Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Авгиевы конюшни Ливана

Лагеря переселенцев в Ливане, превратившиеся в оплот террора, - головная боль нынешних палестинских правителей.

'Мы гости в Ливане, временные гости, и подчинимся ливанским законам так же, как подчиняются им все, кто живет на территории этой страны', - заявил Абу Мазен во время встречи с ливанскими лидерами. Речь шла о разоружении ливанским правительством палестинских военизированных формирований в лагерях переселенцев, и вряд ли заявление палестинского лидера можно назвать неожиданным. В нем звучала неприкрытая радость по поводу того, что с угрозой, исходящей из ливанских лагерей беженцев, будет покончено.

Чтобы лучше причину такой покладистости Абу Мазена, следует обратиться к истории. Палестинские лагеря в Ливане с момента своего возникновения превратились в раковую опухоль этой страны. Ливанские правительства препятствовали интеграции палестинцев из опасений, что их натурализация нарушит и без того хрупкий этнический и религиозный баланс страны. Ливан отказался сотрудничать с Рабочей группой ООН по оказанию помощи переселенцам, занимающейся гуманитарными вопросами. Власти Ливана непрестанно подчеркивали, что палестинская проблема - проблема политическая и потому должна решаться политическими методами. Сотни тысяч переселенцев превратились в маргиналов, а сами лагеря - в очаги нищеты и ненависти. Возникла идеальная питательная среда для всевозможного рода манипуляторов, начиная с Арафата и заканчивая 'Хизболлой', а затем и 'Аль-Кайедой'.

За короткий срок Арафат создал на территории Ливана миниармию и попытался руками своих собратьев захватить власть в стране. Палестинские банды отличались необычайной жестокостью по отношению к самим ливанцам, и жители этой страны до сих пор не могут простить палестинцам их преступлений, обвиняют их в развязывании гражданской войны и последующих несчастьях, обрушившихся на Ливан. Операция 'Мир Галилее' положила конец хозяйничанью Арафата в этой стране, но лагеря беженцев на ее территории до сих пор являют собой 'государство в государстве'.

В 12 лагерях, разбросанных по всей стране, сегодня проживают около 350 тысяч переселенцев и их потомков. Уровень нищеты настолько велик, что для подавляющего большинства населения единственный выход из положения - примкнуть к какой-либо террористической группировке, имеющей богатого спонсора за пределами страны. Как это часто бывает, манипуляции со своим народом вернулись бумерангом к тем, кто их замышлял. Бывший приверженец Арафата и командующий его элитным 'подразделением-17' в Ливане Мунир аль-Магдах, взявший себе имя Абу-Хасан, заявил после соглашений в Осло, что отказывается подчиняться своему боссу, так как тот бросил на произвол судьбы палестинских "беженцев" в Ливане. 'Для Абу-Амара (Арафата) настало время отречься от власти', - провозгласил он.

С этого момента в лагерях переселенцев начинается борьба за власть между приверженцами 'раиса' и последователями аль-Магдаха. ООП после подписания соглашений в Осло объявляет о смещении Магдаха, однако тот не только отказывается подчиняться, но создает 'Бригады черного сентября - 13' (в сентябре 1993 года были, как известно, подписаны норвежские соглашения) и заявляет, что 'рано или поздно сбросит сионистов в море'. Когда Арафат в ноябре 1994 года прибывает в Газу, Магдах призывает в интервью Си-эн-эн расправиться с 'раисом' за его предательство.

Тем не менее, прямое противоборство не приносит Магдаху успеха. Ловкий Арафат попросту перекупает его сторонников, постепенно возвращая себе контроль над лагерями переселенцев, и разочарованный Абу-Хасан начинает искать новых влиятельных союзников.

Таковые находятся довольно быстро в лице Ирана и Хафеза Асада, делающего все для того чтобы досадить Арафату. Непосредственными союзниками Магдаха в Ливане становятся другие марионетки Ирана - быстро набирающая силы 'Хизболла' и 'Исламский джихад'. В середине 90-х годов Магдах совершает несколько дерзких вылазок против Израиля в Южном Ливане, а в апреле 1996 года чудом остается в живых, когда израильские вертолеты выпускают несколько ракет по его штаб-квартире.

С конца 90-х он окончательно меняет 'ориентацию'. Бывший командир светского ФАТХа сближается не только с 'Хизболлой', но и с исламистами 'Аль-Кайеды', позволяя активистам этой группировки создавать свои ячейки в палестинских лагерях переселенцев. С благословения Магдаха, обосновавшегося в лагере Эйн аль-Хильве в Сидоне, исламисты создают несколько военизированных формирований, наиболее известным из которых становится 'Усват аль-Ансар'. Все чаще Магдах выступает в роли посредника между суннитскими и шиитскими радикалами, которые в феврале 2002 года проводят сходку в Бейруте и объявляют о намерении объединить силы против США.

Эйн аль-Хильве становится заповедником мирового террора. Когда США начинают охоту на боевиков Бен Ладена, те пускаются в бега. Многие из них находят себе пристанище в Ливане.

Начало интифады открывает амбициозному Магдаху широкий простор для деятельности. Он, хорошо знающий палестинские реалии и имеющий связи в ФАТХе, занимается по заказу 'Хизболлы' рекрутством и подготовкой полунезависимой террористической инфраструктуры в Иудее и Самарии. Центры этой инфраструктуры располагаются в Шхеме и Дженине, а основной поставщик боевиков - разрозненные и потерявшие покровителя вооруженные банды 'Батальонов мучеников Аль-Аксы'. Возникают новые вооруженные группировки - 'Катаиб аль-Ауда' и 'Аль-Натир', получающие распоряжения от бывшего помощника Арафата. Впрочем, 'раис' закрывает глаза на проказы своего подчиненного. Теперь он уже сам поддерживает секретные контакты с Ираном и 'Хизболлой' и попустительствует любой активности на 'территориях', лишь бы только ослабить Израиль.

Однако в окружении Арафата далеко не все довольны таким развитием событий. Здесь опасаются, что Магдах и его команда со временем попросту захватят власть в ООП и выдавят старую гвардию. В середине 2002 года в окружении Арафата открыто предупреждают: местные главари ФАТХа в Иудее и Самарии получают десятки тысяч долларов от Магдаха. Один из аппаратчиков ФАТХа признал, что 'новое поколение бойцов ФАТХа будет получать инструкции из Дамаска и Тегерана'.

На следующем этапе Магдах расширяет горизонты деятельности, превращаясь из мало кому известного мятежного командира ФАТХа в центральную фигуру мирового террора. После начала войны в Ираке палестинская газета 'Ассенара' сообщает, что Магдах посылает сотни добровольцев в Ирак для совершения диверсий против союзнических войск и тренировки боевиков.

Между тем, напряжение в лагерях переселенцев нарастает. Местные командиры ФАТХа, недовольные раскольническим курсом своего командира, поднимают, с согласия Арафата, бунт. 'Раис' требует от своих приверженцев очистить Эйн Хильве от раскольников, Магдах, в свою очередь, отказывается передать лагерь сторонникам Арафата. По лагерю переселенцев прокатывается волна столкновений между боевиками 'Усват Ансар' и Магдаха, с одной стороны, и сторонниками Арафата - с другой, однако ни одна из сторон не добивается решающего успеха.

И исламистам, и людям Магдаха понятно, что уход сирийских войск из Ливана ставит под угрозу иммунитет Эйн Хильве. США давно уже хотят прикрыть ливанские рассадники террора, и резолюция Совета безопасности ООН 1559 требует 'разоружить все вооруженные формирования в Ливане'.

Главарь раскольников ФАТХа, в свою очередь, делает все, чтобы сохранить контроль над лагерем переселенцев. В марте 2005 года он посетил Дамаск в надежде получить от Сирии гарантии, что лагерь сохранит свою неприкосновенность 'перед лицом империалистического давления'. Однако подобных гарантий сирийцы, вынужденные оставить свою колонию - Ливан, дать ему не могли.

Для Абу Мазена, в свою очередь, очевидно, что Магдах и его боевики, при поддержке 'Хизболлы', Сирии и Ирана, способны сорвать переговоры с Израилем и создать угрозу его, Абу Мазена, правлению. Сразу же после своего избрания он выступил с предупреждением в адрес 'внешних сил', стремящихся воспламенить ситуацию на палестинских 'территориях', и это предупреждение не в последнюю очередь относилось к Магдаху. Для Сирии и Ирана палестинские переселенцы Ливана - превосходный горючий материал, и не случайно, по оценкам спецслужб, новый конфликт на ливанской границе может начаться с провокаций палестинских боевиков, которых затем поддержит 'Хизболла'. Впрочем, Мунир Магдах и 'Хизболла' вполне способны спровоцировать серию терактов на территории Израиля руками палестинских боевиков из 'Батальонов мучеников Аль-Аксы', а это будет означать смертный приговор политическим планам Махмуда Аббаса.

Потому он не просто согласен на разоружение 'Хизболлы' и палестинских формирований в лагерях переселенцев - он остро нуждается в этом, чтобы удержать власть и не допустить эскалации насилия. И с радостью готов дать зеленый свет на очистку авгиевых конюшен, коими являются Эйн Хильве и другие палестинские лагеря переселенцев.

Впервые эта статья опубликована в газете "Новости недели" (Израиль).



А. Майстровой, Israland

  • 18-07-2005, 14:59
  • Просмотров: 263
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список