Все новости

Вчера, 22:40
12-12-2017, 21:31
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Антисемитизм

Версия для печати


 Научный антисемитизм. Часть III


Рядовой немец, особенно из мелкой буржуазии или чиновничества - основа будущего нацизма, треть населения - впал в отчаяние: рухнула великая империя, распорошились, как не были, достаток, самоуважение, добросовестный труд, устоявшийся быт с привычными домом, кирхой, банком, воскресным гулянием, с верной жёной, почтительными детьми, вежливыми соседями, со степенным доктором, добрым пастором, умным учителем и любезным аптекарем, с крепким женским задком, кружкой терпкого пива и застольной песней - где благочинная та жизнь? Где величайшая в мире культура Гёте и Канта, Кранаха и Бетховена? Где недавнее могущество в Европе германского духа и силы, железный канцлер Бисмарк, поверженные в 1870-м французишки?..

В Первой мировой войне Германия по сути одна чуть не против всей Европы с Америкой, на двух немцев три врага, а четыре года не могли её одолеть. И победив, распяли с позором, ограбили контрибуцией, земли отняли, семь миллионов населения убыло... Где ты, легендарная радость тевтона, попирающего мощной стопой презренного чужеродца?

Были: держава, мощь, почёт, богатство; ныне: бессилие, безденежье, ничтожество. Из князей в грязь, "мордой об стол". Кто в ответе? И что делать?

"Сдвиг в человеке оказался достаточным для формирования новой человеческой породы, которую можно назвать условно "эсэсовской" - заметил М.Гефтер. [М. Гефтер. Эхо Холокоста. Москва, 1995, 31].

Германская почва, обильно унавоженная традиционной юдофобией, а теперь взрыхлённая плугом исторической невзгоды, ждала посева. Он нашёлся - расовый антисемитизм, и нашёлся умелый садовник - Гитлер, гроссмейстер ненависти.

Гитлер был образец человека толпы, плоть от её плоти. Из той же мелкой буржуазии, верный солдат и горячий патриот, небесталанный художник - всё не состоялось, кругом неудачник, коечник венской ночлежки, то же "мордой об стол" и та же ненависть к евреям. Он сообразил: народу, тупой массе нужно указать только одного-единственного, но универсального, на все случаи, врага, и это евреи; он, сколок толпы, её модель и деталь, понимал толпу безупречно, ведь он высматривал её мысли в собственном мозгу. Образ врага-еврея ублажал и его, Гитлера, сознание.

Ненавидя (с примесью восхищения) Сталина, он в 1939 г., посылая на переговоры в Москву своего министра Риббентропа, отправил с ним фотографа, велев привезти снимки Сталина для последующего анализа формы его ушей сведущими германскими расистами на предмет выявления еврейских признаков.

Результат Гитлера не порадовал, Сталин евреем не обнаружился, но поиск фюрера показателен.

Гитлер позаимствовал юдофобию у народа, культивировал, приумножил и развернул увлекательной программой борьбы за общее и личное счастье.

Немцу, огорошенному катастрофой войны и разрухи, вконец растерявшемуся, Гитлер дал смысл жизни: убить еврея. Простейший путь к возрождению нации и самого себя: не трудиться строить, а рушить. "Антисемит, - говорит Ж.-П. Сартр, - боится себя, своей свободы, своей ответственности, одиночества, перемен, общества... - всего, только не евреев... Антисемит боится обнаружить, что мировой порядок плох; тогда пришлось бы придумывать что-то иное, искать, менять... Поэтому антисемит хочет сконцентрировать всё зло мира в евреях..."

"Идеи Гитлера более или менее идентичны всей идеологии нацистской партии. Эта идеология выросла из его личности - чувство неполноценности, ненависть к жизни, аскетизм и зависть к тем, кто живёт полной жизнью, были почвой его садистско-мазохистских стремлений - и была обращена к тем людям, которых возбуждала и привлекала в силу аналогичного склада их собственого характера" - говорит Э. Фромм. Это из работы, выразительно названной "Бегство от свободы". Э. Фромм пишет в ней, что "огромная часть низов среднего класса в Германии" - это личности "авторитарные" или садистско-мазохистские, в них сочетаются жажда властвовать и стремление подчиняться. Тяга под сильную руку и поиск жертвы.

Фромм: "Именно в характерах этого типа нашла живейший отклик идеология нацизма".

Провидение, Судьба, Природа, как считал Гитлер, обязывали его (мазохизм подчинённого) вести за собой толпу, руководить, владычествовать (садизм). Толпа обрела в нём желанного повелителя и подчинилась (мазохизм толпы) тем радостнее, что его установка на истребительный антисемитизм удовлетворяла и её садистские наклонности. Толпа и выдвинула Гитлера в вожди своей волей, выборами вполне демократическими, хотя и подправленными некоторой толикой нацистского вероломства (куда Гитлеру без этого?). "Не тиран делает из людей рабов, а рабы создают тиранов" - подметил ещё Аристотель.

Гитлер был убеждён, что призван свыше (опять избранность?) для святого дела: освободить мир от евреев. "Я утверждаю, что арийцы и евреи всегда противостоят друг другу, и если первых я называю людьми, то вторых надо называть как-то иначе. Между ними разница больше, чем между человеком и зверем... Евреи - за пределами природы и враждебны ей", - гремел Гитлер. Под грохот подобных речей немцы с восторгом вспоминали, что древние германцы куда благороднее и последующих христиан, и тем более евреев, породивших христианство. Откликались атеисты-просветители 18 века, проклинавшие евреев за порчу первобытного человека христианской моралью. Гитлер злился: "Совесть - еврейская выдумка". Костью в горло фюрера встревала, как он писал, "еврейско-христианская вера с её женственной жалостливой этикой" [цит. по Д. Сьюард. Наполеон и Гитлер.

Смоленск, 1995, 162]. И он отбросил христианство. Христово "Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть царствие небесное" ]Матфей, 19:14[ исполнилось в Катастрофе полутора миллионами детских трупов.

Гитлер мог отвергать церковь, мог двусмысленно относиться к магам и ясновидцам, многих гоня, а отдельных приближая, но не могли не подпитывать его и тогдашняя европейская мода на оккультизм, и склонное к мистике окружение вроде друга Гесса, или вождя СС Гиммлера, или астролога Крафта, а вернее всего, его невероятная власть над толпой, над любым другим лидером, да ещё и убеждение, что на нём невиданная доселе задача создания нового мира - идеальной пирамиды рас - как тут было ему не проникнуться сознанием своего сверхчеловеческого величия?

К тому же хватало подсказок. Х. Чемберлен, автор почитаемой Гитлером книги "Основы 19 века", встретясь с будущим фюрером в 1923 г. на вилле вдовы Вагнера, объявил, что считает его посланником Бога. Позднее Чемберлен писал Гитлеру, что полагает себя Иоанном Крестителем при мессии-Гитлере.

Гитлер и увидел себя мессией древнегерманской религии, обновлённой расизмом 20 века: "Мы снесём христианскую облицовку и возродим религию, присущую нашей расе". На будущих храмах новой веры по мысли нацистского идеолога Розенберга крест заменялся свастикой.

Людям без мифов никак. Вот уж 20 век, науки торжествуют, религии ничего не объясняют, ни от чего не спасают - растерянные отступают под насмешку: "Религия - опиум народа". Но Маркс не был бы гением, ограничься он этим лапидарным присловьем. Его высказывание много содержательней: "Религия есть самосознание и самочувствие человека, который или ещё не отыскал себя или снова потерял себя... Религия - это вздох угнетённой твари, душа бессердечного мира, дух безвременья. Она - опиум народа".

Тут всё в точку о социальной роли религии (утешение и надежда) и о слабости человека, тут и точное указание на обескураженного ("потерял себя") немца после первой мировой войны. Марксу вторит Э. Фромм: "Человек не в силах вынести, что он предоставлен собственным силам, что он должен сам придать смысл жизни, а не получить его от какой-то высшей силы, поэтому людям нужны идолы и мифы". И предельно краток современный социальный психолог Серж Московичи: "Массы не могут жить под открытым небом" [С. Московичи. Век толп. Москва, 1996, 419]

Когда слабеет традиционная религия, толпа ищет новой системы верований. Появляется светская религия, - говорит Московичи. Она может вдохновляться идолом национализма или социальной справедливости. Она ублажает человека цельным и гармоничным представлением о мире, где ясно, к чему и как стремиться, а в конце пути обещается личное счастье и всеобщее (для своих) благоденствие. Такая религия доступна всем, включая атеистов. Ей не нужны ни бог, ни загробная жизнь. (Добавим: у неё нет и старомодного понятия о грехе, запрещено лишь вредить провозглашённой системе ценностей - и это недурно облегчает существование).

Подобную религию создали воинствующие атеисты Великой Французской революции, заместив ненавистное им христианство культом Разума или Верховного существа. Гитлер пользовался похожей терминологией: он говорит о Высших силах, которые в своей программной книге "Моя борьба" именует с заглавной буквы: Вечное Возмездие, Вечное Провидение, Творец Вселенной, Бог, Судьба, Необходимость, История и мощнейшая из них - Природа.

Неустанно подчёркивая, что главные законы Природы - расовые, сознавая необходимость нового, объединяющего немцев и агрессивного мировоззрения, Гитлер вознёс расу в платоновские демиурги - она стала Творцом мира, Богом. Как и положено Божеству, большим, чем собственно немецкий народ.

Чисто религиозным исступлением можно объяснить стремление Гитлера лишить немцев возможности выжить после краха Германии, раз они не выполнили своей священной миссии - утвердить торжество высшей расы. Через полтора месяца после этих его слов министру Шпееру сам фюрер покончил с собой, велев сжечь труп. Словно бы срежиссировал древний ритуал жертвоприношения - может быть, Гитлер так и воображал, предусмотрев совместную с ним смерть верной женщины и любимой собаки.

В документальном кинофильме о системе образования в гитлеровской Германии говорится, что школьным принципом было: "Где существует культ фюрера, нет места другой религии". "Влияние на народ не должно быть уступлено церкви... Только имперское правительство и по его решению партия имеют право на руководство народом", - говорил ближайший сподвижник Гитлера Борман. Сын его в этом фильме вспоминает ответ отца на просьбу растолковать суть национал-социализма: "Национал-социализм - это воля фюрера. Точка". Как и положено в религии: веруй, мозг отдыхает. Душа тоже отдыхает: другой соратник Гитлера Геринг объявлял: "У меня нет совести, моя совесть - это фюрер". О чём тревожиться при этакой-то свободе?! И руки развязаны для главного дела - борьбы со Злом. А Зло известно: как в христианстве Антихрист, так в религии расы - Еврей.

Ещё в 1912 г. Гитлер в венской брошюре модного общества мистиков вычитал, что евреи - особи низшей расы, которые в древности, совокупившись с немецкими блондинками, покорили гигантов-тевтонов. Это замечательное наблюдение могло лишь подкрепить гитлеровскую убеждённость в постоянстве войны рас, и вон когда уж евреи изуверствовали над доверчивыми арийцами! Не пора ли воздать супостатам? Не время ли вознести меч карающий и спасающий? Вперёд, во имя... не Христа, не Аллаха - во имя Расы!

"Окончательное решение еврейского вопроса" - религиозная война. Отсюда религиозная одержимость в битве, когда на последнем издыхании тянут бессильную руку к горлу врага, когда при аховом положении на фронте поезда везут не снаряды, а евреев на заклание, когда предсмертно уже хрипя вождь завещает "первым делом" соблюдать расовые законы и бороться с еврейством.

Одним расхожим антисемитизмом никак не объясняется неутолимая ненависть к евреям Гитлера - он с ними живыми почти и не соприкасался, только что в далёкой венской молодости, а как свирепел при одном только их упоминании. Он их и боялся как сакральных врагов - юдоФОБИЯ в самом точном смысле слова. Здесь бы можно согласиться с термином Холокост, которым обозначается культовое сожжение жертвы у эллинов. Но там жертва приносилась богам, чтобы задобрить их, выпросить себе удачу - "дела" какого ни есть ради. А евреев с какой целью испепеляли? Ведь прибыли реальной никакой - можно было без хлопотного убийства и имущество отобрать и трудом подневольным воспользоваться. Нет, евреев убивали вполне бескорыстно. И вполне по-религиозному - бессмысленно: "если кто-то и хочет найти какой-то смысл в Шоа, то лишь эсэсовский: смерть ради смерти" - говорит израильский историк И. Бауэр.

Бывшие эсэсовцы вспоминают сегодня, как у них - отборных, элиты гитлеровской - воспитывали готовность умереть по воле фюрера, т.е. ради торжества расы, и, разумеется, убить по той же воле. "Я хочу видеть в глазах молодёжи блеск хищного зверя" - говорил Гитлер. Куда зверям до них!

Они были на войне беспримерно жестоки и безоглядно героичны в бою: их, палачей и карателей, русские в плен не брали, оставалось драться насмерть. Этот ударный отряд, гвардия нацизма очень смахивает на средневековый религиозный орден. И смерть у них - религиозный культ.

Противоположение еврейско-христианскому "не убий". Ещё одно следование принципу гитлеровской религии, изложенному в эсэсовском указании 1941 г. о церковной деятельности в оккупированном СССР: "Ни при каких обстоятельствах не надлежит преподносить народным массам такое учение о боге, которое глубоко пустило свои корни в еврействе и духовная основа которого заимствована из еврейского понимания религии... Надо проповедовать во всех отношениях свободное от еврейского влияния учение о боге" ] Цит. по И. Альтман. Жертвы ненависти. М. 2002, 417[.

Израильский историк И. Тальмон, прослеживая эволюцию антисемитизма в европейской цивилизации, отметил и "общие" идеи, подготовившие безоглядную убийственность Катастрофы. Передовые борцы за человеческое счастье клеймили врагами определённые группы людей: просветители 18 века - попов, французские якобинцы - аристократов, а роялисты - революционеров, социалисты - капиталистов. "Имеет место, - пишет Тальмон, - наличие целых классов людей, само существование которых является объективным преступлением и которые, вследствие этого должны быть отрезаны от тела общества, как больной член" [И. Л. Тальмон. Истоки Катастрофы и возрождения. "АМИ", 1993, 3, 41]. Вместо индивидуальной вины возникает коллективная, а с нею и коллективная ответственность и коллективное наказание. Терроризм конца 19 столетия, косивший вместе с "виновниками" общественных бед случившихся рядом людей, оправдывал убийство их принадлежностью к прогнившему обществу, которое следует разрушить.

"Не убий" заменяется на "Всё дозволено" тем легче, что дарвиновская теория отменяет божественное происхождение человека и святость его жизни.

Прогресс человечества обусловлен борьбой, в которой слабые уничтожаются - таков объективный закон природы и такова мораль прогрессирующего общества. Дарвин писал в 1881 г.: "В совсем недалёком будущем... бесчисленное количество низших рас будет уничтожено более высокими расами" [цит. по И. Л. Тальмон. Истоки Катастрофы и возрождения. "АМИ", 1993, 3, 45].

Культ силы, говорит Тальмон, был всегда путём человечества, но его смягчала иудео-христианская этика с её любовью к человеку, верой в справедливость и равенство. Старомодные эти ценности безнадёжно устарели к двадцатому веку - его безбожные пророки и вожди ставили на силу и жестокость.

Здесь пора брать много шире еврейской темы. Судьба евреев ничуть не занимала ни творцов Первой мировой войны, ни русских революционеров, но те опыты массового убийства немало способствовали приучению человечества к всеохватному кровопусканию. Из бесчисленных примеров: в борьбе за всеобщее счастье сталинские коммунисты в 1930-х гг. выкорчёвывали на Украине национальные традиции; их народные носители, бродячие музыканты, кобзари, были созваны на Всеукраинский съезд, арестованы и в большинстве расстреляны - сотни слепых стариков, кто заступился, кто хоть бы вслед убитым заголосил прилюдно? Миллионы трупов стали обыденностью, и это вместе с расистским антисемитизмом выстелило дорогу к еврейской Катастрофе.

А. Солженицын в нашумевшей работе "Двести лет вместе" свёл в один ряд еврейские погромы и революционное движение: евреи, мол, пошли в революцию, а православный народ, за царя-батюшку обидясь, стал бить "изменщиков-жидов". Соблазнительно развить эту догадку в обратном направлении: еврейский погром - отличный тренаж для последующего революционного творчества масс: жгли усадьбы, грабили буржуев, стреляли золотопогонников - воевали безоглядно, "бессмысленно и беспощадно".

Оттого-то первые русские революционеры, народовольцы, в 1881-82 гг. приветствовали еврейские погромы. И в Европе социалистические преобразователи мира скользили на антисемитской волне, одновременно потрафляя личной своей юдофобии. Вспомним Прудона: "Евреев нужно уничтожить". Всего-то через 30 лет грянет русская революция - Соловей-разбойник на дороге истории: "Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!". И барина - к стенке, попа - к стенке, купца - к стенке, спеца - к стенке, кулака - к стенке; а начинали-то с еврея. Евреем и завершился опыт массового уничтожения; у русских классы и пуля, у немцев - народы и газ.

Общечеловеческая проблема привычно заострилась на евреях.

Однако первые заключённые гитлеровских концлагерей были христиане: либералы, коммунисты, социалисты, гуманисты... Первые массово убитые - психически больные немцы. Первые отравленные газом в Освенциме - русские военнопленные. Хотя именно для евреев концлагеря были превращены в лагеря уничтожения и газировали в лагерях главным образом евреев. Но после освобождения Освенцима, если верить М. Даймонту, там нашли запас отравляющего вещества на 20 миллионов трупов, а евреев в Европе к тому времени всего-то оставалось три миллиона [М. Даймонт. Евреи, Бог и история. Иерусалим, 1994, 493]. Кто следующий? Чьё будущее дремало на лагерных складах?..

Накануне войны с СССР гитлеровские её планировщики подготовили документ о будущем России, предназначенной для заселения её немцами вместо расово-неполноценных славян: "Населению... России, особенно городскому, придётся страдать от жесточайшего голода. Они должны будут умереть или мигрировать в Сибирь... Следствием такой политики будет угасание промышленности и вымирание большого количества человеческих существ..." [А. Буллок.Гитлер и Сталин: жизнь и власть. Смоленск, 1994, т. 2, 331].

Уничтожение евреев гитлеровцами во время Второй мировой войны называют ивритским словом "Шоа". Это слово применительно к гитлеровскому, как он говорил, "обезлюживанию" впервые проскользнуло в 1939 году в документе Еврейского Агентства, описывающем судьбу в оккупированной Польше не одних лишь евреев, но и поляков. Библейский пророк Цефания (Софония) предрекает день гнева Господня, день Шоа: "День скорби и тесноты, опустошения и разорения, тьмы и мрака... Разметана будет кровь их, как прах, и плоть их - как помёт". Тут об евреях в первую очередь, но вот завершение угрозы: "Пожрана будет вся эта земля, ибо истребление совершит Он над всеми жителями земли" [Софония, 1:18].

"Вся", "всеми"... Еврейский вопрос - всегда пророчество.

Марксизм, о котором упоминалось вначале, породил коммунизм и завоевал когда-то множество душ и земель. Сегодня высвободились земли, но не души.

Антисемитизм же и в странах, где был, там и остался: юдофобия чуть ли не на пол-глобуса. У иных и атомное оружие куётся. Что ждёт мир?

...Сказал знаменитый остроумец: "Чего смотреть вперёд, когда весь опыт сзади?"



А. Кардаш, Lib.RU

Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.


Наш архив