Все новости

13-12-2017, 22:40
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Антисемитизм

Версия для печати


 Неудобная тема


Во время пресс-конференции Путина 1 февраля 2007 г. прозвучал и обязательный вопрос о национализме, его причинах и о том, как с ним бороться. В ответ Путин сказал, что «в том числе это связано с определенной растерянностью, с определенным идеологическим вакуумом, который возник после распада Советского Союза, с чувством ущемленности наиболее многочисленных национальных групп. Вопросы на рынке труда далеко не всегда решались в пользу коренного населения России, в пользу граждан РФ».

Правда, дальше Путин заметил, что «иностранцы, которые в России работают, часто оказываются в совершенно бесправном положении».

Тут уж непонятно: «не в пользу граждан» – но и «иностранцы в бесправном положении». «А» упало, «Б» пропало, кто остался на трубе?! Видимо, те самые чиновники … Тогда – делаем следующий шаг – непонятно, почему же недовольство «коренного населения» направлено против «бесправных иностранцев», а не против «беспредельных чиновников», отстроивших систему, где все, кроме тех самых чиновников, недовольны и считают себя бесправными. Впрочем, это – вопросы риторические.

Гораздо интереснее другое.

Попытаемся, исходя из слов Путина, понять – что же власть считает нужным и возможным говорить по национальному вопросу.

Позиция власти очевидна. Осторожно осудить-остудить национализм (естественно, в конце своего ответа Путин сказал, что надо бороться и с проявлениями и с причинами национализма), но – и ни в коем случае – не раздражать русских националистов. Наоборот – попытаться их понять.

«Чувство ущемленности наиболее многочисленных национальных групп». Это – точно.

«Наиболее многочисленная группа» в России, естественно, русские. И, действительно, – кто не слыхал этих разговоров! – главная тема националистов: «ущемление прав русского народа в России».

Кто же и каким образом может в России ущемить «права русских»?

Этот вопрос Путин, естественно, обходит.

Он не хочет прямо сказать, что этот миф о притеснении русских ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ПРИЗНАКУ – полная, полнейшая абракадабра. Так же «деликатно» вели себя и предыдущие власти. В свое время Ельцин при общении (тогда не было Интернета, разговор шел по телефону) с читателями «Комсомольской Правды» получил «вопросом по лбу»: «Почему в вашем правительстве одни евреи?!» Вместо того, чтобы сказать – «мне, в отличие от вас, приходится думать о деловых качествах министров, а не об их национальности», первый «демократически избранный президент» совершенно потерял лицо и стал «оправдываться», перечисляя министров с «безупречно русскими фамилиями» (и тут, кстати, маху дал, простец Борис Николаевич …).

Между тем, понять руководство страны очень просто.

Русские составляют 80–85% населения РФ. Посему слова про «угнетение русских» не более, чем легкий эвфемизм, прикрывающий другое, вполне реальное, объективное явление – да, большинство граждан РФ абсолютно безотносительно к их национальности чувствуют себя «униженными и угнетенными». Насколько «справедлива» такая самооценка говорить бессмысленно: люди чувствуют так, как чувствуют. Ясно и то, что большинство таких «угнетенных» – этнические русские. Отсюда лозунг Жириновского «Я – за русских, я – за бедных». В полном соответствии с настроениями огромной массы людей г-н Эдельштейн ставит знак равенства между «русскими» и «бедными».

В действительности, конечно же, подавляющее большинство элит – административных, экономических и т.д. – в России состоит из русских (от 80 до 60%). Мораль: если русские люди «чувствуют себя угнетенными», то эту формулу надо довести до логического конца: «Русских угнетают русские».

Но, высказав такую неприятную правду, мы сразу начинаем разжигать социальную ненависть и приходим к какому-то ортодоксальному большевизму, отрицавшему существование единой нации, единого общества с общими интересами. Ленин писал, что нет России: есть две России: Россия угнетателей – против России угнетенных, а государство есть лишь машина подавления, лишь оружие в руках первых, направленное острием против вторых …

В крайнем варианте – это уже проповедь гражданской войны.

Ну, а противоположный взгляд «русских угнетают нерусские», мало того, что, парламентски выражаясь, «абсолютно лжив», означает тоже раскол – только кроваво-красная черта разрезает общество уже по другой границе. Тоже – в пределе – проповедь все той же гражданской войны или/и фашизма.

Из огня – в полымя.

В чем же заключается реальная позиция власти в России? Она очевидна – недоговаривать, поглаживать, потихоньку балансировать между расколом социальным и национальным, стараясь уменьшать амплитуду колебаний и не допустить разрыва общества ни по тому, ни по другому критерию.

Причем острых социально-политических столкновений власть боится больше всего. Потому что они были бы направлены прямо против нее..

Ну, а потрясения власти, в свою очередь, все равно обернулись бы теми самыми национальными конфликтами.

И, похоже, что стратегически эта линия власти – разумна, а вот о тактике надо говорить отдельно.



Л. Радзиховский, Еврейское Слово (Р)

Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.


Наш архив