которая поставила эту организацию вне закона. Так, в Сирии, где местная ячейка «Братства» является одной из сильнейших оппозиционных группировок, это движение также стоит вне закона, а членство в нем карается смертью.

Постепенно вожди «Братства» в Египте взяли на вооружение демократический дискурс, как практический, так и идеологический, если верить его вождям.

– Для «Братства» тема свободы является сейчас главной, – говорит Махди Акеф, верховный вождь «Мусульманского братства». – Свобода лежит в основе исламского права, она является его центральной частью, его сердцем.

Согласно Акефу, «Братство» постепенно выработало исключительно необычный взгляд на исламское право. Большинство правоверных мусульман считает, что отступничество, то есть отход от ислама, является наказуемым преступлением и ни в коем случае не допустимо. Однако, когда г-на Акефа спрашивают, предполагает ли его идея свободы предоставление мусульманам права перехода в другую религию или даже вообще отказ от любой религии, он отвечает: «Конечно».

Между тем, почти все неисламисты Египта их боятся.

– Я не готов отдать свою страну на растерзание этим людям, – признается Саид Аль-Кимми, литератор и историк ислама. Он говорит, что ратует за демократию в Египте, но хотел бы ограничить деятельность религиозных партий. – Они могут сказать вам, что поддерживают демократию. Но если вы посмотрите на историю их веры, то поймете, что к демократии ислам не имеет никакого отношения. Шариат антидемократичен. Исламисты будут посягать на права женщин. Они будут резать людям глотки. Если бы мне предложили выбрать между коррумпированным режимом Мубарака и ими, я выбрал бы то, что мы имеем сейчас.

Затруднительное положение «Братства»

В то время как светские демократические активисты Кифаи являются узким и элитарным слоем в Каире и нескольких других крупных городах, «Братство» опутало своей сетью всю страну. У него есть 7000 официальных отделений и целая сеть мечетей и благотворительных организаций, которые управляют школами, предоставляют населению медицинские услуги и помогают бедным.

Никто точно не знает, сколько членов насчитывает это движение. Как бы то ни было, на митинг «Братства» против вторжения США в Ирак в 2003 г. собралось более 100 000 демонстрантов. Премьер-министр Назиф полагает, что это движение поддерживает не более 10% египтян.

Али Абдель Фатах, один из лидеров «Братства» во втором по величине египетском городе Александрия, смеется над затруднительным положением своей организации. Он говорит, что «Братство» делает всё от него зависящее, чтобы убедить египтян в своей преданности демократии, но признается, что ему трудно отвести от себя обвинения в том, что каждое его демократическое обещание – это часть заговора, направленного на то, чтобы одурачить людей и захватить власть.

– Не нас должны бояться, а мы должны бояться, – говорит он. – У нас нет никакой власти. Не мы учредили эти военные суды для расправы над оппонентами. Не мы казним мирных активистов. Не мы разрушили гражданское общество в Египте. Не мы преобразовали государство в совокупность личных вотчин. Мы хотим лишь, чтобы в нашей стране существовала открытая и справедливая система.

Фатах рос в светской семье. Религиозными идеями он проникся в институте в 1970-х годах. Вначале он находился под влиянием «Гамма Исламия», радикальной группировки, которая оправдывала политическое насилие. Как и многие представители его поколения, он разочаровался в светском режиме после того, как в 1967 г. Египет потерпел поражение в войне с Израилем.

К концу 1970-х годов он сблизился с «Братством» из-за того, что он называет более человечным и открытым подходом.

– Так, если кто-нибудь появлялся на людях в пьяном виде, то «Гамма» требовала выпороть его. А «Братство», напротив, хотело поговорить с этим человеком и объяснить ему, что то, что он делает, неправильно.

Фатах и другие вожди «Братства» ссылаются на свое управление египетскими профессиональными синдикатами как на свидетельство того, что они преданы демократии. Синдикаты – квазиофициальные профессиональные группы, которые являются мостом между профсоюзами и выдающими лицензии организациями, – регулярно проводят выборы. Их члены платят синдикатам взносы. Синдикаты занимаются благотворительностью для своих членов и обеспечивают им выплату пенсий.

Исламская демократическая модель

В 1980-х годах «Братство» через избирательные бюллетени начало брать контроль над синдикатами под попечительством г-на Футуха, члена организационного совета «Братства» и вероятного преемника Акефа, которому 83 года, на посту верховного вождя структуры.

Футух, который некогда управлял врачебным синдикатом и остается там видным чиновником, указывает, что, когда «Братство» проиграло выборы в синдикат, оно мирно уступило контроль победителю. На последних выборах в синдикаты врачей и адвокатов «Братство» получило меньше представителей, чем могло бы. Оно пригласило в правление этих синдикатов достаточно много представителей проправительственных партий и светских оппозиционных организаций.

– Когда-то мы хотели доминировать в синдикатах. Теперь мы выступаем за плюрализм в правлениях. Мы знаем, что легко могли бы получить контроль над синдикатами. Но в этом случае мы вытеснили бы оттуда множество других фигур, представляющих интересы других людей, – утверждает он. – Участвуя в делах синдиката, мы хотим лишь показать людям исламскую демократическую модель. Показать, что это возможно не только в теории, но и на практике.

Представители «Братства» в руководстве синдикатов значительно улучшили управление ими и финансовое положение этих структур. С другой стороны, они предоставили «Братству» источник средств для достижения его собственных целей. Так, в последние годы синдикат врачей, например, отправил крупную помощь палестинцам, что, кстати, улучшило отношение к «Братству».

Возможно, сейчас в правлении врачебного синдиката меньше членов «Мусульманского братства», чем раньше. Однако конторы этой организации в центрах крупных городов по-прежнему остаются бастионами «Братства». Коридоры их увешаны панорамными фото акций протеста против вторжения в Ирак, проведенными «Братством» в 2003 г., а также изображениями шейха Ахмеда Яссина – уничтоженного Израилем вождя палестинской группировки Хамас, которая на Западе официально признана террористической.

Скорость перемен

Футух утверждает, что президент Египта Хосни Мубарак столь сильно не любит его организацию из-за Америки, которая, по мнению Футуха, во многом контролирует египетский режим. По его словам, США знают, что «Братство» изменит политику Египта в отношении Израиля и, вероятно, разорвет мирный договор, существующий между двумя странами уже 20 лет, если вдруг ему удастся когда-нибудь прийти к власти.

Он и другие члены «Братства» выражают недовольство слишком медленным темпом перемен. Однако при этом они одобряют долгосрочную стратегию организации в Египте. Она ставит во главу сохранение движения и не предполагает начало полномасштабного конфликта с правительством, который может привести к уничтожению движения. Фатах говорит, что организация сознает, что ее приход к власти может занять целые десятилетия, но она готова и подождать.

Ибрагим Аль-Худейби, член братства, чей дед и прадед управляли этой организацией до самой своей смерти, учится в Американском университете в Каире. Демократическая риторика движения не является обманом, утверждает он. Он добавляет, что «Братство» действительно не намерено идти на открытый конфликт с правительством.

– Революции обычно не ведут к установлению демократии, – полагает он. – Посмотрите, например, на Иран. «Братство» действительно хочет демократии в Египте. И оно хочет, чтобы она установилась здесь мирным путем.



Д. Мёрфи, The Christian Science Monitor Перевод В. Черновецкого Sem40.Ru

  • 10-06-2005, 14:31
  • Просмотров: 225
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список