Все новости













22.09.2017 14:49
Ёлкин и евреи


















21.09.2017 18:02
ИШАЙЯ ГИССЕР




























































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Срыв переговоров между европейской тройкой и Ираном – предупреждение Тегерану от США

В Вене руководство Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) обсуждает проект резолюции по проблеме Ирана. В среду было распломбировано оборудование на иранском ядерном объекте в Исфахане - объект готов к возобновлению производства обогащенного урана.

Евросоюз угрожал передать дело на рассмотрение Совета Безопасности ООН (на предмет введения санкций против Ирана), однако в проект нынешней резолюции МАГАТЭ этот пункт пока не включен. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан выразил надежду, что Иран возобновит диалог с Великобританией, Германией и Францией, которые ведут с ним переговоры от имени Евросоюза.

Ситуацию комментирует политический обозреватель КМ.RU Алексей Пушков.

Cрыв переговоров между европейской тройкой и Ираном – это событие, которое чревато очень серьезными последствиями. И это не просто дипломатическая неприятность, поскольку в проблему ядерной программы Ирана вовлечены очень многие государства, и у них серьезные интересы. Причем самый серьезный интерес к этой программе - у Соединенных Штатов Америки, и он состоит в том, чтобы сорвать эту ядерную программу.

Переговоры европейской тройки с Ираном возникли как альтернатива так называемому силовому пути решения этой проблемы, на которой настаивают некоторые политические силы в США. Силовой путь может предполагать такое же развитие ситуации, как вокруг Ирака при Саддаме Хусейне: сначала принимаются санкции против Ирана, потом они все более ужесточаются, потом страну обвиняют в несоблюдении режима санкций, и это становится поводом для принятия сверхжесткой резолюции, которую Соединенные Штаты Америки и ее союзники будут трактовать как фактически карт-бланш на военные действия.

Такую схему мы видели в отношении Ирака, и та же схема продумывается частью американской администрации в отношении Ирана. Однако, как мне представляется, ситуация здесь более сложная, чем с Ираком. Вот почему.

Перечислим основные действующие лица и попробуем понять их логику. Логика Ирана состоит в том, что Иран – суверенное, независимое государство, которое имеет право самостоятельно развивать ядерную программу. Иран является членом МАГАТЭ, и МАГАТЭ не запрещает исследования так называемого «мирного атома», создания атомных электростанций и т.д. Поэтому официальная позиция Ирана состоит в том, что иранцы не должны быть лишены права разрабатывать мирную ядерную программу в целях создания атомных электростанций, которые станут основным или значительным источником электроэнергии для экономики страны.

Иранцы говорят о том, что нефть и газ не вечны, это дорогостоящее топливо, а они заинтересованы в создании более дешевых источников для получения электроэнергии. Однако, эти слова - внешняя официальная логика.

А внутренняя, скрытая логика, я думаю, состоит в том, что у Ирана есть цель обладания ядерным оружием. Как показывает развитие событий в мире, страны не обладающие ядерным оружием, могут оказаться объектом американских военных действий или иначе говоря американской агрессии. Это происходило уже несколько раз, например с Югославией. Это происходило и с Ираком, когда они выступили практически самостоятельно и были поддержаны еще тридцатью государствами. Факт обладания ядерным оружием, хотя многие сейчас это оружие называют условным - это последняя гарантия безопасности государства. Если у вас нет ядерного оружия, то степень вероятности того, что на вас будет совершено нападение со стороны каких-то влиятельных международных коалиций, гораздо больше - это первая причина, по которой Иран хочет создать собственное ядерное оружие.

Вторая причина состоит в том, что в Тегеране прекрасно осведомлены о том, что ядерное оружие есть у Израиля. Все знают, что у Израиля больше сотни ядерных зарядов и надо полагать, есть ракетоносители для их доставки. И думаю, что есть необходимые системы наведения. Но об этом не принято говорить. Это не политкорректно. Это все равно, что в Соединенных Штатах афроамериканца назвать черным. Поэтому Израиль пользуется особым статусом, его прикрывают Соединенные Штаты и хотя все знают, что Израиль - ядерное государство, официально он не считается ядерным. Но в Тегеране, конечно, знают, что Израиль обладает ядерным оружием, а Израиль Иран считает своим серьезным врагом, и представители наиболее радикальных исламских кругов Ирана неоднократно говорили о том, что их целью является уничтожение Израиля. Тот факт, что у Израиля есть ядерное оружие, я думаю, служит дополнительным доводом для Тегерана тоже стремиться к обладанию ядерным оружием.

Третья причина, я так полагаю, в том, что некоторые государства, не имевшие ядерного статуса, получили его за последние 20 лет, и, в частности, таким государством является Пакистан. Соединенные Штаты пытались не допустить этого. Они принимали антипакистанские санкции, но делали, кстати, это не очень убедительно, потому что они считают Пакистан одним из своих опорных государств в Южной Азии. И кроме того, как мне кажется, некоторые круги в Соединенных Штатах всегда считали, что ядерное оружие есть и у Индии, а в какую игру играет Индия неизвестно. Эта страна всегда была более близка к Советскому Союзу, а Пакистан всегда был близок к Соединенным Штатам. Поэтому США и закрывали глаза на то, что Пакистан может создать свою собственную атомную бомбу.

Пакистан, как вы знаете, имеет общую границу с Ираном, у них приличные отношения. Спокойное отношение Соединенных Штатов к появлению ядерного оружия у Пакистана, дало Тегерану еще один дополнительный аргумент в пользу того, чтобы обзавестись собственным ядерным оружием. Если наш сосед может иметь ядерное оружие, то почему, собственно, мы не можем? Тем более, в таком взрывоопасном регионе.

Я думаю, что после войны в Ираке эти тенденции в Иране в пользу создания собственного ядерного оружия только усилились. И кстати, обратите внимание, что на последних выборах в Иране победил не либерал, а консерватор, бывший мэр Тегерана, и это совершенно не случайно. Хотя пресса постоянно пишет о том, как в Иране любят Америку, я думаю, что Америку могут любить только за Голливуд, за американский образ жизни, за богатство, и за тот образ Америки, который она создала себе в мире. Но я не думаю, что в Тегеране очень любят американское правительство. Я полагаю, что особенно после войны в Ираке общественное мнение Ирана настроено серьезно против администрации Буша. И это еще один довод в пользу того, что стране может понадобиться ядерное оружие для собственной обороны. Такова внешняя и внутренняя логика Ирана. Открытая и скрытая.

Логика Соединенных Штатов Америки состоит в следующем: клуб ядерных государств нельзя расширять. Пакистан прорвался к ядерной бомбе - в Соединенных Штатах к этому отношение не однозначное. В политических кругах Соединенных Штатов одни политики считают, что в этом нет ничего страшного, а другие говорят, что то, что американцы не сумели это предотвратить, это была серьезная неудача во внешней политике. Потому что, чем больше ядерного оружия, тем больше угроза его применения. И тем больше угроза, что в конечном счете пострадают и сами Соединенные Штаты, и с точки зрения возможных экологических последствий ядерного взрыва, и с точки зрения доступа к ядерному оружию. А Пакистан, как вы сами понимаете, находится в самой активной зоне терроризма.

Поэтому мне кажется, что случай с Пакистаном стал для Соединенных Штатов моментом истины. После этого они резко активизировали свои усилия по предотвращению появления ядерного оружия у других государств. В частности, у Северной Кореи и у Ирана. И обратите внимание, что войну портив Ирака они начали тоже под лозунгом недопущения Саддама Хусейна к ядерному оружию. Потом, правда, выяснилось, что ничего такого там и не было, но тем не менее, известно, что у Саддама Хусейна была ядерная программа. Это действительно так. Ирак долгое время закупал различные элементы для создания ядерного оружия за рубежом. Поэтому сейчас американские спецслужбы говорят о том, что вся информация, которая у них была, указывала на то, что в Ираке идет работа над созданием ядерной бомбы. Насколько это искреннее заявление, мне сложно сказать. Но свидетельств тому, что подобная программа была до 1998 г., достаточно много. Так что Соединенные Штаты действительно обеспокоены этой проблемой, и когда они подчеркивают, что у США есть общие стратегические интересы с Россией, то на первое место они всегда ставят борьбу с терроризмом и нераспространение ядерного оружия. Так что они очень серьезно относятся к этой проблеме, и считают, что появление ядерного оружия у еще одного государства – это плохо. Теперь обратим внимание, какое это государство.

Иран – страна, которую американский правящий класс давно и глубоко ненавидит по двум причинам. Во-первых, потому что Иран вырвался из-под опеки Соединенных Штатов, в 1979 г. в Иране произошла так называемая Исламская революция, был свергнут иранский шах, который был в очень дружественных отношениях с Соединенными Штатами. И весь процесс вестернизации Ирана был просто повернут вспять. Он перестал быть союзником и партнером Соединенных Штатов.

Во-вторых, иранцы с самого начала заявили о своей резкой антиамериканской и антиизраильской политике. И первым действием, которое произошло при новой власти, стал захват американского посольства. Там в течение почти года удерживалось несколько сотен заложников – сотрудников американского посольства и членов их семей. И для американцев это было невероятное унижение, потому что, во-первых, никогда в мире не было захвата американского посольства, и во-вторых, такого длительного удержания в заложниках граждан Америки.

Конфликт закончился где-то через год, заложники были освобождены, никто не пострадал, но в Соединенных Штатах по достоинству оценили степень радикализма антиамериканских кругов в Иране. И с тех пор Иран стал тем, что французы называют «la bette noir» – черным зверем для американской внешней политики. Это страна, которую в Соединенных Штатах практически официально считают врагом. Президент Джордж Буш включил ее в состав «оси зла» - Ирак, Иран и Северная Корея.

В связи с этим, появление ядерного оружия у такого государства, воспринимается как угроза национальной безопасности самой Америки.

И третий момент, тоже очень существенный: Иран официально провозглашает Израиль своим врагом. И ставит под сомнение существование Израиля. Более того, Соединенные Штаты постоянно обвиняют Иран в поддержке терроризма. А именно организации «Хизболла», одной из наиболее радикальных антиизраильских группировок. В связи с этим моментом Соединенные Штаты поставили себе стратегическую задачу не допустить Иран к приобретению или созданию собственной ядерной бомбы. И я думаю, что они этой цели будут добиваться либо дипломатическими средствами, либо политическими санкциями в виде серьезного нажима, либо военными. Это исключить нельзя. Поэтому противостояние «Иран – Соединенные Штаты» по этому вопросу – это противостояние серьезное, это тактическое противостояние, это противостояние стратегическое. Здесь все уходит корнями в национальные интересы обеих государств.

Западные европейцы вмешались в этот процесс и видя, что ситуация напрягается все больше и больше, решили начать переговоры с Ираном. Западная Европа, во-первых, торгует с Ираном и это очень выгодный партнер, у Ирана большие запасы нефти и газа, и это государство способно оплачивать те услуги и те проекты, которые делаются совместно с западно-европейскими странами. Здесь надо обратить внимание, что даже Великобритания, верный союзник Соединенных Штатов по всем практическим вопросам, отказалась поддержать так называемое военное решение иранской проблемы.

По этому вопросу, в отличие от Ирака, Великобритания объединилась с Францией и с Германией. У них здесь есть единая позиция: нельзя допустить войны с Ираном, надо убедить Иран отказаться от ядерного оружия мирным путем, дипломатическими средствами. Это первая причина, и вторая причина такой позиции Западной Европы - нежелание получить новую войну, в которую их будут втягивать Соединенные Штаты, ведь если американцы начнут войну против Ирана, начнется очередной кризис трансатлантических отношений. Вот сейчас эти отношения немного улучшились, а ведь раньше между Францией и США, Германией и США были очень напряженные отношения во время войны в Ираке, потому что ни Франция, ни Германия не поддерживали эту войну. Значит, если начинаются военные действия против Ирана, все эти страны опять должны будут себя как-то позиционировать. Они должны быть с Америкой или против Америки. Как они должны будут себя повести в подобной ситуации?

Европейцы не хотят конфликтовать с Соединенными Штатами, по огромной совокупности причин, на которых я сейчас не буду останавливаться. Иранская проблема будет, во-первых, очередным ударом по образу Соединенных Штатов не только в мусульманском мире, но и безусловно, в Европе. Будет новый прилив антиамериканских настроений. Опять начнется кризис внутри НАТО - все то, что мы видели во время войны в Ираке. Европейцы всячески хотят избежать подобного внутриполитического кризиса в отношениях с США. Не говоря уже о том, что многие в Европе совершенно не хотят поддерживать США в их «крестовом походе» против мусульман. Потому что мусульманский мир насчитывает миллиарды человек, он тянется от Марокко до Индонезии, и ссориться с этим поясом государств европейцы еще не очень хотят в отличие от американцев, которые считают, что они потом все купят и компенсируют. Европейцы просто не хотят ссориться с этой влиятельной политической силой и влиятельными в экономическом отношении государствами.

И последнее – логика России в этом вопросе. Американцы все время оказывают давление на Москву с тем, чтобы закрыть атомную электростанцию в Бушере, где должны быть созданы два ядерных реактора. А Иран со своей стороны просит Россию как раз расширить программу строительства атомных электростанций и построить еще две АЭС. Для России это, конечно, выгодные контракты, потому что это контракты миллиардного уровня, около миллиарда или даже двух миллиардов долларов обычно. Во-вторых, для России – это способ удержания иранского рынка, за этот рынок тоже идет конкурентная борьба. В свое время, например, Ирак, о котором так много говорили, активно пользовался услугами и французских, и германских фирм. Для того, чтобы создать себе военный потенциал и для того, чтобы на этом зарабатывать – а американцы до 1979 г. Иран вообще держали в сфере своего политического и экономического влияния и никому не хотели его уступать. То есть за Иран давно идет конкурентная борьба. И Россия, которая сейчас получила по энергетике и машиностроению некоторые преимущества перед своими конкурентами, совершенно не хочет уходить с иранского рынка.

Многие в России подозревают, что одна из причин американского давления на нас - это просто желание выжить нас из Ирана, то есть устранить конкурента. Потому что в Соединенных Штатах вообще есть план смены правительства в Иране, организация очередной оранжевой революции, и здесь американцы совершенно не нуждаются в таких мощных конкурентах как Россия. Они были бы рады, если бы мы оттуда ушли.

Политика России по этому вопросу, как я понимаю, состоит в том, что а) нам это невыгодно поддаваться на американское давление

б) мы не хотим ссориться по этому вопросу с американцами, поэтому мы говорим, что Россия против создания ядерного оружия Ираном, но мы за то, чтобы у Ирана была атомная энергетика

в) мы говорим о том, что все это происходит под контролем МАГАТЭ

г) внутренняя скрытая логика России состоит в том, что это государство, которое в современном мире хочет создать атомное оружие, так или иначе его создаст.

И если у Ирана появится атомное оружие, даже если мы оттуда уйдем, это будет просто глупо поссориться с иранцами, мы не сумеем таким образом предотвратить появление у него атомного оружия, а рынок потеряем. Мне кажется, что это тоже важный элемент российской логики.

Таковы основные действующие лица этого процесса. Насколько вероятно обострение вокруг Ирана и его ядерной программы в связи с тем, что Иран вновь приступает к процессу обогащения урана? На мой взгляд, в самой ближайшей перспективе обострения не будет. В более далекой перспективе оно возможно. Почему это возможно? Ну, во-первых, Штаты все-таки, должны разобраться с Ираком. Они там слишком сильно завязли. И они не хотят осуществлять еще и военные действия против Ирана, это уже ввергнет Америку в такой котел бед и неурядиц, что этого она может не вынести. Это первая причина.

Вторая причина - наиболее яростные противники Ирана в американской администрации были назначены на должности вне администрации. Так антииранское крыло несколько ослабло. Но тем не менее, у США остаются очень серьезные намерения не допустить Иран к ядерному оружию, поэтому в перспективе я вижу в этом срыве переговоров очень серьезные зерна будущего возможного военного конфликта.

Одни из возможных сценариев, о котором говорил вице-президент США Ричард Чейни, состоит в следующем: Израиль нанесет несколько точечных ударов с помощью американских систем наведения и спутниковой разведки по предполагаемым иранским центрам создания ядерного оружия. Израиль при этом остается в стороне, объясняя позицию тем, что Иран неоднократно делал антиизраильские заявления и угрожал Израилю как военным путем, так и поддержкой террористических движений. Соединенные Штаты в этом случае займутся разгребанием политических завалов после удара, который бы нанес Израиль. Об этом сценарии говорил вице-президент Соединенных Штатов Чейни, это публичная версия.

Поэтому я думаю, что этот срыв переговоров был своеобразным предупреждением Тегерану. Насколько это предупреждение серьезно, и пойдут ли на самые крайние меры США и Израиль, сейчас сказать невозможно. Но я бы к этому сценарию отнесся достаточно серьезно.



А. Пушков, KM.RU (Р)

  • 17-08-2005, 16:13
  • Просмотров: 296
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список