Все новости

Вчера, 22:40
12-12-2017, 21:31
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати


 Идеологические программы политических партий Ирана


Формирование многопартийной системы в Иране началось после вступления в силу в июле 1989 г. Закона о партиях. В соответствии с этим законом, все политические партии, объединения и движения, желающие осуществлять массовую политическую деятельность, должны получать специальное разрешение в МВД Ирана после предоставления программных и уставных документов. В 1989 г. в Иране было зарегистрировано 14 партий и организаций. В последующие годы число партий в стране динамично росло и к началу 2005 г. составило около 200. Практически все они имеют исламскую идеологическую платформу и принадлежат к той или иной группировке правящего шиитского духовенства.

Характерной особенностью партийной системы ИРИ является отсутствие в ней партий западного образца - с конкретными программами и позициями. Абсолютное большинство организаций, называемых в Иране политическими партиями, представляют собой, по сути, аморфные политические движения, не имеющие четкой организации, постоянных партийных структур и института партийного членства.

Все политические партии и движения Ирана в соответствии с раскладом внутриполитических сил в стране принадлежат к двум основным лагерям высшего клерикального духовенства, между которыми происходит принципиальная межфракционная борьба, - консерваторам и реформаторам. Эти группы не являются однородными и консолидированными, в каждой из них наблюдается жесткое внутрифракционное противостояние, имеются принципиальные идеологические разногласия. Условно выделяется еще и третья группа – центристов, которая, разделяя отдельные идеологические установки того или иного лагеря, готова примкнуть к каждому из них в зависимости от складывающейся конъюнктуры.

Консервативное крыло иранского духовенства представлено двумя фронтами: умеренных и радикальных консерваторов. Умеренно-консервативное движение стремится к проведению широких экономических реформ, которые по темпам опережали бы социальные реформы и были бы способны продемонстрировать альтернативу либеральным идеям реформаторского лагеря. Представители этого движения демонстрируют национальный патриотизм, оказывают щедрую благотворительную помощь студентам, инвалидам войны, СМИ. Движение располагает широким спектром высокопрофессиональных, подготовленных кадров и специалистов. Главной его опорой являются крупные и влиятельные финансово-промышленные группы, которые контролируют многие СМИ, политические партии и общественные организации. За ним стоят армейские круги и влиятельные офицеры Корпуса стражей исламской революции (КСИР), региональные власти, авторитетные представители умеренного духовенства, землевладельцы и предприниматели.

К лидерам умеренно-консервативного крыла следует отнести председателя Совета по определению целесообразности принимаемых решений (СОЦПР) А. Хашеми-Рафсанджани, секретаря Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Х. Роухани, советника Верховного лидера ИРИ по внешнеполитическим вопросам А.А. Велаяти. В число крупнейших партий умеренно-консервативной идеологии входят Исламское общество инженеров («Джамэе-йе эслами-йе мохандесин»), Свободная коалиция молодежи Ирана («Этелаф-е азад-е джаванан-е Иран»), Общество последователей линии имама и рахбара («Джамиат-е пейрован-е эмам ва рахбар»).

Основные программные установки умеренных консерваторов в вопросах внутренней и внешней политики включают фактическое установление в Иране власти крупной национальной буржуазии, элитарной интеллигенции и технократов; обеспечение независимого и прагматического внешнеполитического курса; недопущение подчинения Ирана внешним силам, прежде всего США; окончательный отказ от идеи «экспорта исламской революции»; недопущение развития в Иране либеральных идей и систем ценностей. При этом идеология умеренных консерваторов связана с идеями иранского государственного национализма, что служит барьером для интеграции Ирана с Западом.

Реализация этой программы не предполагает вытеснения с политической арены религиозно-консервативных сил. Она предусматривает возможность постепенного снижения роли государственного ислама, но при сохранении основ установившегося после 1979 г. исламского строя и высокой роли в государственной политике исламских принципов, этики и морали. Конечная цель программы – превращение Ирана в региональную державу со средним уровнем жизни населения, модернизированную страну с современной промышленностью.

Радикально-консервативное движение выступает за ужесточение традиционных консервативных установок, установившихся после исламской революции, к главным из которых можно отнести незыблемость исламских ценностей, доминанту шиитского духовенства в управлении страной, решительное неприятие проникновения в иранскую жизнь западной культуры и идеологии, государственное управление экономикой и недопущение ее либерализации, сохранение закрытости Ирана для мирового сообщества при приоритетности развития отношений с исламскими государствами.

К числу крупнейших партий этого направления следует отнести Партию служителей исламской революции («Хезб-е каргозаран-е энгеляб-е эслами»), Движение сподвижников партии Аллаха («Ансар-е Хизбалла»), Партию Исламская родина («Хизб-е михан-е эслами»), Женское общество «Зейнаб» («Джаме-е Зейнаб»), движение «Благополучие» («Рефах»), Движение борцов за правое дело («Исаргяран»), а также с некоторой долей условности – Общество исламской коалиции («Джамийат-е моаталяфе-йе эслами»), которое в последнее время все больше тяготеет к умеренным силам.

Организационной и идейной платформой консервативного течения является религиозно-политическая группировка Общество борющегося духовенства («Джамэе-йе роуханийат-е мобарез»), которая формально ушла с политической арены в 1997 г., но и сейчас объединяет наиболее видных представителей клерикальной элиты (генеральный секретарь – М.А. Махдави-Кани). Другим важным координирующим центром правого консервативного лагеря является Коалиция сил исламской революции («Шоура-е хамаханги-е нируха-е энгеляб»), председатель Координационного совета которой - бывший спикер парламента А. Натег-Нури. В числе лидеров движения также секретарь Наблюдательного совета (НС) А. Джанати и председатель Собрания экспертов (СЭ) аятолла Мешкини.

Основу этого крыла консервативного духовенства составляют главным образом представители кумского духовенства (теологическая школа г. Кум – мозговой центр шиизма), судебной власти, большинство членов НС и СЭ, руководство КСИР. Своих сторонников они набирают среди слушателей медресе, фанатичной молодежи из провинций, представителей народного ополчения «Басидж».

В состав радикально-консервативного течения входят так называемые неоконсерваторы. Это молодое поколение иранских политиков консервативной направленности, которое представлено в парламенте коалицией «Созидатели» («Абадгяран»), победившей на выборах в меджлис 7-го созыва в марте 2004 г. К лидерам данного течения следует отнести спикера парламента Г.А. Хаддад-Аделя, мэра Тегерана М.Ахмадинежада, вице-спикера парламента М.Р. Бахонара, экс-руководителя Организации радио и телевидения ИРИ А. Лариджани. Экономический базис идеологии этой партии основан на принципах совмещения некоего прагматизма в экономике (доступ к современным технологиям и их внедрение в национальную промышленность, первоочередное привлечение в экономику внутренних инвестиций, частичная приватизация) с преобладающими радикально-консервативными элементами (государственная экономика, национализация многих ее областей; дискриминационные меры против иностранных инвесторов). В политике эта идеология носит более радикальный характер: неоконсерваторы после избрания в парламент приступили к ужесточению внутренних правил, норм поведения и образа жизни в стране (более строгим стало ношение исламской одежды, подверглись арестам журналисты и редакторы либеральных СМИ, усилилась цензура). Во внешней политике позиция неоконсерваторов мало чем отличается от идеологических установок других сил, входящих в радикально-консервативный лагерь.

Реформаторское крыло иранского духовенства представлено двумя крупнейшими политическими течениями: умеренных и радикальных реформаторов.

Умеренно-реформаторское движение выгодно отличается на фоне радикального в плане кадрового ресурса, поскольку имеет много подготовленных специалистов в сфере экономики, управления, науки и технологии. Партии умеренно-реформаторского толка, во многом близкие к центристам, способны разрабатывать серьезные экономические и политические предложения для среднесрочного и долгосрочного развития страны, сочетающие в себе либеральные идеи и прагматические элементы.

Лидеры умеренных реформаторов - президент ИРИ С.М. Хатами, бывший спикер парламента М. Кярруби, ключевые члены нынешнего состава кабинета министров (главы МИД, МВД, минобороны, министерства информации (спецслужбы), министерства экономики и финансов).

К числу основных политических партий и движений умеренно-реформаторской направленности относятся Ассоциация борющихся мулл («Маджма-э роуханийун-е мобарез»), партия «Дом рабочего» («Хане-йе каргяр»), Исламская партия труда, Фронт реформ («Джабхе-йе эслахат»).

Умеренно-реформаторское движение по своим идеологическим взглядам выступает в пользу усиления роли технократов, управленцев и экспертов в государственном аппарате, повышения его эффективности, высказывается за модернизацию бюрократической системы страны, реформирование судебной системы.

Во многом позиции умеренных реформаторов совпадают со взглядами умеренных консерваторов: они также ратуют за незыблемость исламских ценностей, допуская при этом более динамичную либерализацию экономической жизни страны (умеренные консерваторы – за эволюционный путь). Представители этого течения являются последовательными сторонниками проведения реформ в социальной сфере, обеспечения свободы слова и СМИ, соблюдения гражданских прав, в том числе прав женщин.

Во внешней политике умеренные реформаторы пропагандируют выдвинутую С.М. Хатами концепцию диалога между цивилизациями, высказываются за осторожное, постепенное налаживание отношений с США и Европой, заявляют о необходимости постоянного конструктивного диалога с Западом. Их задача – максимально быстро интегрировать Иран в мировой сообщество, в международные финансово-экономические структуры.

Радикально-реформаторское движение в подавляющем большинстве представлено не профессионалами, а малоопытными функционерами, политиками популистского толка. Проблема радикальных реформаторов заключается в отсутствии консолидации, а также четкой и ясной программы, с помощью которой они хотят добиться своих целей. Выдвигаемые ими лозунги (демократизация и свобода, либерализация политики и экономики, стремление к западным стандартам) в значительной мере лишены патриотизма и принципиальности, по своей сути непонятны основной массе избирателей и, соответственно, вызывают у многих сомнение и недоверие. Опорой этого политического движения являются молодежь, студенчество, женщины и интеллигенция.

Среди лидеров радикальных реформаторов следует отметить брата президента М.Р. Хатами, бывшего председателя комиссии меджлиса (парламента) по внешней политике и национальной безопасности М. Мирдамади, бывших депутатов парламента М. Армина и Э. Кулаи, экс-министра науки и образования ИРИ М. Моина.

К числу крупнейших партий радикально-реформаторской направленности относятся Партия партнерства исламского Ирана («Хизб-е мошарекят-е Иран-е эслами»), Организация моджахедов исламской революции («Сазман-е моджахедин-е энгеляб-е эслами»), Партия солидарности исламского Ирана («Хизб-е хамбастеги-е Иран-е эслами»), Бюро укрепления единства («Дафтар-е тахким-е вахдат»).

Радикальные реформаторы ставят во главу угла такие цели, как ускорение процессов урегулирования отношений с США и Западом в целом, осуществление широкой либерализации существующего государственного строя, создание широкого общественного фронта сопротивления религиозно-консервативным силам, вытеснение духовенства из системы государственного управления, превращение Ирана в открытую страну с рыночной экономикой.

В отличие от умеренных реформаторов, делающих ставку на экономическую либерализацию, приоритетом радикально-реформаторских сил является общественная либерализация, включающая как политическую составляющую (свобода слова и СМИ, свобода деятельности политических партий, гласность), так и общественную (свобода передвижения по всему миру, возможность получения образования за рубежом, свободный доступ к информационным сетям). При этом в программу левореформаторских сил заложены принципы обеспечения социальной справедливости, социальных гарантий общества, ликвидации безработицы.

Центристское движение пытается проводить компромиссную политику и лавирует между различными политическими течениями, преследуя цель добиться участия в деятельности исполнительной власти страны. Не имея собственных ярких лидеров, по своим политическим взглядам оно, с одной стороны, близко к умеренным консерваторам (А. Хашеми-Рафсанджани), а с другой стороны – к умеренных реформаторам (М. Кярруби). Это движение выступает за осуществление последовательных, эволюционных реформ, но в то же время против ущемления демократических прав и свобод, закрытия политических партий и либеральных СМИ, преследований журналистов.

В числе крупнейших политических партий центристов следует выделить две – Партию умеренности и развития («Хизб-е эстедаль ва тоусеэ») и Партию служителей созидания Ирана («Хизб-е каргозаран-е сазандеги-йе Иран»). Первая из них более консервативная, она является «детищем» А. Хашеми-Рафсанджани, а вторая примыкает к реформаторам-технократам.

Опорой центристов служат в основном представители городской интеллигенции (преимущественно Тегерана), мелкой и средней буржуазии, ремесленников. Партии центристского толка не являются массовыми по своему характеру, хотя потенциально могли бы сыграть важную стабилизирующую роль в установлении баланса между двумя противоборствующими лагерями и способствовать достижению общенационального консенсуса.

Несмотря на наличие в ИРИ широкого спектра политических партий, движений и организаций различной идеологической окраски, системообразующим элементом партийного строительства в ИРИ является их сосредоточение в рамках общей исламской идеологии при сохранении режима, установившегося в ИРИ после 1979 г. Бразды правления прочно удерживаются в руках клерикальной шиитской верхушки, которая контролирует важнейшие законодательные и судебные институты власти, военные структуры и, соответственно, курирует деятельность практически всех политических партий и движений. Все те партии, которые выступают за изменение коренных основ исламского строя, автоматически выбывают из общественно-политической системы и становятся вне закона. В их числе - буржуазно-националистическое Движение за свободу Ирана (лидер И. Язди), а также базирующиеся за пределами страны нелегальные организации типа Организации моджахедов иранского народа (ОМИН), народной партии «Туде» (создана в 1941 г. на марксистских началах), Организации федаинов иранского народа (ОФИН), Демократической партии иранского народа (ДПИН).

В то же время религиозно-политическая элита ИРИ стремится обеспечить широкое партийное представительство на политической арене страны (в 2001 г. в Иране действовало 130 партий и движений, в 2005 г. – 200) и тем самым укрепить в глазах международного сообщества легитимность установившегося в Иране после 1979 г. исламского правления, пропагандировать идею развития в ИРИ государственной системы «исламской демократии», сочетающей традиционные и модернистские элементы политической культуры.



А. Вартанян, Институт Ближнего Востока

Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.



Наш архив