Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Научный антисемитизм. Часть II

Расистское языковедение имело предысторию, да не где-нибудь, а в Германии. Превознося немецкое прошлое, философ Иоганн Фихте сообщил в своих "Речах о немецком народе": "Язык формирует людей". Он и другой знаменитый философ Иоганн Гердер объясняли, что немцы - народ исключительной творческой силы, которую создаёт исключительной силы язык - немецкий. Он дан от природы, он делает своих носителей арийцами.

Зять Рихарда Вагнера Хьюстон Чемберлен, английского происхождения суперпатриот Германии уточнил: самым достойным властителем мира является не человек белый, а человек немецкий, раса не просто "белая", а "нордическая". По Чемберлену суть истории - борьба между расами. "История духа и традиций Европы в определённом смысле - борьба между германцами и негерманцами", - писал Чемберлен в книге "Основы 19 века" (1898 г.). 1200 страниц, а тиражи огромные; немцы очень книгу полюбили, все библиотеки её приобрели.

Германский кайзер Вильгельм II писал Чемберлену: "Вы показали путь к спасению немцам, а также остальному человечеству". Благосклонными читателями книги оказались американский президент Теодор Рузвельт и английский писатель Бернард Шоу, назвавший её "шедевром научной истории".

В том шедевре автор восхищался победой древнего Рима над Карфагеном - уничтожением "семитов-финикийцев": " При ни с чем не сравнимой живучести семитов, достаточно было бы малейшего проявления милосердия - и финикийская нация бы воскресла... В евреях мы видим... разновидность этого яда, разъедающего всё благородное и творческое..." И, в современность вглядываясь зорко, Чемберлен сокрушался: "Руководствуясь идеальными мотивами, индоевропеец по-дружески открыл двери - еврей ворвался в них как враг, захватил все позиции и закрепил... в щелях и проломах нашего своеобразия флаг своей сущности, вечно чуждой нам". Блеск учёности, точность логики - и к месту формулировка автора: "святость чистой расы" - от замечательной науки к замечательной религии, первый шажок, но путь недалёк и нетруден...

Чемберлен заявил, что он не антисемит, сославшись на наличие друзей-евреев. "Основы 19 века" Чемберлен посвятил своему университетскому профессору-еврею. Традиция! Возле Вагнера тоже фигурировало достаточно евреев, а пианист Иосиф Рубинштейн, не вынеся смерти друга и кумира, покончил с собой на его могиле.

Около десятой части книги Чемберлена отведено доказательству арийского происхождения Иисуса Христа и толкованию конфликта между арийской и семитской расами как расового противостояния арийца Иисуса и еврея-апостола Павла. Эта идея Чемберлена поманила Льва Толстого в 1906 году написать что-то в её развитие, да не успел, к счастью, Лев Николаевич замараться. ("Еврея любить трудно. Надо стараться" - заметил он в молодости).

Английский философ 19 века Герберт Спенсер считал, что неостановимая эволюция человечества по направлению к всеобщему благоденствию определяется передовой расой - белой. Во имя прогресса белая раса должна хранить себя в чистоте, не смешиваясь с другими. Понятия Спенсера о "выживании более приспособленных" в ходе "борьбы за существование" позаимствовал великий Чарльз Дарвин, разделявший взгляды Спенсера на различие между "низшими" и "высшими" расами. Дарвин, однако, в своём основополагающем "Происхождении видов путём естественного отбора" был достаточно осторожен, чтобы не распространять идеи внутривидового соперничества безоглядно на всё человеческое общество. Это сделал соавтор дарвиновской теории естественного отбора А. Уоллес, утверждавший, что законы эволюции требуют подавления цветных рас (низших) "германскими", как он именовал белые расы.

Последующие расовые теоретики науку свою творили без особых затей. Применив дарвиновские рассуждения о борьбе за существование в животном мире к человеку и безграмотно назвав языковые различия расовыми, они провозгласили наличие неизменных расовых признаков в человеческой крови, отсутствие равенства рас и их вечную борьбу. Они и сейчас на том же коньке.

Расовое учение или расовая теория - " Rassenlehre" - слово немецкого философа 18 века К. Мейнерса. С 1786 года оно дремало в пыли библиотек, а во второй половине 19 века со взлётом науки и расовое учение воспарило, дало побеги: "Rassenforschung " - расовые исследования, " Rassenkunde" - расоведение, "Rassengedanke " - расовое мышление. "Именно в Германии рубежа XIX и XX веков новая общественно-политическая тенденция достигла своего наивысшего развития, ибо все эти понятия отражают морально-этический и качественный акцент в решении расовой проблемы" - это пишет в Интернете сегодняшний научный корифей (уже русский!) В. Авдеев. Он с гордостью сообщает, что ввёл в русский научный обиход слово "расология" (не замаранный "расизм" - упаси, боже!) - видимо, ради удобства для простоватого русского потребителя свёл немецкий терминологический разброс к одному слову.

Вот определение автора: "Под расологией нужно понимать единую философскую систему, находящуюся на стыке естественных, точных и гуманитарных наук, посредством которой все социальные, культурные, экономические и политические явления человеческой истории объясняются действием наследственных расовых различий народов, данную историю творящих".

"Наука всех наук". Это много раньше русских многоумцев указали германские ударники нового учения. Их сегодняшний наследник упивается назиданиями немецких старших братанов: "Под расовой проблемой мы понимаем вопрос о значении расового фактора в историческом и культурном развитии" (Игнац Цольшан); "Расовая теория изменила картину истории столь же радикально, как теория Коперника - картину солнечной системы" (Вальтер Гросс); "Раса - носитель всего. И личности, и государства, и народа, из нее исходит все существенное, и она сама - суть" (Фриц Ленц).

От себя российский мыслитель замечает: "Для расологии как науки имеет принципиальную важность расовое качество самого исследователя, ибо по законам данной мировоззренческой системы подобное познается только подобным". Объективность автора сверх похвал: славянин, он по канонам немецких расистов принадлежит к низшей расе, так что и его научная деятельность сомнительного качества.

Впрочем, логика в расизме - изначально была делом десятым: слишком уж он оказался соблазнительным. Когда европейские страны, насытясь колониальными захватами и в жажде новой наживы, дозрели до перекройки мира, грянувшую в 1914 году мировую бойню бравые интеллектуалы воюющих стран обосновывали социал-дарвинистским тезисом о жестокости природы, о необходимости истребительной конкуренции, о вечном противоборстве рас.

Не стеснялись. В Германии некий историк искусства, пытаясь навербовать возможных союзников, зачислял в нордическую расу болгар, персов, турок, венгров, украинцев. (Не сегодня в Украине патриоты местные додумались!). Французские врачи охаяли немецкую расу, найдя среди её особенностей чрезмерное выделение экскрементов и повышенное содержание аммиака в моче, что по мысли авторов соответствующей публикации позволяет успешно выявлять германских шпионов. А после войны немецкий расист А. Динтер в книге "Грехи против крови" открыл, что арийская женщина после замужества за евреем в повторном браке с арийским супругом будет рожать детей с примесью еврейской крови. Он, видимо, следовал за Х. Чемберленом, который во избежание любого контакта с ядоносными евреями требовал не читать написанного ими текста.

Американский писатель Говард Фаст сказал о расовом учении: "Нет теории слишком глупой или злобной, чтобы её не проглотило общество....поражаешься, когда видишь, сколько писателей 19 века от Джека Лондона до Киплинга впадали в ту же глупость, не замечая хотя бы такого факта, как то, что на санскрите - самом древнем арийском языке говорили миллионы темнокожих". А израильский учёный Цви Бахрах заметил, что если по Фихте и Гердеру немецкий язык делает человека арийцем, то "людей других национальностей, включая евреев, свободно владеющих немецким, следует считать добрыми немцами".

В самый раз процитировать Гитлера: "Какое счастье для правителей, что люди не мыслят". И он же: "Я знаю не хуже интеллигентов, этих великих умников, что с научной точки зрения никакой расы в природе не существует. Но нельзя успешно культивировать породу, не прибегая к понятию "раса". А я как политик нуждаюсь в понятии, которое позволило бы мне разрушить существующий строй, создать новый режим и подвести под него идейную базу" [цит. по Ц. Бахрах. Антисемитизм в новое время. Бар-Илан, 1991, 89].

Став расовым, антисемитизм оформился окончательно. При древней ксенофобии еврея-чужака общество-хозяин может допустить в прихожую, если он полезен или симпатичен ("Хоть еврей, но хороший человек"). При средневековой юдофобии, если еврей подладится, т.е. примет религию хозяина, его могут даже в гостиной потерпеть: в какой-то мере стал своим. В любом случае убивать необязательно. Для современного расового антисемитизма еврей - неизменно враждебное существо с кровью, несущей в себе неистребимые гены Зла, его надо только уничтожить. А поскольку злая та кровь переходит по наследству, следует истребить детей, внуков, правнуков, полукровок, четвертькровок - всех носителей страшной заразы. "Достаточно одного случая сожительства еврея с арийской женщиной, чтобы навсегда отравить её кровь", - писал немецкий журнал "Здоровье германского народа" в 1934 году.

Германии расистский миф пришёлся как никому другому. Издавна, Тацитом описанное, сидело в немецком сознании: древние германцы - не испорченные античной цивилизацией лесные жители, воины, арийцы, могучие и детски-прямодушные, простые, как дубина. С конца средневековья англичане гордились своим общественным устройством, либерализмом, государством. Немцам, жителям лоскутной империи, гордиться было нечем, кроме легендарного прошлого, кроме "корней" и "почвы". Когда же немцы одолели беспорядок удельных владений и стали, наконец, государством - романтический дух превосходства ещё более укрепился сознанием собственной силы, добротности, дисциплины, ума - всё наличествовало в Германии - великой державе Европы. Здешние толпы не надо было трудиться поворачивать к идее расового превосходства немцев, они нуждались только в напоминании.

Нацисты ловко впрягли в свой агитационный поезд локомотив наимоднейшего в ту пору ницшеанства. Из учения немецкого философа Фридриха Ницше они, отбросив его похвалы евреям как "желательной составляющей" будущей общеевропейской расы, вылущили только обвинение евреев в создании христианской морали, расслабляющей "сверхчеловека", призванного властвовать над рабской толпой; самого этого ницшевского "сверхчеловека" они подменили "сверхнемцем". Вылепился новый, нужный Ницше - антисемит, расист, пророк гитлеризма.

Счесть именно евреев низшей и зловредной расой напрашивалось само собой: антисемитизм в Германии конца 19 столетия бойко наращивал мускулы. В 1879 г. В. Марр основал "Антисемитскую лигу". Школьный учитель Б. Фёрстер, поклонник Вагнера (и зять Ницше, порвавшего с Вагнером из-за его антисемитизма) в 1880 г. за несколько недель собрал почти четверть миллиона подписей, в основном, студенческих, под своим призывом переписать евреев Германии и выбросить их из общественной службы и системы образования.

Студенты изгоняли евреев из своих объединений. "Антисемитская народная партия" с 1890 по 1893 годы нарастила число своих сторонников на парламентских выборах с сорока восьми до двухсот шестидесяти тысяч голосов и провела в Рейхстаг шестнадцать депутатов. Юдофобы выходили и на международную арену: антиеврейский конгресс в Дрездене (1882 г.) собрал 300 делегатов из Германии, Австро-Венгрии и Прибалтики.

В 1880-1881 гг. разыгрались беспорядки: в Берлине бандиты громили витрины еврейских магазинов, избивали прохожих евреев, в провинции поджигали синагоги. Антисемитизм, разворачиваясь в уголовщину, настолько угрожал общественным устоям, что в 1891 г. при участии авторитетнейших учёных Германии историка Е. Моммзена и биолога Р. Вирхова возникла "Ассоциация защиты от антисемитизма", объявившая своей целью оздоровление политической обстановки в стране.

Деятельность "Ассоциации", а в куда большей степени переключение народного интереса на обострившееся в конце века соперничество Германии с европейскими державами несколько снизили антисемитские настроения, но общий фон исчезнуть не мог, как ни старались немецкие евреи выказать верность любимой родине. В годы Первой мировой войны немцы распевали "Песнь ненависти к Англии" на слова еврея Э. Лиссбауэра, лично награждённого за неё кайзером Вильгельмом II; крещёный еврей Ф. Габер разрабатывал химическое оружие; В. Ратенау наладил военную экономику - ничто никого не убеждало.

Еврей Вальтер Ратенау был пламенный германский патриот. Промышленник, изобретатель, администратор, дипломат, писатель, философ - все таланты свои он бросил под ноги обожаемой страны. В годы Первой мировой войны реорганизовал государственное хозяйство, обеспечив военные нужды. После войны в побеждённой разорённой Германии Ратенау - экономический советник канцлера, потом министр иностранных дел; он вывел страну из международной изоляции, облегчил выплату долгов странам-победителям. Некий офицер-немец отреагировал: "Даже если бы Ратенау был нашим спасителем, для немецкого народа было бы позором оказаться спасённым семитом".

Националистическая пресса в 1921 году называла деятельность Ратенау "сатанинской", а его одним из "сионских мудрецов" - врагов христианского мира и погубителем Германии.

Он уверился, что беззаветная служба родному отечеству переродила его несовершенную еврейскую душу в благородную немецкую: "Для меня принадлежность к [немецкой] нации решается сердцем и душой". А уличная попевка тогдашней Германии: "Пристрелите Вальтера Ратенау, проклятую Богом еврейскую свинью".

Застрелили. В 1922 году.

В германской армии служило около ста тысяч евреев, 12 тысяч погибло в боях - а толпа упорно видела в евреях только "ловкачей" и "дезертиров".

Была даже проведена позорящая перепись евреев в армии и в тылу для выявления отклоняющихся от окопов.

Из мглы Первой мировой войны, кстати, маячит письмо с фронта заслуженного немецкого солдата: он надеется, "что те из нас, кому выпадет счастье вновь увидеть родину-мать, найдут её очищенной от чужаков и что благодаря нашим жертвам и страданиям... не только внешние враги Германии будут разорваны в клочья, но и наш внутренний интернационализм также будет раздавлен". Солдата звали Адольф Гитлер. Попозже он сообразит не распылять внимание соотечественников на всех чужаков, а выделить из них одного врага, заклятого по традиции - еврея.

Продолжение следует.



А. Кардаш, Lib.RU

  • 10-10-2007, 15:19
  • Просмотров: 23710
  • Комментариев: 16777215
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

 

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список