Все новости





























22.09.2017 14:49
Ёлкин и евреи


















21.09.2017 18:02
ИШАЙЯ ГИССЕР












































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Великая антисирийская революция

Вчера в Ливане завершился последний, четвертый тур парламентских выборов. Убедительную победу на них одержала антисирийская оппозиция во главе с сыном экс-премьера страны Рафика Харири Саадом. Это означает, что "революция кедров", начавшаяся в Ливане после убийства господина Харири, победила, и теперь, скорее всего, именно его наследник станет новым главой правительства.

Четвертый бой

Решающий, четвертый этап ливанских выборов, проходивший на севере страны, состоялся в минувшее воскресенье. В ходе этого этапа разыгрывались оставшиеся 28 из 128 мест в парламенте, при этом 15 из них были закреплены за мусульманами, а другие 13 – за христианами. Чтобы стать правящей партией, оппозиционному антисирийскому блоку "Будущее", который возглавляют Саадом Харири, сын убитого экс-премьера Ливана Рафика Харири, и лидер друзской общины Валид Джумблат, нужно было набрать по крайней мере 21 место. 65% населения северных провинций Ливана составляют мусульмане-сунниты, так что суннит Саад Харири вполне мог рассчитывать на их поддержку.

Оставшиеся 35% населения составляли христиане-марониты и православные греки. Аналитики полагали, что они проголосуют за основного конкурента "Будущего" – Свободное патриотическое движение (СПД), которое возглавляет христианин-маронит генерал Мишель Аун.

Однако вышло иначе. Из 690 тыс. людей, обладающих правом голоса в северном Ливане, на избирательные участки пришли 49% и отдали свои голоса за Саада Харири. В итоге его партия получила все 28 мест из 28 возможных. Свою роль сыграло то, что блок "Будущее" заключил союз с "Ливанскими силами" (ЛС), бывшей христианской вооруженной милицией. Их идейным лидером считается еще один наряду с Мишелем Ауном видный участник ливанской гражданской войны, бывший командир ЛС Самир Джааджаа. Сам он уже 11 лет сидит в тюрьме, поэтому партию возглавляет его жена Ситрида Джааджаа. Именно ей удалось привлечь на сторону Саада Харири часть христиан. Ожидается, что одним из первых решений нового парламента станет амнистия Самира Джааджаа.

Таким образом, "Будущее" стало правящей партией. Оно будет контролировать 72 места в парламенте, в то время как СПД получит 21 место, а оставшиеся 35 кресел достанутся объединенному шиитскому альянсу "Амаль"–"Хизболла". Представители СПД вчера сразу же заявили, что признают свое поражение на севере страны и в будущем парламенте уйдут в оппозицию. Саад Харири, которому победа "Будущего" на выборах практически гарантирует пост премьера, напротив, не скрывал радости. "Люди проголосовали за перемены. Ну должно было после убийства Рафика Харири и вывода сирийских войск хоть что-то измениться!" – заявил он.

Выгодные альянсы

Уже вчера оппоненты победителей начали обвинять их в том, что голоса избирателей были куплены: унаследовав состояние своего отца, Саад Харири мог существенно повлиять на исход голосования. Действительно, исход голосования во многом был предрешен благодаря тому, что Сааду Харири удалось заручиться поддержкой влиятельных политических сил. Собственной харизмы Саада Харири вряд ли хватило бы на то, чтобы добиться такого успеха. Поэтому на агитационных плакатах "Будущего" было изображено лицо не лидера блока, а его покойного отца. Сам же Саад Харири отпустил бородку и прилизал волосы, чтобы больше походить на Рафика Харири. Впрочем, посмертный авторитет экс-премьера позволял блоку "Будущее" рассчитывать только на голоса суннитского населения, традиционно голосовавшего за Рафика Харири. Для того чтобы победить по всей стране, одних суннитских голосов было бы явно недостаточно – приходилось договариваться с лидерами других конфессий.

Первый альянс у семейства Харири сложился с друзами. Лидер друзской общины Валид Джумблат стоит у истоков антисирийской оппозиции, сложившейся в стране после убийства Рафика Харири, и в первые дни был даже ее ключевой фигурой – в то время, пока семья Харири не определилась с тем, кто из родственников убитого премьера станет его наследником. Валид Джумблат бок о бок с членами семьи Харири участвовал во всех митингах в Бейруте, которые и привели к падению просирийского правительства Омара Караме. Это движение получило название "революция кедров". Именно альянс Харири–Джумблат одержал убедительную победу в первом раунде выборов, состоявшемся в Бейруте, ибо собрал воедино голоса суннитов и друзов.

На второй раунд, затрагивавший южные районы страны, антисирийская оппозиция также возлагала большие надежды. Однако тогда все было намного сложнее – ей предстояло заручиться поддержкой шиитских движений "Амаль" и "Хизболла". Несмотря на то что шиитский блок всегда ориентировался на Сирию, лидеры антисирийской оппозиции всегда заявляли, что намерены сотрудничать с "Хизболлой" и собираются наладить с ними контакты. Их усилия не прошли даром: в списки объединенного блока "Амаль"–"Хизболла" была включена даже Багия Харири, сестра убитого экс-премьера. Пока что антисирийская оппозиция и просирийский шиитский блок официально не заявляли о том, что намерены выступать единым фронтом в парламенте, однако такой союз уже не кажется противоестественным.

Для победы в третьем туре, проводившемся в восточном Ливане, оппозиции во главе с Саадом Харири было необходимо заручиться поддержкой христианских партий. И, казалось бы, никаких проблем возникнуть не должно – ведь христиане долгие годы наиболее активно выступали против сирийского военного присутствия в Ливане. Видным противником Сирии был, разумеется, и генерал Мишель Аун, во время гражданской войны занимавший пост главнокомандующего ливанскими силами, сражавшимися против Дамаска. В 1991 году он был изгнан из Бейрута сирийскими войсками и с тех пор жил в изгнании в Париже. Однако на нынешних выборах складывались весьма причудливые политические союзы. Рассчитывая занять пост президента, зарезервированный за христианами, Мишель Аун вступил в союз не с антисирийской оппозицией, а с просирийскими партиями, поскольку в блоке Саада Харири он оказался бы на вторых ролях. Именно альянс недавнего изгнанника Мишеля Ауна, не замешанного в коррупционных скандалах последнего десятилетия, и просирийских партий одержал уверенную победу в третьем туре. Тем самым он приостановил победное шествие творцов "революции кедров".

Четвертый тур оказался решающим – по сути, борьба разворачивалась между четырьмя политическими силами. С одной стороны выступали блок "Будущее" Саада Харири и блокировавшаяся с ним христианская партия Самира Джааджаа. Против них шли блок Мишеля Ауна и просирийские силы во главе с бывшим главой МВД Сулейманом Франжье. Убедительная победа первых делала их триумфаторами и позволяла Сааду Харири сформировать свое правительство. Хотя бы небольшой успех вторых (восемь мест) позволил бы им взять контроль над ситуацией в свои руки и помешал бы антисирийской оппозиции сформировать парламентское большинство.

Неизбежные компромиссы

Но "революция кедров" все же победила. Хотя положение победителей далеко не так безоблачно, как они прогнозировали до начала выборов. Тогда оппозиционеры ожидали получить две трети мест в парламенте. Блок Мишеля Ауна получил 21 мандат, а шиитское объединение "Амаль"–"Хизболла" – 35 мест.

После победы в четвертом туре Саад Харири становится основным кандидатом на пост нового премьера. В этой должности ему придется решать те проблемы, которые оставил ему в наследство отец – к примеру, 35-миллиардный внешний долг Ливана.

То, что антисирийской оппозиции не удалось заполучить двух третей мест в парламенте, означает, что вряд ли она сможет отстранить от должности президента страны ставленника Дамаска Эмиля Лахуда. Впрочем, не исключено, что блок Харири заключит тактическое соглашение с блоком Мишеля Ауна, который рассчитывает занять президентское кресло. Чуть более ясна судьба поста спикера парламента. Эта должность зарезервирована за шиитом, поэтому, скорее всего, ее займет лидер движения "Амаль" Набих Берри, просирийский политик, занимающий этот пост уже 11 лет.

Таким образом, просирийские силы, даже несмотря на итоговую победу оппозиции, продолжат занимать важнейшие посты в руководстве Ливана и, несомненно, сохранят свое влияние. Для того чтобы удержать власть в своих руках, Сааду Харири и его сторонникам придется наверняка искать компромиссы и забыть о некоторых предвыборных обещаниях. К примеру, вряд ли Сааду Харири удастся осуществить свою идею призвать к ответу всех причастных к убийству его отца – ведь в числе подозреваемых фигурировали многие видные функционеры предыдущего режима, сохранившие свое влияние.

Впрочем, вряд ли, получив определенные властные рычаги и контроль над финансовыми потоками, Саад Харири будет упорствовать и по-прежнему бороться с политическими противниками. Ведь и его отец почти десять лет был крайне лояльным Дамаску премьером, а к антисирийской оппозиции примкнул, только лишившись места.



М. Зыгарь, А. Габуев, КоммерсантЪ

  • 21-06-2005, 16:03
  • Просмотров: 273
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список