Все новости













22.09.2017 14:49
Ёлкин и евреи


















21.09.2017 18:02
ИШАЙЯ ГИССЕР




























































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

подлежит обжалованию

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет.
Осип Мандельштам

Сегодня можно считать, что операция «Братская рука» - военно-полицейское выкорчевывание еврейских поселений из сектора Газы - практически завершилась. Да иначе и быть не могло, поскольку рука оказалась мускулистой и хорошо тренированной. Миллионы телезрителей каждый день видели все это на своих экранах, а сотни комментаторов пытались кому-то что-то объяснить.

Все это время в фокусе общественного внимания находилась фигура израильского премьер-министра Ариэля Шарона – вдохновителя и организатора всех побед, говоря языком покойной КПСС.

Аналогия эта, откровенно говоря, приходит на ум не случайно. Мое поколение хорошо помнит, как Генсек ЦК КПСС Никита Хрущев пообещал мне и всем моим современникам жизнь при коммунизме и даже назначил дату прихода светлого будущего – 1980 год. Теперь мы уже знаем, чем все это кончилось.

Сегодня нашим светлым будущим в Израиле распорядился Ариэль Шарон. Оно, это большое и светлое, называется «одностороннее размежевание», и во что оно, в конечном счете, отольется, можно только гадать.

Об израильском премьере на минувшей неделе говорили много и писали разное. Но я хочу остановиться на одной, отдельно взятой публикации. Уж очень она напомнила мне приснопамятные партийно-советские времена.

Автор статьи, опубликованной на интернет-сайте агентства «Курсор», - достаточно известный русскоязычным читателям Израиля журналист Евгений Сельц. Свою статью он озаглавил вполне однозначно: «Оправдательный приговор Шарону».

Вообще-то, согласно расхожей истине, приговор политикам выносит История. Евгений Сельц не стал дожидаться вердикта этой непредсказуемой дамы и постановил: Ариэля Шарона оправдать по всем пунктам. Прежде чем огласить этот оправдательный вердикт, автор статьи сам сформулировал и обвинения, которые, как он считает, исходят от «критиков и кликуш» - это обвинения «в пустой риторике, в политическом лавировании и передергивании фактов».

Такой «обвал реакций в основном негативных» коллега объясняет тем обстоятельством, что в Израиле, дескать, вообще не принято положительно оценивать подобные выступления лидеров.

Но почему только в Израиле?

Если присмотреться к опыту большинства демократических стран, то в них тоже не принято, чтобы пресса нахваливала своих президентов, премьер-министров или федеральных канцлеров. Это всегда считалось и считается моветоном. Напротив, независимые СМИ, как правило, скептически относятся к их публичным речам. Ибо для того, чтобы пиарить руководителей страны, у этих руководителей есть большой и прилично оплачиваемый штат советников, имиджмейкеров и спичрайтеров.

Поэтому профессиональному журналисту, каким, несомненно, является Евгений Сельц, не стоило бы садиться не в свои сани. Впрочем, это его сугубо личный выбор, и не об этом речь. Давайте лучше обратимся к обвинению против Шарона, аргументам его добровольного адвоката и контраргументам, которые, откровенно говоря, ставят под сомнение оправдательный приговор, так поспешно вынесенный г-ном Сельцем.

Лично я убежден, что пустой риторики во всем, что говорил Ариэль Шарон, более чем достаточно. Но пусть скажет свое слово независимый свидетель – газета «Гаарец». Уж ее-то никак нельзя обвинить в «правых» симпатиях. Статья Узи Бензимана в «Гаарец» посвящена той же самой речи премьер-министра и называется «Что утаил Шарон в своем обращении к нации?»

«Ариэль Шарон много чего не сказал в записанном на плену обращении к нации, которое транслировалось всеми государственными телеканалами Израиля. Он, например, не объяснил, откуда взялась сама идея плана размежевания; не аргументировал необходимость его выполнения. Он декламировал, а не говорил от чистого сердца».

И далее: «Только очень высокомерный и упрямый человек способен верить в то, что он разбирается в происходящем намного лучше всех окружающих. Он говорит, что с высоты его кресла - видней. Он подразумевает, что всем ничего не остается, как подчиниться. Он убеждает себя, что отношения между людьми строятся на принципах утилитаризма. Он способен быть оппортунистом, его не пугают муки совести, он властен и хитер».

С последним выводом трудно не согласиться.

В ту пору, когда израильский премьер еще только готовился к референдуму в своем родном "Ликуде" по поводу "одностороннего отделения" и выхода из Газы, почти ни у кого не было сомнений в том, что "Ликуд" и Шарон – близнецы-братья, и что результаты референдума это подтвердят. Дата проведения референдума тоже была выбрана не случайно - в первый же день после праздников, чтобы не подгадила пресса: ибо кто же в праздники читает газеты?

Уверенность Шарона в победе на референдуме была столь велика, что он допустил сразу две стратегические ошибки. Во-первых, заверил американского президента, что все будет, как надо, и, во-вторых, позволил своему сыну Омри всенародно озвучить позицию отца. "Если партия проголосует против плана, - сказал Шарон-младший , - то отец уйдет в отставку".

В советское время ходил такой анекдот: у старого большевика спрашивают, были ли у него колебания в проведении партийной линии. Большевик отвечает: "Колебался вместе с линией партии!" Согласно же результатам референдума в "Ликуде", почти 60 процентов членов партии отказались колебаться вместе с линией вождя.

Теперь мы уже знаем, что Шарон-старший, потерпев в собственной партии сокрушительное поражение, не только не подал в отставку, но и обрушился на "ослушников".

Если это признак демократии, то чем такая демократия отличается от диктатуры? И что это такое, если не политическое лавирование?

Чуть позже мы имели возможность наблюдать демократизм Шарона в ходе прямой трансляции, которую вели израильские телеканалы из Кнессета. Ариэль Шарон сидел перед телекамерами спокойный, словно сфинкс, и смотрел, как один за другим поднимают белый флаг его, казалось бы непримиримые противники–министры во главе с Биньямином Нетаньяху.

Накануне духовный лидер евреев-сефардов Овадья Йосеф призвал всех депутатов Кнессета, "у которых есть совесть", проголосовать против программы одностороннего отделения.

Все, что касается совести израильских министров, я оставляю без комментариев Министерский портфель, как всегда, оказался для многих из них дороже "высоких принципов". Лишь двое министров стали бунтовщиками и через несколько минут после голосования получили письма об увольнении.

Еще чуть позже, непосредственно перед началом «размежевания» Арик-Бульдозер додавил на заседании правительства оставшихся министров и тем самым окончательно придал коллективному изнасилованию видимость законного акта.

Теперь давайте поговорим о заигрывании Шарона с избирателями. В этом вопросе я тоже не намерен полагаться на свое субъективное мнение и хочу дать слово независимым аналитикам. Один из них – достаточно левый журналист, известный израильский писатель и публицист, ведущий дискуссионных телепрограмм Дан Маргалит. В принципе, он один из последовательных сторонников ухода из Газы. Но его статья, в газете «Маарив», опубликованная за день до начала депортации поселенцев, называется «Шарон обманул избирателей и должен предстать перед судом нации».

Говоря о поселенцах, Дан Маргалит утверждает: «Мы должны извиниться перед ними за то, за что не извинился обуянный спесью Ариэль Шарон. И еще мы должны попросить прощения за кражу голосов избирателей – кошерную, с точки зрения процедуры, но весьма дурно пахнущую». Дан Маргалит убежден, что действия правительства формально являются законными, но, с другой стороны, программа размежевания насквозь пропитана коррупцией и антидемократична».

Показательна оценка которую дает автор статьи политической обстановке в Израиле: «Политические партии превратились в пустые фантики. "Ликуд" - набальзамированный труп, который нарумянили, подпудрили и выдают за живого. Так же и "Авода" и другие коалиционные партии. Шарон, командующий эвакуацией, с достойным уважения упорством потерял общественную легитимацию. Он не имеет права посылать наших детей в бой или на строительство форпостов. Того, кто украл голоса избирателей, нужно отправить на суд нации - срочно объявить выборы в Кнессет».

За прошедшие недели Шарон еще не раз обращался к гражданам Израиля и отдельно – к поселенцам. 17 августа, на совместной пресс-конференции с президентом Израиля Моше Кацавом, глава кабинета сказал: «Когда я вижу плачущих солдат, которые помогают семьям эвакуируемых упаковать вещи, я сам не могу сдержать слезы». И призвал не нападать на солдат и полицейских, а нападать на него. Во всяком случае именно так прозвучал перевод этой фразы в русском телеэфире.

Мы действительно видели, как плакали израильские солдаты, раздираемые с одной стороны долгом, а с другой – совестью. Этим слезам можно верить. В скупую генеральскую слезу Шарона, откровенно говоря, я поверить не могу. «Не верю!» - как сказал бы Станиславский.

Кстати, спичрайтерам премьер-министра не мешало бы иногда заглядывать в досье, чтобы освежать память. Иначе могут возникнуть казусы. Ведь еще не забылось, как глава правительства публично жаловался на собственный народ. «Я всю жизнь защищал евреев, сказал он журналистам на пресс-конференции после встречи с Джорджем Бушем. - А теперь приходится принимать меры, чтобы обезопасить от евреев мою собственную жизнь».

Однако не все евреи считают, что Шарон хорошо их защищал. В июне прошлого года, во время обстрела палестинскими «кассамами» многострадального Сдерота, у входа в детский сад был убит трехлетний Афик Заави. Отец мальчика тогда сказал: «Я до сих пор еще не могу осознать глубину трагедии. Я не хочу входить в политику или говорить о размежевании, но я могу сказать, что правительству это так не пройдет. У премьер-министра есть охрана, у президента страны есть охрана, у депутатов есть охрана, а кто будет охранять наших детей? Некому охранять их. Это я хочу казать главе правительства».

Можно привести еще немало примеров то ли подобной же странной забывчивости, то ли не очень умелого политического лавирования. В феврале нынешнего года, выступая в Иерусалиме перед иностранными журналистами, Ариэль Шарон заявил, что Израиль готов идти на компромиссы ради мира, но не на компромиссы с террором ни сегодня, ни в будущем. Он также сказал, что Ближневосточный регион находится на этапе, "предваряющем реализацию "Дорожной карты", к выполнению которой можно будет приступить, когда палестинцы прекратят насилие и провокации".

Мы уже слышали обещания ХАМАСа и «Исламского джихада» продолжить насилие и провокации после ухода Израиля из Газы. И, откровенно говоря, я не сомневаюсь, что израильское правительство, если оно останется у власти, пойдет на очередные компромиссы с террором.

Год назад мы рассказали о чрезвычайном происшествии в городе Ашкелоне, где полицейские жестоко избили пожилых "русских" репатриантов. Статья называлась "Родные, еврейские держиморды?". В ней мы процитировали высказывание главы правительства по поводу полицейского беспредела. Вот что говорил тогда Ариэль Шарон:

"Около двух недель тому назад в Ашкелоне произошел тяжелый инцидент, приведший к госпитализации нескольких репатриантов. Я резко осуждаю этот инцидент и его последствия. Поскольку мне известно, что это происшествие пробуждает озабоченность и гнев у многих репатриантов, хочу успокоить всех и заверить, что я лично позабочусь о том, чтобы этот вопрос был решен как можно быстрее. Сегодня я беседовал с министром внутренней безопасности, и уверяю вас, что следствие по этому делу будет доведено до конца, и что такие случаи никогда не повторятся".

Одно из двух: наш премьер либо запамятовал про свое обещание, либо просто солгал. Спустя два с лишним месяца после зверского избиения полицией семьи репатриантов Рудницких, израильский "Комитет в защиту демократии и прав человека" открыто и публично обвинил Шарона в бездействии и попустительстве полицейскому произволу. Члены комитета напомнили Шарону, что это не первое к нему обращение. Ранее в его адрес уже были направлены десятки писем и два выпуска "Чёрной книги", где приведены достоверные факты террора израильской полиции против репатриантов. "Мы не теряем надежды, говорится далее, что это письмо напомнит Вам, г-н премьер министр, о данном Вами обещании навести порядок в полиции. Нашу надежду подпитывает тот факт, что выборы не за горами, и голос возмущённой алии будет всё-таки услышан".

Прошло еще 10 месяцев, никто из «держиморд» не наказан, а отношение полиции к «русским», судя по новым инцидентам, - все тот же беспредел.

Но вернемся к будням «размежевания». Единственные, кто не заслуживают упрека – это эвакуаторы. Они ведут себя достойно и гуманно. Все остальные чиновничьи структуры громоздят ложь на ложь, а премьер вторит им. Из прямых телерепортажей отчетливо видно, что государственные службы демонстрируют вопиющую неготовность к размещению людей, изгнанных из своих домов. Как сказала одна израильская журналистка, «Заявления типа «У нас для каждого есть решение, мы позаботились обо всем», были сродни сталинскому «Жить стало лучше, жить стало веселее».

Известный американский востоковед Даниэль Пайпс назвал «размежевание» уникальным событием в современной истории. «Никакая другая демократия не изгоняла насильно тысячи своих собственных граждан одного вероисповедания из их законно построенных домов».

Даниэль Пайпс в этом кантексте употребляет слово «демократия» без кавычек. Откровенно говоря, это не более справедливо, чем убрать кавычки из словосочетания «Братская рука» - официального названия депортации евреев из поселений.

Хочу еще раз обратиться к памяти людей моего поколения. Когда-то за кандидатов «единого сталинского блока коммунистов и беспартийных» голосовали 99,9 процента населения СССР. И это тоже называлось демократией. Советской демократией.

Теперь о том, с чего я начал эту статью. Журналист выступает в роли адвоката главы правительства, прилежно комментируя буквально каждый абзац весьма сомнительного в нравственном плане выступления Ариэля Шарона. Повторюсь: это личный выбор моего коллеги. В конце концов, каждый журналист сам решает, остаться ли ему цепным псом демократии, или переметнуться к домашним болонкам.

Дело ведь не в одно отдельно взятой статье. Просто она стала для меня поводом поговорить о предмете неизмеримо более важном: о том, кто и как рулит страной, в которой я живу.



Г. Брейгин, Sem40.Ru (Р)

  • 22-08-2005, 14:23
  • Просмотров: 345
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список