Все новости

Вчера, 22:40
12-12-2017, 21:31
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати

 Центр циклона: за кулисами Тегерана

Недавно первый кабинет президента Махмуда Ахмадинеджада был представлен меджлису Исламской Республики Иран в Тегеране. Почти сразу его побежденные соперники и большинство тех, кто следит за событиями в Иране, окрестили этот кабинет «группой сторонников жесткой линии», подобранных «верховным вождем» Али Хаменеи.

Бывший член меджлиса Бехзад Набави, идеолог партии Рафсанджани-Хатами, проигравшей президентские выборы Ахмадинеджаду, сказал, что последний «не президент, а всего лишь секретарь верховного вождя».

Впрочем, такие заявления можно рассматривать как превентивную защиту партии, которая не только потеряла власть, но и подвергнется, возможно, преследованиям по целому ряду обвинений, касающихся коррупции, плохого управления и заказных убийств.

Ахмадинеджад пообещал даже обнародовать исчерпывающий доклад о состоянии Исламской Республики в тот момент, когда он вступил в должность президента. Такой доклад станет не чем иным, как приговором команде Рафсанджани-Хатами.

Правда же состоит в том, что кабинет Ахмадинеджада представляет собой новую коалицию власти, в которой Хаменеи – далеко не кукловод, а лишь игрок, пусть и крупный, но один из многих.

Президентские выборы июня 2005 г. стали поворотным пунктом в истории Исламской Республики по целому ряду причин. Впервые за последнюю четверть века президентом стал не мулла. Али Акбар Хашеми Рафсанджани, человек, проигравший на выборах, был одним из двух главных политических тяжеловесов клерикальной правящей элиты. С 1979 г. он считался одним из столпов режима. Столь неожиданный итог выборов стал возможным благодаря Хаменеи. Этот мулла решил покинуть свой лагерь людей в тюрбанах и объединиться с новой властной коалицией, представленной Ахмадинеджадом.

Но из кого состоит эта новая коалиция?

Ответ нам может подсказать состав кабинета Ахмадинеджада. Опору новой коалиции составляют Стражи Исламской революции (СИР). Это гвардия, состоящая из 350 000 бойцов. Если принять в расчет ее ветеранов, она представляет собой народную базу численностью в 2-3 миллиона человек, включая семьи офицеров и солдат. Эта база на самом деле еще шире. В нее нужно включить и Басидж Мустазафин (Мобилизацию обездоленных). Это околовоенное образование, состоящее из 4,5 миллиона действующих бойцов и резервистов.

Из 21 члена нового кабинета не менее восьми служили в СИР или в Басидже.

Почти все посты, относящийся к экономике и финансам, достались «усульгаре», или фундаменталистам. Это политики и предприниматели, имеющие тесные связи с традиционными базарами. Такие ключевые ведомства, как Министерства безопасности, юстиции и внутренних дел, достались людям, которые много лет работали в разведке. Но есть в кабинете и технократы, и профессиональные чиновники. К их числу относится, например, министр иностранных дел. Не менее шести министров входят в партию Итари («Приносящих себя в жертву»). Является ее членом и сам Ахмадинеджад.

Что общего у всех этих партий?

Первой составляющей их идеологии является твердая вера в то, что Исламской Республике суждено сыграть важную историческую роль в мобилизации мусульманского мира против того, что они считают «изменением мира Большой Сатаной – Америкой».

Вторым элементом, позаимствованным из литературы 1960-х годов о третьем мире, является убеждение, что борьба с колониализмом и неоколониализом далека от завершения и что теперь, когда фаза физического колониализма закончилась, мир должен справиться с угрозой «культурного империализма».

Третьим элементом общей идеологии этих партий является явное желание расширить базу своего режима так, чтобы столпами его были не только муллы, которые единолично занимали все ключевые посты начиная с 1979 г. Основано оно на убеждении, что правящие муллы выдоили систему и, став богатыми, не могут больше разделять революционные устремления бедных масс.

Четвертый элемент этой идеологии – твердая вера в ведущую роль государства в национальной экономике. Это не означает ликвидацию традиционного частного сектора, представленного базарами, которые поддержали Ахмадинеджада на выборах. Но это узаконивает государственный контроль над почти 70% ВВП и поручает правительству задачу перераспределения благ, особенно доходов от продажи нефти. Экономическая идеология новой коалиции делает также упор на самодостаточность и необходимость строгого контроля над внешней торговлей и прямыми иностранными инвестициями.

Партия Рафсанджани-Хатами любит называть себя «левой и реформаторской». Коалицию же, возглавляемую Ахмадинеджадом, она называет «правой и консервативной». Но эти названия лишь введут читателя в заблуждение. На самом деле коалиция Усули и Итари, возглавляемая Ахмадинеджадом, – радикальная. Она предана революционным идеалам как во внутренней, так и во внешней политике.

Означает ли это, что столкновение Запада с Исламской Республикой неизбежно?

Необязательно. Ахмадинеджад возглавляет достаточно сплоченную коалицию. Его поддерживают все государственные органы, включая «верховного вождя». В отличие от Рафсанджани и Хатами, которые были как лжереволюционерами, так и лжереформаторами, Ахмадинеджад является фигурой, честной в своих намерениях. А потому у него нет необходимости провоцировать международный кризис, чтобы доказать обществу свое радикальное кредо. Новая коалиция думает также, что она может сыграть в более долгую игру со своими настоящими или мнимыми врагами. А потому она может быть готова вести более предсказуемую внешнюю политику.



А. Тахери, The Jerusalem Post Перевод В. Черновецкого, Sem40.Ru (Р)


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.