Все новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Политика

Версия для печати


 Все в министры, Отечество в опасности!


Нащупывать свой путь в политике Авигдор Либерман начал давно. Во времена его молодости модно было быть правым. Барух Марзель вспоминал, что юный Либерман крутился у рава Меира Кахане, но когда понял, что больших перспектив это не сулит, ушел.

Последний его роман с правым лагерем был в 2003 году. К осознанию своей ошибки Либерман пришел сразу после выборов, получив вместо ожидаемых пятнадцати, девять мандатов. Однако положение обязывало, и он вместе с Бени Элоном выступил категорически против плана одностороннего размежевания, за что и поплатился креслом. Впрочем, он, видимо, искренне считал, что одностороннее размежевание не самый лучший способ решения проблем. И предложил свой.

Урок, преподнесенный ему Шароном, он запомнил, но зла на него не держал, ибо, как мы уже указывали, деловые интересы у них совпадали, и покровители были общие. Поэтому Либерман начал исправляться просто на глазах. Даже план свой разработал и у Киссинджера утвердил. Он ведь не против отступления, и не против создания палестинского государства, и не против возвращения беженцев, вопрос в методах.

Если раньше он говорил о кантонах как о прообразе палестинского государства, сейчас он мелочиться не стал. Вспомнил Билла Клинтона - там, где евреи - евреям, там, где арбы - арабам. Разделимся по демографическому принципу, произведем обмен территориями, и будет сплошная выгода. Не надо выселять евреев, и не надо платить пособия от Института национального страхования арабам. Что по этому принципу мы расстанемся с Галилеей и Негевом, а границы государства будут похожи на кружевную салфетку, Либерман как-то не подумал.

На выборы 2006 года Либерман шел отдельно от “Ихуд леуми”. Правда, там мыслили еще по инерции, и отдали русскоязычного избирателя на откуп Либерману. Была такая теория, и мне ее не раз озвучивали: сейчас Либерман изображает центриста с левым уклоном, соберет голоса “Шинуя”, а потом принесет их в правый лагерь. Главными же врагами “Ихуд леуми” были Барух Марзель и Биньямин Нетаниягу. Против них был направлен весь огонь пропаганды.

Либерман тоже боролся с Нетаниягу, правда, в отличие от ИЛ, его предвыборная кампания была согласована с “Кадимой” и ШАС. И вроде бы все было рассчитано, но после оглашения предварительных результатов Либерман допустил ошибку - открыто озвучил свое желание стать через 4 года премьер-министром. Его тут же наказали. Счетная комиссия все пересчитала, и у Либермана оказалось на один мандат меньше, чем у “Ликуда”, причем, пересчитывали голоса в сторону уменьшения мандатов НДИ дважды. Либерман же некоторые факты брать в расчет не хотел, и продолжал предъявлять требования, которые Ольмерт выполнить не мог в силу того, что и сам недосчитался 10 мандатов, которые обещали ему политтехнологи.

Либерман остался за бортом, но Ольмерта не ругал публично. На последней пресс-конференции перед объявлением состава кабинета министров он воззвал к премьеру: “Возьми меня, Ольмерт. Я буду тебе более надежным партнером, чем “Авода”!”

Нетаниягу же он всячески отталкивал и поносил, а люди, знавшие его лично, рассказывали, что для Либермана главным принципом является лояльность, и он долго хранил верность Нетаниягу, но тот предавал не раз, и больше он терпеть не мог.

Сидя в оппозиции, Либерман занимал “государственную” позицию - Ольмерта не критиковал, или критиковал для виду. И никто клещами у него не мог вырвать публичного заявления о том, что он приложит все усилия для отстранения от власти правительства пораженцев. Напротив, он все время твердил, что, как государственник, он будет бороться не за отстранение, а за стабилизацию правительства, и это мог слышать всякий, у кого были уши. И кому надо, тот Либермана услышал. На пике протеста, когда судьба Ольмерта и Переца была, казалось бы, предрешена, и кадимовцы уже прощупывали пути возвращения в “Ликуд”, Ольмерт, как кролика из шляпы, извлек Либермана с его законопроектом об укреплении вертикали власти.

Заподозрить Либермана в наивности и идеализме нельзя. Он и сам прекрасно понимает, что его красивым заявлениям о спасении отечества даже старушки на лавочках не верят. Да ведь не к ним он обращался, а к олигархам, которые решают его и Ольмерта деловую и политическую судьбу: “Вы видите, я умею хранить верность и данное слово, я надежный человек, на меня можно положиться”.

Правому лагерю он на прощание посоветовал расширить кругозор и разобраться в себе. Сам Либерман уже стал министром по стратегической угрозе Ирану. Стратегической угрозы некомпетентной троице Ольмерт - Перец - Ливни он не представляет. Им он верный друг и спаситель.



В. Вексельман, Седьмой канал

| Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.



Наш архив