Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

О любви и о ненависти. Часть I

В эти дни только и разговоров, что о недавно прошедшей войне в Ливане, о том, кто в ней победил, а кто, наоборот, проиграл. Совсем, как у Александра Галича: "Время сеет ветры, мечет молнии, создает советы и комиссии..."

А чего спорить, спрашивается? Еще в 70-е годы многомудрый Генри Киссинджер сформулировал, как отрезал: "Партизаны побеждают каждый раз, когда они не проигрывают. Регулярные же армии проигрывают каждый раз, когда они не побеждают". Вот и весь сказ. А строки Бориса Леонидовича Пастернака: "Но пораженья от победы ты сам не должен отличать" - они совсем для других случаев. Отличать - необходимо. Чтобы впоследствии не повторять допущенных ошибок. Чтобы не было потом мучительно больно…

Так что, может быть, и не стоит спорить, а лучше нам потолковать о чем-нибудь не столь грустном? Как говорил в подобных случаях мудрый Тевье, молочный еврей, "Давайте поговорим о более веселых вещах".

И тема как раз подходящая имеется - из категории вечных. Великий русский поэт предлагал: "Поговорим о странностях любви, другого я не смыслю разговора". И ведь, действительно, захватывающая и многогранная тема, вполне достойная обсуждения. А заодно, конечно, и о ненависти придется вспомнить, куда ж денешься, ведь между этими двумя всепоглощающими чувствами - дистанции отнюдь не огромного размера.

Кажется, еще лет сорок (а может, и больше) назад известный израильский писатель-сатирик, увы, ныне покойный, Эфраим Кишон написал рассказ "Как мы лишились симпатий всего мира" - о том, как Израиль мог, но упустил прекрасную возможность завоевать (нет, вы ошиблись, на этот раз не в смысле "оккупировать") вечную любовь всего прогрессивного (и не очень) человечества. Причем, для обретения вожделенной и, буквально, всеобщей любви и благоволения, от еврейского государства требовалась всего лишь одна мелочь, ну, буквально, сущая безделица - только один раз проиграть войну армиям арабских государств и, как выражает свою хрустальную мечту нынешний президент Ирана, быть навсегда стертым с карты мира. Увы, Израиль не воспользовался любезно предоставленным ему соседями шансом. "Нелегко с этими евреями: какая-то на них напала мания обороняться... - писал Кишон. - Как не пожалеть об этом? Такой был шанс!"

И ведь, следует признать, для еврейского государства другого способа заслужить любовь и бурные аплодисменты, плавно переходящие в овацию, от благодарной мировой общественности нет, и даже в обозримом будущем не предвидится. Как не особенно грамотно говорилось в одном из настырных рекламных роликов: "При всем богатстве выбора, другой альтернативы нет".

Интересно, что жизнь подбрасывает иногда ну просто потрясающие совпадения. В точном соответствии с сюжетом Кишона (хотите, смейтесь, не хотите - дело ваше) поступило в 1973 году тогдашнее правительство Федеративной Республики Германия. В разгар войны Судного дня, когда само дальнейшее существование Израиля находилось под угрозой, Германия заявила о своем "нейтралитете" и не разрешила американцам использовать свою территорию для транзита военной техники, предназначенной истекающей кровью израильской армии. Нелишне отметить, что в то же самое время советское оружие шло в Сирию и Египет беспрерывным потоком.

Мучимый угрызениями совести, канцлер ФРГ Вилли Брандт заявил о том, что речь не идет о "нейтралитете сердца", и предложил гуманитарную помощь на тот случай, если арабы, все-таки, одержат победу со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Мне неведомо, знал ли Брандт о том, что заявил еще в 1967 году предшественник Ясира Арафата на посту главы Организации Освобождения Палестины Ахмед Шукейри - ставленник Героя Советского Союза, египетского президента Насера. Он тогда сказал: "Когда мы займем территорию Израиля, мы поможем оставшимся в живых евреям вернуться в их родные страны... Но я думаю, что никто из них не останется в живых".

Так что канцлеру Германии не пришлось бы особенно раскошеливаться на гуманитарную помощь.

Кстати, если кто не помнит, это тот самый Вилли Брандт, который в Варшаве встал на колени перед памятником погибшим евреям - бойцам варшавского гетто. Причем, отдадим ему должное, сделал это совершенно искренне, а не в качестве некоего театрального жеста. Но те евреи были уже мертвы, им уже ничем помочь было нельзя, даже гуманитарной помощью. А этим, которые еще живы... Ничего не поделаешь, совесть совестью, сердце сердцем, а политические интересы - врозь. "Кровь не дороже нефти, а нефть нужна позарез", - писал Александр Галич.

Голда Меир вспоминала о лондонском конгрессе руководства Социалистического интернационала, созванном уже после войны Судного дня: "Поскольку я попросила о созыве этой встречи, я ее и открыла. Я рассказала своим товарищам-социалистам, какова была ситуация, как нас захватили врасплох, как мы приняли желаемое за сущее, толкуя данные разведки, и как мы выиграли войну. Но в продолжение многих дней положение наше было очень опасным. "Вот все вы тут, - сказала я, - вы не дали нам ни дюйма территории, чтобы мы могли заправить горючим самолеты, спасавшие нас от гибели... На каком основании вы приняли решение не позволять нашим самолетам заправляться горючим?" Когда я закончила, председатель спросил, не хочет ли кто-нибудь взять слово. Все молчали. И тут кто-то позади меня - я не хотела оглядываться, чтобы его не смущать, - сказал очень ясно: "Конечно, они не могут говорить. У них горло забито нефтью".

И, что характерно, если, как предлагал классик, "посравнить, да посмотреть век нынешний и век минувший", то ничего с тех пор принципиально не изменилось. Уже в наши дни, спустя более тридцати лет, в аэропортах европейских стран, в том числе, и той же Германии, отказывались обслуживать и дозаправлять транспортные самолеты израильской авиакомпании "Эль-Аль", груженые оборудованием и техникой для нужд израильской армии. Мало того, во многих аэропортах Европы отказывались даже предоставлять полосы для промежуточных посадок тяжелых израильских самолетов, направляющихся в Израиль из США.

Верно подметил старина Коэлет: "Что было, то и будет, и что происходило, то и будет происходить, и нет ничего нового под солнцем".

Помнится, еще в начале прошлого века, бессарабский помещик Паволакий Крушеван, вдохновитель кровавого кишиневского погрома, уже после того, как дело было сделано, говорил, что, дескать, "жалеть евреев не следует, они тоже не сидели, сложив ручки".

Вот и в наше просвещенное время, наверное, ежели бы "сложив ручки", ежели бы "как овцы на бойню", ну, тогда, конечно..., возможно..., может быть...

"От Израиля ждут джентльменского поведения, - писал еще в далеком 1981 году Сергей Довлатов, - … прогрессивное человечество с дурацким единодушием осуждает Израиль. Прогрессивное человечество требует от Израиля благородного самоубийства".

Похоже, христианнейшая общественность искренне считает, что Израиль обязан сделать то, что она сама никогда не делала и даже не собиралась делать, а только проповедует - а именно, подставлять вторую щеку после получения затрещины по первой. Но вот, к примеру, генерал Норман Шварцкопф, командующий американскими войсками во время операции "Буря в пустыне", на вопрос репортера, не считает ли генерал, что христиане должны оставлять в душе место для прощения виновных в массовых террористических актах, отрубил по-солдатски, с неисковерканной политкорректностью прямотой: "Я верю, что прощение - это функция Господа Бога. А наша работа состоит в том, чтобы организовать их быстрейшую встречу". Достойный ответ.

А уж как ни старался Израиль воздействовать на мировое общественное мнение своим джентльменским поведением, как ни демонстрировал то, что в применении к любому другому назвали бы "жестами доброй воли" - и от бабушки ушел, и от дедушки ушел, и из южного Ливана войска вывел за международно-признанную границу, что нехотя, сквозь зубы, признали даже в ООН, и из сектора Газа аналогично, цветущих поселений, созданных потом и кровью, вместе с их обитателями не пожалевши и еще больше ракет по своим городам (видимо, в знак признательности) за это получивши - ан нет, не угодил ни ближним, ни дальним, все им мало. И если раньше о границах 1967 года говорили, то теперь и о 1948-м пока тихо, но настойчиво, вспоминать начали. Далее, как говорится, везде.

Ах, как же, все-таки, прав был Владимир Жаботинский: "Политическая наивность еврея баснословна и невероятна: он не понимает того простого правила, что никогда нельзя "идти навстречу" тому, кто не хочет идти навстречу тебе".

Однако же, согласитесь, ведь всем и каждому так хочется еще при жизни, а отнюдь не в жанре некролога, услышать слова, ну, если и не любви, то, хотя бы, понимания, ну, пусть, в крайнем случае, сочувствия. На что только не пойдешь ради этого, чем не пожертвуешь.

Но, увы… Где же оно, это столь вожделенное понимание, где сочувствие, где, хотя бы, на худой конец, простое соболезнование в несчастьи? Ау-у-у! - Дай ответ! - Не дает ответа… Не зашелохнет, не прогремит.

Как говорил в подобных случаях старый Рабинович из не менее старого анекдота: "Не дождетесь!"

И, наверное, хорошо понимая это, Голда Меир как-то сказала: "Пусть лучше негодуют, чем соболезнуют". Потому что даже и соболезнований в несчастьи, столь по-человечески естественных по отношению к кому-либо другому - тоже не дождетесь. Ни от кого.

Думаете, это преувеличение? Ну, тогда попробуйте вспомнить, кто из прогрессивной, либеральной и ж-ж-жутко человеколюбивой мировой общественности соболезновал, когда палестинские "борцы за свободу" убили мать семерых детей Рахель Друн?

А когда снайпер застрелил десятимесячную Шалхевет Паз прямо на руках у ее отца?

Когда террористы расстреляли в упор Тали Хатуэль (она была на восьмом месяце беременности) вместе с ее четырьмя дочерьми, старшей из которых было 11 лет, а младшей - 2 года? Кто выразил соболезнование, когда такие же "борцы с оккупацией" убили в кибуце Мецер Равиталь Ахайон и двух ее сыновей - 5-летнего Матана и 4-летнего Ноама.

Дети уже лежали в своих кроватках, и мать читала им сказку перед сном. Увидев убийц, она попыталась закрыть детей своим телом. Террорист расстрелял в упор всех троих. Соболезнований не последовало.

Точно так же, как и после гибели 17-летней Элы Абуксис из постоянно обстреливаемого ракетами с территории Палестинской автономии Сдерота, которая прикрыла собой от осколков палестинского "касама" своего 10-летнего брата Тамира. А разве мировая прогрессивная общественность, какое-нибудь там, что ли, общество защиты детей, выразило хотя бы сочувствие детям семьи Коэн - 7-летнему Исраэлю, 8-летней Теиле и 12-летней Орит - которые остались без ног после террористического нападения все тех же "героев сопротивления оккупации" на израильский школьный автобус? Ну, а об осуждении "героев", естественно, и речи не идет.

Продолжение следует.



Е. Бродский, Заметки по еврейской истории (Р)

  • 21-12-2006, 12:12
  • Просмотров: 714
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список