Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

: "Я раскусил агента ФБР"

На досуге ведущий программы «Времена» любит варить борщ, готовить мясо и путешествовать.

– Владимир Владимирович, приходилось ли вам, чтобы сохранить «Времена», отказываться от каких-то сюжетов?

– Мне никто ничего запретить не может. Я не работаю на «Первом канале», они просто покупают мою программу. С руководством канала у нас есть определенные договоренности, мы подписываем контракт на год, и если они его нарушат, должны будут выплатить очень большую неустойку. Также, согласно договоренности, раз они покупают мой «продукт», то имеют право знать, какая будет тема программы и кого я приглашу.

– А вам ставили условия – например, вот этих людей в студию не звать?

– У нас был один разговор, когда мне было сказано: мы не хотим, чтобы вы приглашали на передачу трех человек. Я не могу вам сказать, кого именно. Мое дело было либо сказать: «Нет, я не согласен», – и тогда программа прекратила бы существование. Либо пойти на определенный компромисс: хорошо, эту тройку я приглашать не буду, но это касается только их, никаких пятых, шестых в этом списке не будет. Так мы и договорились. Я этих людей не приглашаю и никаких притеснений не испытываю.

– Недовольные вашей позицией по тому или иному вопросу порой высказываются о вас очень резко. Как вы на это реагируете?

– Люди разные бывают. Есть те, кто меня ценит, есть которые придерживаются других взглядов, есть которые завидуют. Кто-то вообще считает, что я чересчур прозападный, слишком либеральный, что не люблю Россию. Но я на это не реагирую.

Более того, я не читаю нашу телевизионную критику. Я уверен: большинство критиков – люди, которым не удалось самим стать ведущими на ТВ. Как писал замечательный французский поэт Поль Элюар, «художник – это глаза, а критик – это очки». Мне очки не нужны. Я понимаю телевидение, мне не нужно, чтобы кто-то мне что-то объяснял. Я вижу, когда мои собственные программы удачны, когда не очень, умею смотреть на «Времена» отстраненно. Хотя редко когда бывают совсем уж неудачные программы. Удача зависит от темы и от людей, которых ты пригласил на программу.

– Ваши телемосты до сих пор помнят по одной только фразе: «У нас в СССР секса нет…»

– Да не было на самом деле этой фразы! Вышел чисто телевизионный казус. На вопрос пожилой американки, много ли у вас на ТВ насилия и секса, одна женщина ответила: «У нас секса нет на телевидении». Но после первых слов раздался такой гомерический хохот, что окончание фразы никто не услышал. Так эта женщина и вошла в историю. А вообще-то сила и одновременно слабость телевидения в том, что мы сиюминутны. Кто помнит, что было на ТВ 20 лет назад? Кто помнит тележурналистов того времени? А телемосты помнят! И это здорово!

Хочется неожиданностей!

– Как вы оцениваете сегодняшнее состояние нашего телевидения?

– Мне не нравится, что на ТВ явно просматривается развлекательный уклон, причем даже в информации. Я противник так называемого инфотейтмента – когда считается, что и с помощью информации нужно развлекать. Этот термин и жанр придумали американцы, а мы рьяно подхватили его и всячески пытаемся использовать. Не нравится мне и тот факт, что национальные и федеральные каналы контролируются государством. В результате толкование событий, которое мы получаем с разных каналов, практически одинаково. Очень заметен низкий профессиональный уровень многих наших журналистов, которые полагают, что у них нет никакой ответственности, что можно лепить что угодно, не проверять слухи… Я не имею в виду каких-то конкретных людей, это общее поветрие.

– Откуда оно?

– В советское время при тотальной цензуре такое было невозможно. Потом в результате непонимания того, что есть свобода, мы и пришли к тому, что имеем. Я всегда люблю ссылаться на высказывание одного из членов верховного суда США, что человек не имеет права кричать «Пожар!» в битком набитом кинотеатре только потому, что ему хочется это кричать. Да, это ограничение свободы слова, но оно оправдано именно пониманием ответственности.

– А что вы смотрите на нашем ТВ, что вам нравится?

– Постоянно не смотрю ничего, кроме новостей на разных каналах, и то лишь потому, что это нужно. Мне симпатична программа «Умницы и умники» – хорошо сделанная, интересная, увлекательная. Хорошо делаются и многие лицензионные передачи – те же «Звезды на льду» прошли на очень высоком уровне. Или, скажем, «Кто хочет стать миллионером?»: я видел ее во многих странах, но в России она намного лучше. А вот если взять свои, придуманные у нас программы – нет таких, о которых я мог бы сказать, что буду сожалеть, если их пропущу. Хотя мне нравится то, что делает Лев Николаев, его «Цивилизацию» смотрел с интересом. Еще мне очень сильно не хватает прямого эфира – у нас теперь практически все выходит в записи.

– Но у этого есть и свои плюсы…

– Да, конечно, есть: вы можете, взяв куски программы, заранее разрекламировать ее. Но минус очень серьезный – никаких неожиданностей не будет. А сила прямого эфира в том и заключается, что никто не знает, что будет буквально через секунду! Я так счастлив, что мои «Времена» идут в прямом эфире, но это чуть ли не последняя политическая программа в таком формате.

Мой дом – Европа

– Если бы у вас была возможность взять интервью у двух личностей всех времен и народов, кто бы это был?

– Леонардо да Винчи. Он меня интересует больше всех, это же не просто художник. Не знаю, как бы построил это интервью, потому что такого шанса у меня точно не будет. На втором месте был бы Шекспир.

– Над чем вы сейчас работаете?

– Делаю 16-серийный документальный фильм по книге Ильфа и Петрова «Одноэтажная Америка». За три месяца мы со съемочной группой повторили весь их маршрут 1935 года. Это десятки штатов, сотни встреч с людьми… В феврале начинаем монтаж, к осени, даст Б-г, выйдет фильм.

– Чувствуется, что эта работа – ваша давняя мечта…

– Да, к Америке у меня свое особое отношение, все-таки я там вырос. И мне очень хотелось сделать современный телевизионный вариант книги. Ильфу и Петрову, хотя по-английски они и не говорили, удалось удивительно точно почувствовать Америку.

– А как продвигается другой ваш проект – серия интервью с людьми, изобретения которых перевернули нашу жизнь?

– Я к нему вернусь, когда завершу «Америку». Называется этот проект «ВВП» – весьма влиятельные персоны. Именно влиятельные, а не важные. Это будет часовое интервью с человеком, который своей деятельностью изменил жизнь миллионов других людей. Личность эта может быть достаточно известная – скажем, Билл Гейтс. А может быть человек, о котором никто не знает, – например, медик, придумавший противозачаточную пилюлю.

– Какие-то сюжеты уже сняты?

– Только предварительно, это проба пера. Данный проект замечателен тем, что не имеет конца, ведь речь пойдет обо всем мире. Полагаю, у него будет и международная аудитория.

– Как вы отдыхаете?

– Моя программа в июне и в августе не выходит. Это два месяца, когда мы с семьей – я, две мои Кати (жена и дочь), внуки – ездим по разным странам.

– У вас есть любимые места, куда хотелось бы вернуться?

– Наверное, нет. Я люблю новые ощущения. Хотя замечательно было в Италии, Португалии… Мне не нравится скопление народа, все эти тусовки – не мое. Португалия именно тем и хороша, что там замечательный океан, гигантские пляжи и очень мало народу.

– Куда было последнее путешествие?

– В Индию во время недавних зимних каникул. Мне давно хотелось почувствовать эту страну, и я доволен, что посетил ее. Но больше туда не поеду.

– Почему?

– Это не мое. Ну посмотрел – интересно, есть очень красивые места, много любопытного. Я довольно много бывал на Востоке – в Сингапуре, Таиланде, Бирме, Гонконге… Но меня это не влечет. А вот Европа – другое дело, я могу туда ездить без конца, чувствую свою причастность к ней. Там я дома.

– А что для вас дом?

– Для меня понятие дома складывается из всяких мелочей – музыки, запахов, походки людей... Слышишь это и чувствуешь: вот оно – родное!

Семейный бизнес

– У вас день рождения 1 апреля. Друзья устраивали вам розыгрыши?

– Пытались неоднократно, но меня разыграть очень трудно, я быстро понимаю в чем дело. Как-то я был в Америке, и ко мне в день рождения подослали человека, якобы работника ФБР. Он стал задавать вопросы, говоря, что я в своих съемках раскрыл какие-то секреты и теперь мне придется поехать с ним в Вашингтон.

– Вы его быстро раскусили?

– Практически сразу!

– Какой самый приятный подарок на день рождения вам преподнесли?

– Я очень люблю музыку, и когда мне было лет десять, родители подарили мне проигрыватель, в который можно было вставить десять дисков – еще не виниловых, а старых, которые бились. Это чудо я запомнил на всю жизнь!

– Ресторан братьев Познеров «Жеральдин» – это для вас хобби?

– Мы с братом решили открыть французское брассери – нечто среднее между рестораном и бистро, там готовят домашнюю еду – в память о маме, ее звали Жеральдин. Павел там директор. Это не хобби, а бизнес, если угодно. Но очень ограниченный бизнес – мы не собираемся стать рестораторами, такой ресторан один, второго уже не будет. Это бизнес, связанный с памятью. Там готовят блюда, которые любила наша мама.

– А какое у вас самое любимое блюдо?

– Я люблю вообще вкусную еду. Но французскую кухню предпочитаю китайской и японской.

– Сами готовите?

– Обожаю! Особенно когда жду в гости хороших людей. Умею готовить много самых разных вещей. Единственное – не пеку пирожки. А вот супы, мясо – кстати, самое трудное в приготовлении – это мое. Французы говорят: «Можно научиться быть поваром, но нужно родиться тем, кто делает мясо».

– Вы считаете себя счастливым человеком?

– Да. У меня есть замечательная дочка Катя, она музыкант, сын Петя, есть трое самых лучших внуков. Моя жизнь сложилась необыкновенно интересно, счастливо, успешно. Да еще и не кончилась!

– Человек сам творец своего счастья?

– Да. Но бывает элементарное невезение. Кирпич может упасть тебе на голову, и ты тут ни при чем. Я не знаю, в чем секрет счастья, знаю только, что, если к чему-то упорно стремишься, обязательно этого добьешься.

– Говорят, вы замечательно рассказываете анекдоты. Не поделитесь свеженьким?

– В Нью-Йорке на Пятой авеню (это самая главная улица) человек ловит такси. Такси быстро подъезжает, и водитель говорит: – Ну вы прямо как Гарри Фридман.

– А кто такой Гарри Фридман?

– Как? Вы не знаете? Гарри Фридман – это человек, у которого все получалось. Поднимал он руку – и такси уже рядом. Он мог бы петь в любой опере, замечательно играл в баскетбол, помнил все дни рождения, знал всю литературу, музыку, это был потрясающий человек! А одевался как? Все замирали, а женщины были без ума от него! А готовил как!

– Вы, наверное, его хорошо знали?

– Совсем не знал, просто я женился на его вдове.

Досье

Родился: 1 апреля 1934 года в г. Париже

Образование: биолого-почвенный факультет МГУ

Карьера до ТВ: 1959–1961 гг. – литературный секретарь Самуила Маршака, 1961–1970 гг. – сотрудник АПН, ответственный секретарь журналов «Совьет лайф» и «Спутник», с 1970 г. – комментатор Главной редакции радиовещания на США и Великобританию

Телекарьера: с 1986 г. – политобозреватель на ЦТ СССР, автор и ведущий программ «Воскресный вечер с Владимиром Познером» (1988 г.), «Квадратура круга» (1988 г.), «Познер и Донахью» (1991–1997 гг., США, канал CNBC), «Мы» (1994 г.), «Человек в маске» (1996 г.). С 1997 г. – руководитель школы телевизионного мастерства. С 2002 г. ведет программу «Времена»

Звания и награды: лауреат двух американских телепремий «Эми», трех премий «ТЭФИ», награжден орденами Дружбы народов (1994 г.), Почета (1999 г.), «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2006 г.). С сентября 1994 г. – президент Академии российского телевидения

Автор книг: «Прощание с иллюзиями», «Очевидец»

Семейное положение: женат, супруга – журналист Екатерина Орлова

Предпочтения
поэт: Шекспир
художник: Леонардо да Винчи
блюдо: мясо по-французски
напиток: красное вино, виски
хобби: бег, теннис, путешествия

Генеалогическое древо

Отец Владимир Александрович Познер, в США занимался дубляжем и прокатом фильмов в компании «Метро Голдвин Майер», в СССР работал в Госкино, был инициатором создания и директором Экспериментальной творческой киностудии

Мать Жеральдин Люттен, француженка, работала монтажером в кинокомпании «Парамаунт»

Брат Павел Познер, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, занимается историей средневекового Вьетнама

Первая жена Валентина Чемберджи, филолог, журналист, переводчик, музыкант

Дочь от первого брака Екатерина (46 лет), композитор, музыкант

От нее - внук Николай (12 лет), внучка Мария (23 года)

Вторая жена Екатерина Орлова, журналист, преподаватель школы телевизионного мастерства

Сын (приемный) – Петр Орлов (46 лет), собкор НТВ в США

Внук Гоша (8 лет)



Антенна (З)

  • 27-02-2007, 23:07
  • Просмотров: 508
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Инна Чурикова




    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список