Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Лягте на спину и думайте об Англии

"Я рада, что Джордж стал посещать мою спальню реже, чем раньше. Теперь мне приходится переносить его визиты не более двух раз в неделю, и каждый раз, когда я слышу за дверью его шаги, я ложусь на спину, закрываю глаза, раздвигаю ноги и думаю об Англии". Леди Алис Хиллингнтон, супруга 2-го барона Хиллингтона, 1912 г.

Мы с вами живем в удивительно предсказуемом мире. Представьте себе, например, что у Джона и Джейн есть по девять яблок, а у маленького Томми — ни одного. Трудно ли предсказать, что если Джон даст маленькому Томми три яблока и Джейн последует его примеру, то в мире воцарится полная гармония?

Да, чуть не забыл. Маленький Томми родился и вырос в Дарфуре. Когда он был еще совсем младенцем, похожий на Бармалея араб просто так, для забавы отрубил ему обе руки. Томми был бы рад полакомиться яблоком, но для этого кто-то должен поднести яблоко ему прямо ко рту. О том же, чтобы унести шесть яблок с собой, он даже мечтать не может. Теперь у Джона и Джейн в руках по шесть яблок, у маленького Томми, как и раньше, — ни одного, а оставшиеся шесть яблок валяются в придорожной пыли. И все-таки жертва, принесенная Джоном и Джейн была не напрасной, потому что Джон и Джейн остались ужасно довольны собой и своим великодушием, а за это никаких яблок не жалко.

Но довольно о помощи Африке. Пока маленький Томми ползет по-пластунски в пыли, безуспешно пытаясь катить свои яблоки носом, давайте устроимся поудобнее. Давайте ляжем на спину и подумаем об Англии.

Между массовыми убийствами, совершенными мусульманскими "борцами за свободу" в Нью-Йорке и Мадриде с одной стороны и в Лондоне с другой, имеется очень важная разница. Америка была наказана за поддержку Израиля. Испания была наказана за поддержку Америки. Англию же никто ни за что не наказывал.

Мусульманские "борцы за свободу" не предъявляли англичанам никаких требований. Они совершили убийство, просто потому что у них была такая возможность. У них была возможность совершить убийство в Англии, просто потому что они уже там находились. Если вы на этом осовании прийдете к выводу, что лондонское убийство было бессмысленным, вы будете неправы. Принимая во внимание сравнительно малое число убитых, мусульманские "борцы за свободу" достигли очень многого. Их достижения далеко превосходят непосредственный эффект взрывчатки на средства общественного транспорта в утренний час пик. Массовым убийством, совершенным 7 июля в Лондоне, они убедительно продемонстрировали, что победоносная война в Ираке и Афганистане отнюдь не гарантирут американцам безопасности дома.

Гордые лидеры еще совсем недавно свободного мира торопливо подтвердили, что послание ими получено и смысл его понят. В тот же день они преподнесли Палестинской Автономии подарок: 3 миллиарда долларов в год в течение трех лет. Они не указали, на что они жертвуют эту сумму и не спросили у «палестинцев», на что те собираются ее потратить. Они смиренно просили пощады. В ответ Палестинская Автономия отрядила очередного камикадзе в Нетанию, тем самым давая понять, что до тех пор, пока мы ведем себя послушно, борьба мусульман за свободу будет ограничена убийством евреев, но стоит нам рыпнуться не по делу, и очередь тут же дойдет до христиан.

Как только очередной раунд мусульманской борьбы за свободу завершился позорным поражением хозяев поля, Тони Блэр нашел повод несколько раз назойливо повторить, как он гордится мусульманской общиной Великобритании. К сожалению, он так и не объяснил, чем именно британские мусульмане заслужили его гордость. Он не преминул похвалить их за послушность закону, но забыл упомянуть, что закон, которому они послушны, называется шариатом. Иными словами, он тоже бесстыдно просил пощады.

Великобритания отнеслась к происшедшему не как к военным действиям, а как к уголовному преступлению. Возможно, что Скотланд Ярд в конце концов арестует причастных к убийству, но возможно, что и нет. Арестованных либо отдадут под суд, либо отпустят за недостаточностью улик. Тех, кого будут судить, могут признать виновными, а могут и оправдать. Все это не так уж и важно, потому что, расценивая происшедшее как преступление, а не нападение врага, правительство Великобритании гарантирует, что война мусульман против нас будет продолжаться повсюду в цивилизованном мире, где мусульманам позволили пустить корни. Сегодня это означает повсюду в цивилизованном мире, без исключения.

Почему наше вторжение в Афганистан и Ирак не уменьшило угрозы терроризма дома? Прежде всего потому, что мы побоялись указать, кто в действительности является нашим врагом. Терроризм — не враг, а оружие врага. До сего дня мы изо всех сил избегали нанесения урона врагу, как на нашей земле, так и за ее пределами.

Что произошло в Афганистане? Талибану был предъявлен ультиматум сдать Осаму Бен Ладена американцам. Талибан отказался и был разбит. До этого момента все шло, казалось бы, как надо. Но давайте спросим, прекратился бы терроризм, если бы мулла Омар выдал нам Осаму? Нет, потому что кто-нибудь немедленно сменил бы его на посту пахана Аль-Кайеды. Прекратился бы терроризм, если бы нам удалось уничтожить всю Аль-Кайеду? Нет, потому что терроризм — оружие джихада, а джихад является целью и сутью ислама. Что бы президент Буш ни врал, нашим врагом является именно ислам.

Дальше — больше. Нам сказали, что глава Талибана мулла Омар был плохим, а Хамид Карзаи, возведенный нашими вооруженными силами в ранг президента Афганистана, — хорошим. Чем же он так хорош? До вторжения он был одним из лидеров Северного союза. Северный союз пытался бороться с Талибаном. Поскольку Талибан был, безусловно, плохим, следует ли отсюда, что Северный союз был хорошим? Нет, потому что их целью было отнюдь не освобождение страны от людоедского режима, установленного Талибаном. Людоедский режим их вполне устраивал. Они просто хотели, чтобы ели они, а не их. Но Талибан грозил им уничтожением, и Соединенные Штаты пришли на выручку. Если бы побеждал не Талибан, а Северный Союз, то президентом Афганистана сегодня, возможно, был бы мулла Омар. Карзаи воспользовался Соединенными Штатами, чтобы уцелеть и прийти к власти. Соединенные Штаты воспользовались Карзаи, чтобы создать иллюзию, будто наше вторжение в Афганистан было освобождением. На самом же деле, никого мы ни от кого не освобождали, и цели такой перед нами не стояло. Более того, я вообще не думаю, что мы должны были кого бы то ни было освобождать прежде, чем мы освободили самих себя от джихада.

Карзаи пришлось принять конституцию, но его конституция — кто бы мог подумать? — объявила страну не Соединенными Штатами Афганистана, а еще одной исламской республикой. Мы инсценировали выборы, но большинство афганцев так до сих пор и не знают, в чем состоял смысл этого иноземного ритуала. Карзаи, как и следовало ожидать, победил. Тем не менее, без нашего военного присутствия он не продержится у власти и недели, потому что ни до выборов, ни после он был не в состоянии контролировать страну. Если мы уйдем из Афганистана, страна превратится в рассадник мусульманской борьбы за свободу быстрее, чем вы можете сказать «джихад». Следовательно, мы не только увязли там без какой-либо надежды вернуться в обозримом будущем домой, но и не сумели нанести ни малейшего урона терроризму. В чем же тогда состоит наша блистательная победа в Афганистане?

А в чем состоит наша блистательная победа в Ираке? Устранить Саддама Хуссейна и его партию от власти было мицвой, спору нет. Но почему это было бóльшей мицвой, чем свалить саудовскую династию? Или Хосни Мубарака? Или Башара Ассада? Или иранских аятолл? Чем Саддам заслужил наше особое внимание?

Вот, оказывается, чем. Саддам всю жизнь мечтал лично повести весь арабский народ к окончательной победе над нами, неверными. По всей справедливости однако, эта честь принадлежит саудовской королевской семье, хранителям Мекки, блюстителям и распространителям чистейшей формы ислама, ваххабизма. Устранив конкуренцию со стороны Саддама, мы внесли неоценимый вклад в единство арабского народа. Пока Саддам сочиняет аллегорические романы в своей камере, Саудовская Аравия наконец смогла приступить к полному и окончательному разгрому нашей цивилизации.

Пока наши солдаты сражаются за ненашу свободу в Ираке и Афганистане, у нас глазах разворачивается самая массовая в истории миграция мусульман из родимых гадюшников в цивилизованные страны. Если вы сомневаетесь в том, что это — вражеское вторжение, посмотрите, как мусульмане изменяют наш мир.

Посмотрите, что они несут с собой. Посмотрите, как их присутствие разъедает наши свободы. Мы точно знаем, что это они будут виновны в следующем массовом убийстве, но мы, вопреки здравому смыслу, продолжаем свято блюсти законы, согласно которым они остаются невиновными, пока не доказано обратное. К тому времени, как доказательства обратного попадают к нам в руки, виновные, как правило уже мертвы, как было 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке или неделю назад в Лондоне. Так же мертвы, как десятки, сотни или тысячи их жертв. Дело закрыто. Никто не преследует родственников убийц, их друзей и имамов, потому что наши демократические принципы этого не позволяют. Все эти люди остаются невиновными, пока не докажут свою вину следующим зверством.

Время от времени ФБР обнаруживает какую-нибудь грошовую контору, которая под видом благотворительности переправляет деньги ХАМАСу, Хизболле или еще какой-нибудь раковой опухоли. Контору закрывают, и правительство трубит победу. Но главный источник финансирования джихада функционирует в открытую, прямо у нас на глазах, без страха и стыда. Этим источником является саудовская нефть. Она служит превосходным трубопроводом, по которому наши доллары плывут в карманы наших врагов. Я слышала множество очень интересных предложений о том, как мы могли бы покончить с нашей зависимостью от импорта нефти. Проблема состоит в том, что мусульмане поработят нас гораздо раньше, чем мы откроем новые источники энергии, или начнем добывать достаточно нефти на Аляске, или построим новую (впервые за сколько десятков лет?) атомную электростанцию. Что мы можем сделать? Мы можем, вместо того, чтобы понапрасну губить наших солдат во имя арабской демократии, конфисковать арабскую нефть. Это было бы такой же законной акцией, как, например, бомбежка вражеских военных заводов, вместе со стоящими у станков вражескими мирными гражданами. К сожалению, американская торговля нефтью такого удара не пережила бы, и, следовательно, он никогда не будет нанесен.

Читатели пишут мне, что хватит уже предсказывать конец света, и объяснять, кто виноват, что пора наконец перейти к вопросу, что делать. В принципе, действовать можно в двух направлениях: капать на мозги правительству, пока оно не сделает то, что нужно, или сделать то, что нужно, самим. Первый вариант предполагает, что наши лидеры без нашей подсказки не ведают, что творят. Если это так, то мистер Буш должен быть еще бóльшим идиотом, чем его описывают либералы. Возникает вопрос, если они настолько умнее его, то почему не они сидят в Белом доме? К сожалению, все обстоит гораздо хуже. Президент Буш прекрасно ведает, что творит, и тот факт, что кому-то его действия могут не понравиться, значит для него гораздо меньше, чем прошлогодняя погода на какой-нибудь еще не открытой планете. Дело в том, что, независимо от степени вашего одобрения миролюбивой политики Республиканской партии, в 2009 году ему предстоит покинуть Белый дом. Его президентство на этом закончится, но семейный бизнес — торговля нефтью — должен продолжаться независимо ни от чего. Саудовцам от него ничего не грозит.

Чтобы ничем их не обидеть, Буш никогда не потревожит мечеть или мирную арабскую общину. Кроме того, вы и сами ведь не хотите, чтобы ни в чем не повинные мирные американцы с арабскими именами взрывали себя в нашем сабвэе. А чем больше мусульман селится в Америке, тем важнее становятся их голоса на выборах. Так что не ждите от правительства, что оно нас защитит, кто бы ни сидел в данный момент в овальном кабинете и кому бы ни принадлежало большинство в конгрессе и сенате. Как это пелось в старой песенке? «Ни бог, ни царь и ни герой.»

Кто остается? Вы, я, наши семьи, наши друзья и соседи. Что мы можем сделать? Мы можем взрывать мечети и мусульманские школы. Мы можем убивать мусульманских активистов и просто ни в чем не повинных правоверных, чтобы они не убивали нас. Мы можем сделать жизнь каждого мусульманина в нашей стране настолько ужасной, что он будет счастлив унести ноги. Уверяю вас, в теории это вполне возможно. На практике же этого никогда не произойдет, и я даже не пытаюсь притвориться серьезной, предлагая такого рода действия.

Вспомните, как все мы отреагировали на безнадежный героизм доктора Баруха Голдштейна. Его ситуация не так уж сильно отличалась от нашей с вами: его правительство бездействовало перед лицом смертельной опасности, угрожавшей стране. Его трагическая жертва могла бы принести пользу, если бы народ его поддержал. Народ — еврейский народ, наряду с каждым антисемитом планеты — его осудил. Тем самым были доказаны сразу две очень интересные теоремы. Первая гласит, что мы не способны на терроризм. Вторая утверждает, что терроризм невозможен без поддержки населения, и, следовательно, каждый правоверный мусульманин так же виновен в джихаде, как мусульманские камикадзе.

В исламе, кстати говоря, понятие гражданского населения отсутствует. Вместо этого, ислам делит всех людей на правоверных и неверных. И потому я предлагаю вот что: вы мне скажите, как вы собитаетесь защищаться от джихада, а я объясню вам, почему это нам не поможет. Если вы в самом деле хотите что-то сделать, вы мои безупречно логичные доводы легко проигнорируете.

А пока вы пытаетесь придумать, как бы вам совершить подвиг, не подвергая себя при этом чрезмерной опасности, я попрошу вас еще раз подумать об Англии. В течение последнего десятилетия она превратилась в мусульманский центр Европы. Никто в Англии мусульман не обижал, несмотря на то, что они открыто симпатизировали джихаду и его излюбленному оружию, терроризму. Почему они решили нанести удар именно сейчас? Возможно, просто потому, что их число наконец достигло критической массы. Возможно, потому, что бойкот израильских университетов и другие антисемитские акции продемонстрировали врагу, что Англия созрела для сдачи. Я сама полагаю, что, видя, как Израиль был предан и разорван на части теми, кто должен был его защищать, мусульмане решили, что пора завоевывать новые плацдармы. Они победили.



Я. Сагамори. Перевод З. Либерберга, MAOF

  • 18-07-2005, 15:40
  • Просмотров: 263
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список