Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

: Тайный еврей или предатель? (В действительности, ни тот, ни другой)

9 октября вечером в Нью-Йорке был проездом Дэвид Кроненберг (David Cronenberg), совершающий рекламный вояж со своим гангстерским фильмом "Восточные перспективы" (Eastern Promises). Как и его картина "Оправданная жестокость" (A History of Violence), последнее кино являет собой скорее прямое повествование, чем эзотерические рассказы, которые он создавал в прошлом, однако все, кто любил его работы за поразительно гротескные зрительные эффекты, не будут разочарованы.

В первые же минуты ужасающий фильм захватывает дух, как и все предыдущие творения этого человека. Но центром картины, несомненно, является робкая, милая героиня (Наоми Уоттс, Naomi Watts), ищущий правду брошенный ребенок, чьи предки были из русской мафии. Вигго Мортенсен (Viggo Mortensen) играет отъявленного негодяя, в этом фильме актер снялся полностью обнаженным в лучшей съемке боя после "Бората" (Borat.).

Я успел немного пообщаться с Кроненбергом за коктейлем в Лэндмарк в Тайм Уорнер Центре, когда режиссер был полностью сосредоточен на своих эстетических целях и своем культовом статусе.

- Учитывая тот факт, что два ваших предыдущих фильма были многими хорошо приняты, чувствуете ли вы пределы своих коммерческих возможностей? Есть ли какая-то черта, которую вы не позволите себе пересечь, чтобы не продаться и не пожертвовать своим талантом ради запросов публики?

- Это личное дело каждого, продаваться или нет. Иван Рейтман (Ivan Reitman) всегда мечтал о Голливуде. Он хотел туда попасть. А я нет.

- Как вы относитесь к тому, что люди говорят, будто фильм "Восточные перспективы" снят более традиционно, чем предыдущие ваши произведения?

- Это неправда. Взять хоть его кассовый сбор. Он не соберет и 200 миллионов долларов. Вот вам и доказательство. Как этот фильм можно относить к коммерческим, если в первый уикенд он собрал лишь 5,7 миллиона долларов? "Муха" (The Fly) собрала ту же сумму в первый уикенд двадцать лет назад, когда это были гораздо большие деньги, и даже тогда это кино не считалось коммерческим. Думаю, в каком-то смысле, я обречен снимать некоммерческие картины. Я уверен, что последние два фильма абсолютно не относятся к коммерческим. Вы называете их более понятными, но это гангстерский фильм - жанровое кино. Когда я снимал фильмы ужасов, такие как "Муха", это тоже были жанровые кино, но они были даже более понятны. Я не вижу значительных изменений, когда я перехожу от одного жанра к другому. У меня были и нежанровые фильмы, такие как "Связанные насмерть" (Dead Ringers), "М.Баттерфляй" (M. Butterfly) и "Паук" (Spider).

- И "Обед нагишом" (Naked Lunch).

- И "Обед нагишом". Даже, несмотря на то, что в нем есть элементы научной фантастики, он не является таковым. Поэтому, я никогда особенно не задумываюсь о жанрах. Сказать честно, "Муха" все еще считается моим лучшим фильмом, и это самый леденящий душу фильм ужасов. Пусть попробуют разгадать, в чем его тайна.

- Вы сняли великолепный короткометражный фильм для Chancun con cinema, сборника короткометражных фильмов признанных режиссеров, и в этом году он был впервые представлен на Кинофестивале в Каннах. Вы сами снялись в коротком фильме названном "Самоубийство последнего в мире еврея в последнем в мире кино" (The Suicide of the Last Jew in the World in the Last Cinema of the World), с пистолетом у виска, затем пошли титры. Что вы хотели этим передать? Не хотели ли вы показать какую-то часть своей души, о которой никто не знал прежде?

- Я всегда знал, что я еврей. Мои родители вели светский образ жизни. Я не проходил обряд бар-мицва. В раннем детстве я решил, что я атеист, и я до сих под себя им считаю. Я не чувствую в себе тяги к еврейским традициям. В действительности, я скорее антирелигиозен. С другой стороны, мой тесть ортодоксальный еврей, поэтому теперь мне приходится посещать традиционные празднества, чего я никогда не делал в детстве. Я столкнулся с еврейскими традициями позднее, после того, как женился. Я никогда не был таким, как Филип Рот (Philip Roth) или Сол Беллоу (Saul Bellow), для которых иудаизм является частью их творчества. Существует целое поколение евреев-писателей, чьи произведения я читал, и их еврейский опыт жизни в Америке излагается всегда честно и открыто. Таков же и режиссер Вуди Аллен (Woody Allen). Но со мной все было не так. Я не отрицал и не избегал иудаизма. И на меня не нашло подобное озарение, когда я начал писать. Я не пытался себя исправить. Я не скрывал того, что я еврей. Это вообще никогда не было для меня проблемой. Но когда я начал снимать тот короткометражный фильм, эта проблема появилась. Причиной этому послужило то, что сейчас происходит в мире. Эти заявления различных исламских лидеров о том, как чудесно было бы убить всех евреев на планете, знаете, как тот лидер Хизболлы. Я подумал: "А что если это и вправду случилось бы? Как бы это произошло?" Снимая эти кадры, я вложил в них свой юмор и иронию, а также свою страсть. Иудаизм и кино легко соединились воедино. Как я уже упоминал, я никогда не заставлял себя избегать темы иудаизма, но до того момента иудаизм во мне не просыпался.

- Как бы вы отнеслись к тому, что люди станут воспринимать ваши фильмы еврейскими?

- Я тот, кто я есть. Я хорошо знаю, что, будучи евреем, живя в определенный период истории, я был бы истреблен. И это до сих пор возможно. Конечно, исламистские экстремисты хотят поубивать всех, не принимающих ислам, так что мы не одни. Но все равно, внимание приковано к иудаизму: еврейская скрытность, евреи то, евреи сё. Я никогда не был в Израиле. Но не потому, что не хотел. Я считал себя наиболее близким к европейскому иудаизму, привезенному в Северную Америку. Я чувствовал родство с Солом Беллоу, Филиппом Ротом, американскими еврейскими писателями. В каком-то смысле, я предпочитаю идиш ивриту, просто потому, что он мне ближе. Я немного знаю идиш, потому что на нем со мной говорит моя мать. Но я чувствую, что далек от жизни Израиля. Когда я встречаю израильтянина, он кажется мне чужим, не таким, как я, хотя мы с ним связаны какими-то узами. Знаете, Мордехай Рихтер (Mordechai Richter) был прекрасным канадским еврейским писателем. Он что-то вроде нашего Сола Беллоу. В его произведениях царит иудаизм. У него даже был рассказ о еврее-эскимосе. Так что я всегда знал, что я еврей. Я думал об этом, но не был этим одержим. Когда тебе угрожают из-за какого-то аспекта твоей натуры, будь то сексуальная ориентация, пол или этнические корни, ты начинаешь остро чувствовать этот аспект. Но это совсем не значит, что этот аспект должен стать определяющим для тебя, как личности.



Э. Кон, New York Press , Пер. Sem40.Ru

  • 16-10-2007, 23:07
  • Просмотров: 818
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Инна Чурикова




    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список