Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Исламист метит в президенты Ирана

Идеологизированный радикал, фанатично преданный принципам Исламской революции в Иране, – таков один из двух участников последнего тура президентских выборов в Иране.

Скромно живущий мэр Тегерана Махмуд Ахмадинеджад вселяет страх в сердца прозападных иранских реформаторов. В прошедшем в пятницу первом туре президентских выборов этот ультраконсерватор, вопреки всем прогнозам, занял второе место. Он лишь немного отстал от фаворита – бывшего президента Али Акбара Хашеми Рафсанджани. Последний набрал 21% голосов. Теперь в следующую пятницу они будут бороться за пост президента.

Иранцы сами удивились результатам первого тура выборов. За бортом оказались два кандидата-реформатора, которые обещали продолжить некогда популярную линию уходящего со своего поста президента Мохамада Хатами.

Г-н Рафсанджани привлекал внимание СМИ и общества яркими телероликами. В ходе своей предвыборной кампании он высмеивал общественные установления и обещал иранцам свободу. Г-н Ахмадинеджад же использовал свое простое происхождение, чтобы со знанием дела говорить о нуждах религиозной иранской бедноты, о которой так часто забывают.

– Он взывает к тем обездоленным людям, которым важно, что он вышел из их среды и может понять их чувства, – говорит Мохаммад Хосейн Панахи, социолог из Университета Алламеха Табатаби в Тегеране. – Священники были на его стороне. Они агитировали за него как за религиозного человека из низов.

Результаты подвигли сторонников реформ к критическому самоанализу. Многие из них бойкотировали выборы. Теократическое руководство Ирана использовало 63% явку, чтобы укрепить поддержку Исламской Республики.

Разгромленные кандидаты-реформаторы объявили в субботу, что результаты выборов были подтасованы так, чтобы не пустить их во второй тур. Дело в том, что Совет стражей исламской революции и Министерство внутренних дел, контролируемые, соответственно, радикалами и реформаторами, по всей видимости, огласили изначально противоречившие друг другу результаты.

Третье место занял Мехди Карруби, бывший спикер парламента. Он набрал 19,3% голосов, лишь немного отстав от Ахмадинеджада с его 19,48%. Карруби публично осудил «странное вмешательство», в процессе которого «деньги переходили из рук в руки».

Мустафа Мойн считался до выборов ведущим кандидатом-реформатором. Однако набрал он лишь 13,8%. Он заявил о «незаконном лишении кандидата его прав».

– Это предупреждение демократии, – отметил г-н Мойн. Он говорил об опасности сползания к «религиозному тоталитаризму» в том случае, если должность президента займет радикал. В последние годы контроль над Тегеранским городским советом и национальным парламентом, меджлисом, принадлежал именно радикалам. Не так давно меджлис выделил 350 миллионов долларов дополнительной прибыли от продажи нефти радикальному религиозному ополчению Басиджи.

– Мы должны осознавать, что такие шаги приведут в конечном счете к милитаризации режима, политическим и социальным репрессиям, – сказал он.

Перспектива того, что во главе исполнительной власти встанет радикал, вероятно, подвигнет многих сторонников реформ к тому, чтобы проголосовать за Рафсанджани, хотя у этого хитрого ветерана иранской политики хватает сильных врагов как слева, так и справа.

– Я не ходил голосовать в первом туре, но в следующую пятницу обязательно пойду! – рассказывает молодой отец из состоятельного Северного Тегерана.

– Я чувствую себя преданным, – откровенничает Мохамед, представитель иранского среднего класса, голосовавший за г-на Мойна. – До этого Ахмадинеджада никто и не знал. Как мог он прийти из ниоткуда, никого не обманув? Все те, кто голосовал за него, имеют связи с режимом.

Газета «Кайхан» и другие консервативные СМИ призвали своих сторонников голосовать за единого кандидата. Похоже, что накануне последнего и решающего тура выборов этот призыв услышало ополчение Басиджи. Его часто используют для того, чтобы разгонять продемократические демонстрации протеста.

Впрочем, кто бы ни стал президентом в этот раз, ему всё равно придется работать в тени неизбранного верховного религиозного вождя – аятоллы Саеда Али Хаменеи. Именно за ним остается последнее слово по всем вопросам. Однако в этом уникальном сочетании ислама и демократии, которым отличается Иран, президент может задавать тон и определять повестку дня.

– Я знаю иранскую культуру. Я знаю, как достучаться до иранского народа, – заявил в субботу Ахмадинеджад. Он назвал выборы «днем дружбы и братства».

Когда его спросили, собирается ли он сохранить существующие свободы, Ахмадинеджад ответил уклончиво.

– Свобода и так является духом исламской революции, – сказал он. – А в нашей религиозной демократии это гораздо больше, чем вы можете себе представить.

Сын кузнеца, Ахмадинеджад провел скромную кампанию, которая резко контрастировала с 5 миллионами долларов, потраченными Рафсанджани на избирательную гонку, начиная с ярких плакатов и заканчивая бессчетными избирательными штабами и концертами поп-музыки.

Создавая противоположный образ, мэр показал телеролик, где можно было увидеть его дом, и описал свой аскетический образ жизни.

– Те, кто голосовал за меня, делали это, не глядя на то, у кого кампания богаче и ярче, – сказал Ахмадинеджад. – Они приняли решение в своем сердце, и это мой путь. У этих избирателей было намерение поступить правильно.

Понравилось иранской бедноте и то, что Ахмадинеджад был иостается офицером отряда особого назначения в Стражах исламской революции и инструктором ополчения Басиджи.

Однако успехи Ахмадинеджада на посту мэра весьма неоднозначны и спорны. Так, новый городской совет был избран в 2003 г. при явке избирателей всего в 12%. А на прошлой неделе он за поддержку кандидатов-конкурентов уволил редактора «Хамшахри» – крупнейшей в Иране умеренно-консервативной ежедневной газеты, владельцем которой является город.

– Отсутствие у него управленческого прошлого оказалось ему очень полезным, – полагает профессор Панахи. Но успех мэра показывает также и относительную слабость позиций Рафсанджани.

– Если Рафсанджани и дальше будет обхаживать жаждущую реформ молодежь, он получит еще меньше поддержки со стороны бедноты… Есть реальная возможность того, что во втором туре победит Ахмадинеджад, – считает Панахи. – Рафсанджани должен… побудить средний и высший класс прийти на выборы, справедливо напугав их тем, что в противном случае президентом станет Ахмадинеджад, и убедить бедноту в тому, что и ее нужды он хорошо понимает.

Угроза такого президентства уже вызвала реакцию у иранских реформаторов.

– Некоторые люди убеждены, что общество не может идти назад, – сказал в воскресенье Эмадедин Багхи, глава Ассоциации прав человека и заключенных. – Если Рафсанджани станет президентом, то мы сможем вздохнуть свободнее. Но если к власти придет его конкурент, то свободы станет куда меньше.

Как голосовали иранцы

Ни один кандидат не набрал 50% голосов. А потому 24 июня пройдет второй тур выборов. В нем примут участие кандидаты, занявшие в первом туре первое и второе место.

• Явка избирателей – около 63%.

• Али Акбар Хашеми Рафсанджани: 21%.

• Махмуд Ахмадинеджад: 19,48%.



С. Петерсон, The Christian Science Monitor Перевод В.Черновецкого, Sem40.Ru

  • 23-06-2005, 14:48
  • Просмотров: 304
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список