Все новости

Вчера, 22:40
12-12-2017, 21:31
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати


 Сирия: обострение "проблемы курдов"


На встрече офицеров сирийской политической разведки в конце апреля единственным пунктом повестки был шейх Мохаммед Машук Аль-Хазнави. Он начал становиться проблемой для Сирии, утверждает западный дипломат, осведомленный о встрече.

Умеренный исламский священник, помогавший некогда сирийскому правительству сдерживать экстремизм, шейх Хазнави начал превращаться в одного из самых откровенных критиков этого правительства. Он выступал за права курдов и демократию, настроив многих из 1,7 миллиона сирийских курдов против режима президента Башара Асада. В то же время курды получали в Ираке политическую власть, Ливан с помощью мирового сообщества выдворял со своей территории сирийские войска, а США критиковали правительство Сирии.

– Сирийская разведка написала доклад, в котором говорилось, что его нужно остановить. Офицеры считают, что он начнет революцию, – говорит шейх Мюрад Хазнави, старший из восьми сыновей шейха Мохаммеда.

10 мая священник исчез в Дамаске. Три недели спустя его нашли мертвым.

Его убийство привело в состояние шока маргинализованное сообщество сирийских курдов. Оно вызвало в этом месяце массовые демонстрации и привело в движение общину, которая представляет для президента Асада самую большую внутреннюю угрозу.

– Шейх был символом курдского народа. Он хотел, чтобы этот народ объединился и мирно боролся за свои права, – говорит Хасан Салех, генеральный секретарь Якити, запрещенной курдской партии.

Сирийские власти отрицают свое участие в убийстве Хазнави. Но аналитики и дипломаты отмечают, что смерть священника совпадает с подавлением Дамаском внутриполитического инакомыслия.

– Устойчивость Сирии находится в руках у курдов, – говорит Ибрагим Хамиди, корреспондент ежедневной арабской газеты Аль-Хаят. – Их положение уникально. Они организованны, они чувствуют себя мусульманами, они располагают региональной поддержкой турецких, иракских и иранских курдов. Есть у них и международная поддержка. Их интересы отстаивают и некоторые европейские страны. У них появился теперь и политический статус благодаря усилению курдов в Ираке.

1,7 миллиона курдов составляют самое крупное неарабское меньшинство в Сирии – 9% населения страны. Большинство курдов проживает в провинции Хасаке. Она является главным источником нефти и газа в Сирии. Кроме того, там активно выращивают хлопок и пшеницу. Экономическое значение провинции и идеология арабского национализма партии БААС привели к тому, что эта провинция давно уже находится под жестким контролем государства.

В 1962 г., за год до прихода к власти партии БААС, 120 000 сирийских курдов были лишены сирийского гражданства. Они были записаны «иностранцами». Вместо паспортов им были выданы красные удостоверения личности. Сегодня в таких условиях проживают 300 000 сирийских курдов.

В начале 1970-х годов тысячи арабов были переселены в конфискованные у курдов дома на 200-мильной полосе земли вдоль границы с Турцией. Политика насильственной арабизации Сирии привела еще и к тому, что курдам запретили ходить в школу.

Пропаганда личных прав

В такой среде и вырос шейх Хазнави. Он родился в уважаемой религиозной семье, следовавшей суфистской ветви ислама. Это движение организованных братств, или тарик, каждое из которых возглавляется шейхом. Но молодой Хазнави порвал с суфистской традицией и начал проповедовать личную свободу и ответственность вместо коллективного подчинения единому вождю.

– Шейх выступал против большинства суфистских законов. Он называл их опиумом для народа, – говорит его сын Мюрад.

Отец 16 детей, он внушительно выглядел в своем традиционном одеянии, состоявшем из серой туники и плотно сидевшего на голове белого тюрбана. У него было хорошее чувство юмора. В отличие от большинства исламских священников, он охотно пожимал руку женщинам. Умеренные идеи Хазнави, в том числе поддержка светского образа жизни и терпимость к другим верам, привлекали к нему растущее число сторонников. Вначале своими идеями он вызвал даже симпатию у сирийского правительства, которое враждебно относится к исламскому экстремизму.

В марте 2004 г. тлевшие на курдском северо-востоке трения переросли в кровавые столкновения между курдами, сирийскими службами безопасности и арабскими племенами. Правительство попросило Хазнави съездить в Камишли, чтобы помочь смягчить тамошние трения. Его посредничество действительно успокоило обстановку, но он всё более настойчиво и активно защищал права курдов. Когда в марте были освобождены 312 курдских заключенных, Хазнави пришел поприветствовать их. В апреле, в годовщину гибели курда в беспорядках прошлого года, он публично осудил политику правительства в отношении курдов.

– После этого он получил от агентов спецслужб предупреждение, что он занимается опасными делами, – рассказывает г-н Салех. Затем, в феврале, Хазнави поехал в Брюссель. Он встретился там с изгнанным главой Мусульманского братства. В начале 1980-х годов эта исламистская организация вела с правительством Сирии террористическую войну. Эта встреча привела к тому, что службы госбезопасности сделали ему следующее предупреждение.

В апреле он дал интервью газетам Canadian Globe и Mail. Там он, в частности, сказал:

– Или режим изменится, или ему придется уйти… Я говорю это потому, что Америка сейчас тоже пытается избавить мир от диктаторов и помочь угнетенным.

Хазнави начал получать послания с угрозами расправы от исламских экстремистов. Они ненавидели его умеренность и его критику терактов-самоубийств в Ираке. Угрожали также и его коллеге Мохаммеду Хабашу, директору Центра исламских исследований в Дамаске. Это учреждение как раз защищает умеренный ислам.

– Они предупредили меня и Хазнави, что мы играем с огнем, – рассказывает г-н Хабаш. – Я боюсь. Я думаю, что у фундаменталистов есть четкий план. Они будут бороться с обновлением ислама [то есть с попытками сделать его умеренным].

В начале прошлого месяца Хазнави позвонили люди, которые представились последователями его отца, умершего в 1992 г. Они сказали священнику, что их отец заболел и что они хотят увидеть его. Не мог бы он прийти к ним домой на завтрак? У него возникли подозрения, но он согласился. Он ушел из Центра исламских исследований утром 10 мая, и с тех пор никто его больше не видел.

– Он сказал, что идет в гости на завтрак, но оказалось, к несчастью, что он шел на свою погибель, – говорит Хабаш.

Восстание курдов

Исчезновение Хазнави заставило выйти на демонстрацию 21 мая в Камишли 10 000 курдов. Они призвали правительство раскрыть его местонахождение. Но правительство заявило, что ничего не знает о его похищении.

1 июня семью Хазнави оповестили о том, что их отец был найден мертвым в Дейр-эз-Зоре. Его тело, погребенное на кладбище на окраине городе, несло на себе следы пыток.

– Спецслужбы сказали нам, что его похоронили 12 дней назад, – рассказывает шейх Моршед Хазнави, другой сын Хазнави. – Мы не поверили им, потому что глубина могилы была всего около 70 сантиметров, а в Дейр-эз-Зоре очень жарко. Должно быть, он очень сильно разложился, прежде чем его похоронили.

Сирийские власти возложили вину за убийство священника на «банду». Два члена этой предполагаемой банды были арестованы. По телевизору показали их признание.

Десятки тысяч курдов посетили похороны Хазнави. А 5 июня 10 000 демонстрантов, в основном курдов, вышли на улицы Камишли, чтобы выразить свой протест против поведения властей. Демонстрация обернулась насилием, когда полиция и члены арабских племен стали избивать протестующих, включая детей, а затем ограбили десятки принадлежавших курдам магазинов.

– Мы переросли культуру страха, которую насаждал среди нас этот режим, – говорит Машал Таммо, член курдской партии «Таяр Мустакбаль». – Именно по этой причине режим не хочет мирно спросить нас о наших требованиях.

Больше прав курдам?

Главная дорога от Хасаке к Камишли идет через бесконечные поля пшеницы, через однообразную скучную равнину, прерываемую изредка маленькими искусственными холмами, которые называют также курганами. Они стоят в этой древней степи уже больше 4000 лет. Горячий ветер создает здесь колонны пыли, которые грациозно вращаются и качаются над золотистым жнивьем.

Сегодня у въезда в Камишли стоят офицеры сирийской разведки в штатском с ружьями и наблюдают за въезжающим в город транспортом. Другие офицеры разведки сидят на табуретах перед своей машиной, стоящей на кольцевой транспортной развязке с односторонним движением. После похищения и убийства Хазнави меры безопасности здесь усилились.

Моршед Хазнави, удивительно похожий на своего убитого отца, требует международного расследования этого преступления.

– Всю ответственность за это зверство мы возлагаем на власти Сирии, – заявляет он.

Но г-н Хабаш и некоторые аналитики сомневаются, что за убийством Хазнави стоит режим. Они указывают на давнишний спор в семье и на враждебность, которую он вызывал у исламских экстремистов.

– Я полагаю, что дети Машука находятся в центре циклона и что они жаждут обвинить во всем правительство, – говорит Хабаш. – У Машука были связи с режимом, правительством, армией и разведкой. Его политической деятельности было недостаточно, чтобы его убить.

После беспорядков марта 2004 г. в Камишли Абдалла Дердэри, сирийский министр планирования, съездил в провинцию Хасаке и убедил курдов в том, что экономическая помощь будет им оказана.

– Но никакой помощи так и не последовало, и теперь им никто не верит, – объясняет западный дипломат, знакомый с курдским вопросом. – Они смотрят на Ирак и понимают, что тоже могли бы самоорганизоваться и что режим это знает.

В 1990-х годах сирийским курдам разрешали проходить военную службу в КРП, вооруженной курдской сепаратистской группировке, которая сражалась за автономию в Юго-Восточной Турции. В 1998 г. Дамаск и Анкара подписали соглашение о безопасности, которое прекратило поддержку КРП Сирией. Как бы то ни было, по словам дипломата, многие сирийские курды проникали в Северный Ирак, чтобы продолжить борьбу на стороне вновь взбунтовавшейся КРП. Это может иметь серьезные последствия для Дамаска.

Есть, однако, указания на то, что правительство относится к курдской дилемме более серьезно. Так, недавно правительство назначило генерал-майора Мохаммеда Мансуру главой могущественного в Сирии отдела политической безопасности. Генерал Мансура имеет большой опыт взаимодействия с курдами. С 1982 по 2002 г. он возглавлял хасакский отдел военной разведки.

Вне зависимости от того, кто убил Хазнави, смерть уважаемого священника привлекла внимание к сирийским курдам. На прошлой неделе на съезде партии БААС говорилось о некоторых шагах, направленных на помощь курдам. Многие СМИ сообщают, что речь идет и о том, чтобы предоставить гражданство 300 000 курдов. Курды – крупнейший из народов земли, не имеющих своего государства.

Но многие курды считают, что эти мера правительства слишком малы и принимаются слишком поздно

– Курдам действительно уже всё это надоело. Им уже всё равно, – говорит Маан Абдельсалам, сирийский правозащитник.



Н. Блэнфорд, The Christian Science Monitor Перевод В. Черновецкого Sem40.Ru

Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.



Наш архив