Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Шпионы как мы

Это дело об утечке секретных сведений может встряхнуть всю внешнюю политику США и основательно поменять манеру ведения дел Вашингтона. Но, пока мир наблюдает за политическим взрывом в ведомстве вице-президента, это дело переходит потихоньку через Потомак.

Ходатайства, поданные в последние недели по делу двух бывших старших сотрудников Американо-израильского комитета по связям с общественностью (АИКСО, или AIPAC), остались фактически незамеченными центральными СМИ. Между тем, их последствия могут оказаться столь же скандальными, сколь и приговор, вынесенный на прошлой неделе по делу о даче ложных показаний под присягой Льюисом Либби, главой администрации вице-президента Чейни и главным архитектором иракской войны.

Ходатайства защиты предполагают, что судебное заседание, назначенное теперь на 25 апреля, может показать всю степень тайного наблюдения США за своим союзником, Израилем, и тем, как израильские дипломаты собирают информацию о Соединенных Штатах.

Оно может также пролить свет на то, как журналисты используют посредников вроде АИКСО для сбора данных, как американские чиновники избирательно разглашают информацию, чтобы управлять общественным восприятием политики США, и на внутреннее устройство АИКСО, организации, славящейся своим стремлением избегать журналистов.

На слушании в среду в ходе рассмотрения досудебных ходатайств по делу Стива Розена, бывшего начальника отдела внешней политики АИКСО, и Кейт Вайсман, бывшего аналитика АИКСО по Ирану, которые обвиняются в незаконном разглашении секретной информации, окружной судья Т.С. Эллис постановил, что обвинители могут скрывать улики от защиты. Эллис сказал, что прокуроры убедили его, что это в национальных интересах.

Эллис добавил, что он определит, какие материалы может использовать защита, а какие не может. Похоже, что процесс будет долгим и трудным. А потому Эллис перенес дату заседания со 2 января на 25 апреля.

Адвокат Розена заявил, что, несмотря на это постановление, Эллис с пониманием отнесся и к интересам защиты.

– Мы довольны, что суд понимает всю сложность предоставления нашим клиентам права на честный суд посреди всех этих засекреченных процедур, – отметил Эб Лоуэл.

Лоренс Франклин, аналитик Пентагона, в прошлом месяце признал себя виновным в разглашении секретной информации об Иране.

21 октября были поданы два ходатайства защиты. Их цель – вызвать в суд в качестве свидетелей израильских и американских дипломатов. В этом случае суд может показать, как эти страны делятся информацией и как американские дипломаты пытаются манипулировать общественным мнением путем разглашения стратегической информации.

Эти дипломаты не называются в документах поименно. Но JTA удалось установить, что один из трех израильтян, вызова в суд которых добивается защита, – это Наор Гилон. Он был главным политическим сотрудником израильского посольства в Вашингтоне до этого лета. Два из четырех требуемых американских чиновников – это Дэйвид Сэттерфилд и Кеннет Поллак. Первый из них является в настоящее время помощником посла в Ираке. Ранее он был помощником заместителя госсекретаря. Второй был членом совета по национальной безопасности в администрации президента Клинтона.

Дэйвид Сигель, представитель израильского посольства, подтвердил получение запроса защиты о помощи со стороны израильских дипломатов. От дальнейших комментариев он отказался. Однако Израиль уже предложил ограниченное сотрудничество обвинению.

Ранее Лоуэл заявил, что израильтяне отказываются сотрудничать с защитой.

Лори Левенсон, профессор Лойольской школы права в Лос-Анджелесе, сравнил это дело с делом Закариаса Муссауи, якобы причастного к терактам 11 сентября 2001 г. Судья того же самого суда в Александрии, штат Вирджиния, где будут судить Розена и Вайсмана, выразил сочувствие к утверждению Мусауи о том, что отказ правительства позволить ему ознакомиться с показаниями других подозреваемых Аль-Кайеды, содержащихся в Гуантанамо на Кубе, несправедливо предубедил суд.

– Чем убедительнее подзащитные сумеют доказать, что в том, что израильские свидетели недоступны, нет их вины, тем более вероятно, что суд отнесется к ним благосклонно, – считает Левенсон.

Госдеп отказался предоставить Сэттерфилда для комментариев. Один из его представителей заявил, что решение о том, давать ли ему показания, Сэттерфилд принимал самостоятельно. Никакого давления со стороны Госдепа якобы не было. Поллак на звонки не ответил и перезванивать не стал.

Цель одного из ходатайств – вызвать в суд в качестве свидетелей агентов ФБР. Источники, близкие к защите, предположили, что стратегия защиты состоит в том, чтобы показать, как мало удалось выяснить ФБР в ходе долгого, шестилетнего расследования.

Стратегия отражается также в особом обмене ходатайствами о том, какую часть стенограмм и звукозаписей подслушанных телефонных разговоров обвинение должно предоставить защите. Этот вопрос был поднят еще до постановления Эллиса в среду. Обвинение предлагает всего девять часов из записей, продолжительность которых составляет, возможно, целые сотни часов. В следующие месяцы Эллис может решить предоставить защите больше аудиоматериалов.

Если Эллис в конце концов позволит обнародовать значительную часть стенограмм, это может показать всю пристальность тайного внимания, которое американские агентства уделяют Израилю и АИКСО, этой уважаемой американской лоббистской организации. Обвинение надеется предотвратить это с помощью ходатайства, цель которого – не только скрыть большую часть записанных разговоров, но даже и их количество. Сам Эллис, впрочем, пока не решил, нужно ли скрывать информацию о количестве.

Тщательный анализ инцидента показывает, что по-настоящему ФБР начало следить за Розеном и Вайсманом только в 2002 г. Но в обвинительном акте еще до этого времени было много такого, что предполагает, что ФБР могло иметь и другие объекты слежки, включая израильских дипломатов, журналистов и даже американских чиновников.

Другая государственная практика, которая может вызвать скандал, как показало дело Либби, это склонность чиновников администрации выборочно разглашать секретную информацию для манипуляции общественным мнением.

Сэттерфилд и Поллак, ни один из которых не проходит в деле как обвиняемый, предположительно разгласили информацию об Иране и Аль-Кайеде. Если потребуется давать показания, их, скорее всего, спросят, почему произраильскому лобби было важно получить эту информацию.

На предыдущих слушаниях Эллис с пониманием отнесся к доводам защиты о том, что значительная часть улик, которые обвинение надеется придержать, являются настолько важными, что их нужно будет передать и защите. Но в неловком положении окажется не только правительство США, если Эллис прислушается к доводам защиты и распорядится предоставить ей больше материалов.

«Каждое заявление, сделанное подзащитными следующим людям, имеет значение, – говорится в ходатайстве защиты от 21 октября. – Их служащие, кураторы или сотрудники в АИКСО. Их предполагаемые сообщники. Все, кто упоминается в обвинительном акте. Любой правительственный чиновник иностранной державы А [Израиля]. Любой служащий или чиновник Соединенных Штатов. И/или журналисты».

Этот список угрожает раскрыть целый ряд практик Вашингтона. Дипломаты всех стран в Вашингтоне алчно выкапывают из правительственных чиновников и лоббистов лакомые куски рассекреченной информации.

Журналистам всё чаще отказывают в доступе к администрации Буша. А потому в последние годы они взяли моду вытягивать информацию из групп и лобби, близких к Белому дому. АИКСО считается у журналистов одним из главных каналов для получения труднодоступной информации. Два таких инцидента упоминаются в обвинительном акте. JTA удалось выяснить, что в этих инцидентах замешаны The Washington Post и The Nation.

Кроме того, источники в защите утверждают, что у них есть основания полагать, что за общением подзащитных с репортером Нью-Йорк Таймс, возможно, велась слежка.

Наконец, защита станет доказывать, что подобные практики являются весьма обычными в АИКСО.

АИКСО утверждает, что Розен и Вайсман перешли границы. Организация уволила этих сотрудников в апреле из-за того, что ее пресс-секретарь назвал информацией, всплывшей в ходе расследования ФБР. Впрочем, согласно уставу АИКСО, он обязан покрывать судебные издержки.

АИКСО отмечает также, что никто из его нынешних сотрудников не замешан ни в каких правонарушениях. С таким же заявлением выступил и главный прокурор по делу, государственный обвинитель США Пол Макналти.

Как бы то ни было, мысль о том, что чиновники АИКСО станут свидетелями по этому делу, чтобы можно было выяснить, следовали ли Розен и Вайсман обычным процедурам, вряд ли можно назвать веселой для организации, которая славится в Вашингтоне своей привычкой ревностно охранять свои лоббистские практики.

Источники в защите предположили, что они скажут на суде, что Розен и Вайсман передали информацию, которую правительство называет секретной, Говарду Кору, исполнительному директору АИКСО, как только они якобы получили ее от Франклина в июле 2004 г.

Предполагается, что эта информация позволит установить, что такая практика является вполне обычной для АИКСО. При этом никто не предполагает, что Кор знал, что информация является секретной или что он станет передавать ее кому-либо еще.

На прошлой неделе довод о том, что поступок Розена и Вайсмана является обычным, получил неожиданную поддержку от самого Патрика Фицджеральда. Это американский гособвинитель, который сумел выиграть дело о даче ложных показаний под присягой против Либби, который якобы разгласил имя сотрудницы ЦРУ, состоящей в браке с Джозефом Уилсоном, видным критиком войны в Ираке.

На длительной пресс-конференции Фицджеральд пытался объяснить, почему он начал дело о, казалось бы, внешней стороне вопроса – о предполагаемом лжесвидетельстве, а не о стоящем за ним предполагаемом преступлении – разглашении имени Валери Уилсон.

– Это нарушило бы статью, известную как Раздел 793, то есть Акт о шпионаже, – заявил Фицджеральд. – Эту статью трудно толковать. Применять ее нужно осторожно. Я думаю, что есть люди, которые станут утверждать, что такую статью невозможно использовать для ведения дела о разглашении секретной информации. Они думают, что это превратило бы ее в статью, которая известна в Англии как Акт о государственной тайне.

Действительно, Раздел 793 редко используется для ведения дел о разглашении секретной информации. Эксперты не могут вспомнить ни одного такого дела начиная с середины 1980-х и до нашего времени, когда эта статья была использована для обвинения Розена и Вайсмана.



Р. Кэмпис, JTA Перевод В. Черновецкого, Sem40.Ru (Р)

  • 9-11-2005, 14:10
  • Просмотров: 302
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.



    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список