Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Судьба «Иронии»

Наверное, когда-нибудь об этом феномене будут написаны серьезные научные труды. Действительно, как такое возможно: миллионы людей на одной шестой части планеты вот уже тридцать с лишним лет в новогоднюю ночь смотрят один и тот же фильм? Понять сей парадокс мы сможем вряд ли. Проследить, как рождалась культовая комедия, – вполне реально.

Сначала была пьеса. Задолго до премьеры народной комедии «Ирония судьбы, или С легким паром!» в 110 театрах Советского Союза шел спектакль «С легким паром!» по пьесе режиссера Эльдара Рязанова и драматурга Эмиля Брагинского. А еще раньше эту вещь поставили в дружественной ГДР. Причем главную роль в постановке играла француженка. Когда у режиссера удивленно спросили, зачем это приглашать зарубежную актрису, тот резонно заметил: «Кто ж за одну ночь влюбится в немку?»

В основу пьесы легла реальная история. Правда, о том, какая именно, до сих пор идут споры. Рассказывают, что однажды композитор Никита Богословский, известный шутник (причем порой его розыгрыши были довольно злыми), во время какой-то попойки подговорил честную компанию посадить на поезд одного сильно поднабравшегося товарища. Согласно одной версии, уехал тот неудачник в Киев, проснувшись утром в чужом городе и обнаружив, что карманы его девственно пусты, а билета обратно нет. По другой версии, ехал тот товарищ вовсе не в Киев, а как раз в Ленинград. А еще говорят, что в роли незадачливого выпивохи фигурировал сам Богословский.

В любом случае у Рязанова с Брагинским была лишь завязка сюжета, которую они талантливо развили в целую «Иронию судьбы».

Долгие пробы

Актера на главную мужскую роль Эльдар Рязанов начал искать среди работников юмористического жанра.

Одним из первых на пробы был приглашен его любимчик Андрей Миронов. Причем в пару ему пробовалась Людмила Гурченко.

Миронову наклеили старомодные усы, надели очки. Но... Даже в таком нелепом виде Миронов явно не походил на того Лукашина, которого искал Рязанов. Мужское обаяние сквозило в каждом жесте актера, поверить фразе его героя «А я у женщин никогда не пользовался успехом» было решительно невозможно.

«И я ему отказал, – грустно признает режиссер. – Сказал, что на роль Ипполита беру без проб, но тут отказал Миронов».

Говорят, известный актер не хотел примерять на себя приевшийся образ – лощеного красавца Ипполита. Поэтому для него было принципиально сыграть именно Женю Лукашина, а не жениха Нади.

Позже во время съемок Рязанов «передаст привет» своему любимцу: в сцене первого визита Ипполита к Наде видно, что по телевизору идет фильм «Соломенная шляпка» с Андреем Мироновым в главной роли.

Другим претендентом на роль Жени Лукашина был Петр Вельяминов. Но его фотопробы забраковали практически сразу – не хватало трогательности в его образе, слишком уж серьезен и прямолинеен оказался актер в этой роли. Станислав Любшин сам «сошел с дистанции». Когда актер узнал, что среди претендентов устраивается конкурс – кто лучше сыграет один эпизод из будущего киношедевра, он, возмущенный этим «соревнованием», покинул павильон «Мосфильма».

Еще об одном актере, который мог бы сыграть в фильме, нам поведала исполнительница роли Гали Ольга Науменко. Оказывается, она проходила пробы с Олегом Далем. По мнению актрисы, Лукашин с лицом Даля был бы совсем другим – юморным, хулиганистым. Да и вся картина приобрела бы иную тональность! Однако по неизвестным причинам Рязанов Далю отказал. Да и в архивах «Мосфильма» отчего-то нет фотопроб актера…

Актер, сыгравший-таки Женю Лукашина, подходил на эту роль меньше всего. По крайней мере, так считал Эльдар Рязанов. Ну никак не ассоциировался «его» герой с серьезным Мягковым, который до «Иронии судьбы» предстал перед публикой в роли Алеши Карамазова по Достоевскому, а также сыграл молодых Герцена, Гайдара и Ленина. Однако когда было перепробовано немало именитых и знаменитых, ассистент Рязанова вновь напомнила о Мягкове.

И режиссер согласился. Другого-то выхода нет!

И вот когда Мягкову примерили парик, когда заставили его сыграть «пьяную» сцену в чужой квартире, Рязанов будто прозрел: это и есть Женя Лукашин!

Врожденная интеллигентность Мягкова позволила ему сделать своего героя не отвратительным (хотя по идее по-другому к пьяному мужику, забравшемуся без штанов в чужую постель, относиться было нельзя!), а очень трогательным и даже симпатичным.

Правда, во время съемок этой трогательности не наблюдалось. Практически вся женская половина фильма в голос заявляет, что Мягков в реальной жизни вовсе не был душкой. Актер ни с кем не общался, сразу после отснятого кадра уходил в сторону. Например, Ольга Науменко за все время съемок ни разу (!) не перебросилась со своим экранным женихом ни единым словом – вне съемочной площадки актер делал вид, будто никого и не знает.

Варшавский договор

Главную героиню искали уже специально «под» Андрея Мягкова. Поначалу Рязанов пытался привлечь свою любимицу Алису Фрейндлих. Но лишь посетовал позже, что «очарование неправильных черт лица пропало, осталась одна некрасивость – трудно было поверить, что в такую Надю можно влюбиться в течение ночи».

Дольше всех режиссер возился со Светланой Немоляевой. Он вызывал ее на пробы целых восемь раз! Потому что до последнего момента был уверен: именно она и есть «его» Надя. В архивах «Мосфильма» сохранилось немало фотопроб актрисы – с белыми волосами и в черном парике, со стрижкой и без, в строгих очках...

Впервые Рязанов увидел Немоляеву в спектакле по пьесе «Родственники». И тогда же признался в любви к ее таланту. «Вы – настоящий Чаплин в юбке», – повторял Эльдар Александрович. И так же часто напоминал, что обязательно снимет актрису в своей картине. Но после бесчисленного количества фотопроб признал: «Света, не судьба! Конечно, можно сыграть хуже, но трудно!»

После Немоляевой на главную женскую роль пробовались и актрисы известные – например, Антонина Шуранова, и самородки из глубинки – как Меримсон из Кировского драмтеатра.

Но каждый раз, просматривая отснятый материал, Рязанов оставался недоволен. В отчаянии он смотрел фильмы коллег, копался в фотоархивах и все ждал, когда же мелькнет перед ним лицо той героини, которую он так долго искал.

«И как-то мне вспомнилась актриса из довольно среднего польского фильма «Анатомия любви». Я сохранил в памяти ее имя и фамилию – Барбара Брыльска. Барбара продемонстрировала удивительную деликатность в интимных сценах. За очарованием ее внешности чувствовалась биография, прожитая жизнь, нелегкая судьба».

Актрису тут же вызвали из Варшавы в Москву. Первые фотопробы показали, что режиссер не ошибся в своем выборе. Барбара в роли Нади оказалась очень убедительна.

Хотя остальным решение Рязанова казалось странным. Ведь Брыльска – иностранка. «Неужели нельзя найти актрису у нас в стране?» – недоумевали киношные начальники. Но Эльдар Александрович уже никого не слушал: актриса найдена, пора за работу!

Правда, довольно скоро съемки чуть не пришлось останавливать. У Нади «пропал» жених. Дело в том, что после отказа Андрея Миронова стать Ипполитом практически сразу на роль утвердили Олега Басилашвили. На него были сшиты костюмы, даже отсняли несколько сцен. Но тут случилось несчастье: у Олега Валерьяновича умер отец, и актер отказался от работы с любимым режиссером.

Юрий Яковлев, к которому обратился Рязанов с просьбой спасать ситуацию, тоже отказался: он тогда готовил в театре сразу две премьеры. Чтобы уговорить Яковлева, в дело вступила «тяжелая артиллерия». Вот как вспоминает об этом сам актер:

«Однажды в квартире раздался звонок – звонил директор «Мосфильма» Иван Пырьев, звал в гости. Поднимаюсь на второй этаж, вхожу в кабинет и вижу сидящего где-то далеко за столом Ивана Александровича. Вдруг Пырьев становится на колени, ползет ко мне по ковровой дорожке и умоляющим тоном говорит: «Снима-а-айся у Рязанова

Отказать, как вы понимаете, было невозможно. Так Яковлев стал Ипполитом. И именно благодаря ему в картине появились как минимум две фразы, которые уже давно стали крылатыми.

В первый раз Юрий Васильевич ловко сымпровизировал во время съемок в ванной, когда его герой стоит под душем. Из реального душа почему-то поначалу шла только холодная вода. Поэтому фразой «О, тепленькая пошла!» актер просто констатировал факт. И хотя после съемок «мокрого» эпизода Яковлев с простудой чуть не угодил в больницу, зато с этой репликой он вошел в историю.

Другой его перл – «Какая гадость, какая гадость эта ваша заливная рыба!» – тоже лишь комментировал качество блюда, которое стояло на столе. Рыба, признался актер позже, действительно была отвратительна на вкус.

С чужого голоса

Уже всем известно, что Барбара Брыльска говорит и поет в фильме не своим голосом – справиться с ее сильным акцентом режиссер так и не смог. Озвучивали ее актриса Валентина Талызина и молодая певица Алла Пугачева.

Но и самой Барбаре пришлось потрудиться: например, перед тем как спеть под гитару «Вагончик тронется», актриса репетировала трое суток – чтобы вовремя открывать рот под фонограмму Пугачевой.

Будущую примадонну на съемку привел композитор Микаэл Таривердиев, который заметил подающую надежды вокалистку на съемках картины «Король-олень». Молодой певице пришлось на записи нелегко: и Таривердиев, и Рязанов заставляли ее перепевать свои партии вновь и вновь.

Однако к моменту выхода фильма получилось, что песни поет не начинающая вокалистка, а певица с мировым именем: как раз после записи «Иронии судьбы» Пугачева поехала на фестиваль «Золотой Орфей» в Варну, где получила со своим «Арлекино» главный приз. А зрители долго не могли поверить, что лирические вещи в новогодней комедии действительно поет та самая Пугачева – исполнительница «Арлекино».

Валентина Талызина в картине тоже спела свой «Вагончик...» – на пару с Лией Ахеджаковой. И их тоже не раз «гоняли по кругу», заставляя перезаписывать песню.

«Когда мы запели в первый раз, со съемочной группой случилась истерика, – вспоминала о той записи сама Талызина. – Настолько «хорошо» мы это делали. Не смеялись только два человека – режиссер Рязанов и композитор Таривердиев. Второй дубль – тот же эффект, третий – аналогично. И так шесть дублей!»

Как потом рассказали актрисам, в момент их очередных распевок Рязанов подошел к Таривердиеву и мрачно попросил: «Микаэл, это твоя музыкальная сцена, вот и научи их хоть как-нибудь петь!» На что Таривердиев только вздохнул: «Их петь уже никогда не научишь!» В итоге музыкальный номер Талызиной и Ахеджаковой «собирали по кусочкам»: позже звукорежиссер аккуратно склеивал фрагменты уникального хорового пения из разных дублей.

Между прочим, Андрей Мягков тоже поет в фильме «чужим голосом» – его озвучивал Сергей Никитин.

Смена времен

Как это часто бывает в киномире, главный новогодний фильм снимали вовсе не зимой. На дворе стоял март, снег, как назло, в том году растаял еще в феврале.

В архивах «Мосфильма» сохранилась лаконичная телеграмма со съемочной площадки: «В связи с отсутствием снега съемки зимней натуры фильма «Ирония судьбы» крайне затруднены». Поэтому пришлось проделать титанический труд: все улицы, попадавшие в кадр, декораторы планомерно посыпали пенопластом. А у дверей подъезда Рязанов установил громадные ветродуи, которые гоняли псевдоснег. Говорят, жители дома, где шли съемки, долго не могли простить группе этого трюка: еще несколько месяцев они выгребали кусочки пенопласта из своих квартир.

Еще одной серьезной проблемой для картины стала главная героиня. А точнее, языковой барьер между Брыльской и съемочной группой. Причем об этих сложностях Рязанов даже докладывал худсовету. «Съемки пришлось задержать из-за бесснежной зимы в Ленинграде и Москве, а также из-за языкового барьера при съемках польской актрисы. Что привело к удорожанию картины на 72 тысячи рублей», – это выдержка из докладной, которая до сих пор хранится в архиве.

О других сложностях Рязанов предпочитал не докладывать высокому начальству – от греха подальше. Например, о том, как снималась сцена в бане.

Хоть и считается, что пьяный актер никогда не сможет сыграть пьяного, однако «Ирония судьбы» эту актерскую аксиому опровергла. Сцена, когда герои Мягкова, Ширвиндта, Белявского и Буркова напиваются в бане, и в реальности закончилась попойкой. Дело в том, что этот эпизод снимали в холодных, продуваемых всеми ветрами павильонах «Мосфильма». Актеры решили согреться. Потом добавили еще... Словом, Эльдар Рязанов только во время съемок обнаружил, что его актеры безобразно пьяны. Накричав на честную компанию, режиссер с негодованием покинул площадку. А саму съемку перенес на следующий день, когда герои будут более адекватны. Утром пристыженные актеры появились трезвые как стеклышко. Ударно отыграли эпизод. Однако по иронии судьбы самыми удачными оказались кадры, снятые накануне. Так и вошла в фильм реальная пьянка. Проверка на внимание

Конечно, за тридцать с лишним лет в картине, которую знают наизусть, нашли немало ляпов. Вот самые известные.

Из Москвы вылетает Ил-62, в полете особо наблюдательные зрители идентифицировали Ту-134, а в Питере приземляется уже Ту-154. Водитель такси, на котором Надя едет за билетом для Жени, в начальных кадрах брюнет с бакенбардами, а спустя время – блондин без бакенбардов. Серьезная промашка вышла с титрами: так уж получилось, что начинается картина – до сих пор! – с ошибки. «Совершенно нетипичная история, которая могла произойти только и ИСКЮЧИТЕЛЬНО в новогоднюю ночь». Но, конечно, самый известный ляп связан с фотографией Ипполита. В форточку Надя выбрасывает снимок Юрия Яковлева. А потом на улице поднимает почему-то фото Олега Басилашвили. Сам же Эльдар Рязанов мудро заявляет, что этот трюк он «впустил» в картину специально: как весточку Олегу Валерьяновичу, который так и не смог сыграть в его картине.

Где эта улица, где этот дом?

И Питер, и Москва снимались в одном месте – на проспекте Вернадского, экспериментальный дом ?125.

На самом же деле в городе на Неве не было и нет 3-й улицы Строителей. Да и в Москве тоже. Точнее, в столице есть улица Строителей, безо всяких там цифр. Зато в том же Санкт-Петербурге успешно действует фан-клуб 3-й улицы Строителей. И возглавляет его реальная дама с реальным именем Надя и реальной фамилией Шевелева. Правда, по профессии она не учитель, а библиотекарь.

А дом на проспекте Вернадского уже вошел в историю. Четыре года назад его стену украсила алюминиевая табличка с портретами Барбары Брыльской и Андрея Мягкова. На открытии небольшой мемориальной доски Эльдар Рязанов лично ее «обмыл», плеснув на табличку водкой. А потом прямо на ступеньках легендарного дома устроил импровизированный фуршет – в духе «Иронии судьбы».

Монтажные хитрости

Еще до начала съемок у мосфильмовского начальства было немало претензий к картине. Так, Рязанову было предложено убрать сцену потасовки между Лукашиным и Ипполитом. Еще чиновникам очень не понравилось, как изъясняются герои комедии. «Корректировки требуют отдельные реплики типа: «Выметайтесь отсюда», «Пошел вон» и т.д., которые, как нам представляется, не в характере как Лукашина, так и Нади, даже если учитывать чрезвычайную ситуацию, в которой они оказались».

А еще худсовет настоятельно рекомендовал режиссеру сделать фильм более музыкальным: «В связи с тем, что картина будет демонстрироваться в новогодних программах ЦТ, хотел бы предложить ее создателям найти возможность естественно ввести концертные номера высокого художественного уровня. Думается, органично они могут войти в эпизоды прогулки по Ленинграду, сна Лукашина и в сцену, где по ходу сюжета герой смотрит телевизор».

Как мы знаем, ни одно из этих требований худсовета Эльдар Рязанов в жизнь не воплотил. И фразы типа «Выметайтесь отсюда» остались в его картине. Да и музыкальных номеров, которые бы вселяли оптимизм в сердца советских телезрителей, тоже не добавилось.

После сдачи фильма претензий было еще больше. Ну разве это комедия? Вот гайдаевские творения – это да: гэги, шутки в лоб, забавные ситуации. В «Иронии…» же полно кадров, которые будто бы втиснуты из совсем другого жанра – эти длинные проходы, перепады настроения, неспешные лирические песни, от которых щемит сердце и наворачиваются слезы.

Но больше всего худсовет возмущала завязка сюжета. Ведь это практически призыв к пьянству! Компания мужиков идет в баню, где все они напиваются до непотребного состояния. Потом один из этих аморальных типов валяется полуголым в квартире у скромной милой учительницы! Разве так могут отмечать свои социалистические праздники советские люди? На защиту Рязанова встал могущественный руководитель ЦТ Лапин, который прямо спросил у коллег: «А вы разве не ходите в баню, не пьете пиво?» Поэтому в конце концов чиновники критиковали картину все больше по мелочам, требуя убрать какие-то совсем уж невинные фразы. Например, из закадрового текста в начале фильма исключен такой пассаж: «Дома давно уже не строят по индивидуальным проектам – только по типовым». В другом месте вместо слов: «Раньше в одном городе строили Зимний дворец, в другом – Большой театр» звучит такая фраза: «До какой нелепости доходили наши предки – они мучились над каждым архитектурным проектом».

Рязанов с легким сердцем подчинялся требованиям худсовета. Главное, что в целом картина была принята с одобрением. Деньги на бочку!

Бюджет картины составил 372 000 рублей. Авторы сценария Эльдар Рязанов и Эмиль Брагинский получили девять тысяч рублей на двоих. Сумма приличная: по тем временам можно было купить себе по новому автомобилю.

Одной из самых высокооплачиваемых актрис на съемочной площадке была, конечно же, Барбара Брыльска. Ее ставка исчислялась в 180 рублей за один съемочный день (всего у нее было 25 съемочных дней). Правда, получала эти деньги актриса в злотых и у себя в Польше.

Народная любовь

Конечно же, после картины буквально все актеры проснулись знаменитыми. И на долгие годы остались героями трогательной комедии. Андрею Мягкову и мужчины, и женщины до сих пор предлагают пойти попариться в баню, а Барбаре Брыльской – научить готовить заливную рыбу. Что поразительно, именно исполнители двух главных ролей эту свою картину не очень любят.

«Незнакомые люди предлагали мне попить пивка, женщины задавали вопрос, как я мог предать свою невесту. Женя Лукашин и я на время стали неотделимы друг от друга. Что меня не могло радовать», – говорил в одном интервью Андрей Мягков.

Ему вторила и Барбара Брыльска: «Этот фильм – не моя жизнь. Многое мне кажется странным, а подобная ситуация – маловероятной. Говорю это, мысленно перебирая моих партнеров – уже не в кино, а в жизни. У меня всегда были очень красивые мужчины: если внешность меня не заинтересовала, то мужчина для меня не существует. Тем более что Надя не была такая уж некрасивая, чтобы влюбиться в первого же попавшегося ей мужчину. И чтобы такой мужчина, как герой Андрюши Мягкова, перевернул сразу всю ее жизнь!.. Да, его герой – добрый человек, но как мужчина не так уж интересен».

Безумная популярность картины в СССР сыграла с актрисой жестокую шутку: в ее родной Польше стали... ревновать к успеху в великой державе. «Меня ревновали за то, что я приняла Государственную премию СССР. За то, что у меня есть связи в Советском Союзе. В моей стране не знали, что имея подобную славу, я могла себе позволить давать очень жесткие интервью, в которых откровенно говорила о том, что мне не нравится. Любой русский побоялся бы произнести подобные вещи вслух... Но поляки, естественно, эти интервью не читали – они лишь знали, что я часто бывала в СССР и что меня там очень любили зрители».

Более того, престижная Государственная премия практически поставила крест на карьере Барбары у нее на родине. После этой награды ее перестали снимать режиссеры-земляки. Поэтому актриса если и работала, то все больше за границей – в Германии, Чехословакии, Болгарии и, конечно, же, в России.

Продолжение следует

Как бы ни относились актеры к своим ролям в «Иронии судьбы», все они с радостью приняли предложение сыграть в продолжении культовой комедии.

О том, что у картины будет вторая часть, говорили последние лет десять. Из них пять – вполне обоснованно. Именно на долгую пятилетку растянулась работа над фильмом «Ирония судьбы. Продолжение». За это время сценарий переделывался 47 раз, а некоторые сцены переснимались трижды!

«Мы очень надеемся, что зритель не разочаруется, – говорит Барбара Брыльска. – Хотелось бы, чтобы фильм был настолько же хороший, как и первый, настолько же интересный и настолько же добрый. И мы верим, что это нам удастся».

Ей вторит Андрей Мягков: «Это такая радость! Никогда мне еще не доводилось тридцать лет спустя увидеться с теми же актерами». Вопреки слухам продолжение картины снимал не Эльдар Рязанов. Но эстафету он передал человеку достойному – режиссеру Тимуру Бекмамбетову.

Появятся в фильме и новые герои: Лиза Боярская, Константин Хабенский, Сергей Безруков. Правда, сами они не рассказывают, кто кого сыграет в продолжении.

«Я с нетерпением ждала момента, когда смогу почитать сценарий, – говорит Лиза Боярская. – А когда уже читала его, смеялась до слез! Это безумно смешно! Я просто поражалась тому, как там все закручено! И сразу же поняла, что хочу иметь к этому отношение и хочу, чтобы это увидели». «Сама мысль о том, ЧТО там дальше произошло и КАК это можно развить, я думаю, живет в голове у каждого из нас. Нет, действительно, ЧТО там случилось ПОТОМ? Какие именно корни пустила эта волшебная сказка?» – добавляет интриги Хабенский.

Кстати...

Несмотря на то что Людмила Гурченко долго пробовалась на главную женскую роль, ни одной фотографии ее в архивах «Мосфильма» не сохранилось. В альбомах с фотопробами все снимки известной актрисы вырваны с корнем. Сейчас уже даже старожилы не могут сказать, кто стал автором-вандалом: поклонник или, напротив, недоброжелатель. А сама Гурченко все вопросы о своем возможном участии в культовой картине пресекает на корню.

По уже установившейся традиции сам Эльдар Рязанов появился в «Иронии…» в крохотном эпизоде: он сыграл пассажира в самолете, на которого постоянно сваливается Женя Лукашин. Говорят, что при монтаже картины режиссер очень расстроился, внимательно рассмотрев отснятую сцену: на экране было заметно, что сквозь шевелюру у него проглядывает лысина.

Пятнадцать лет назад в поклонники комедии записались и жители Тайваня. После того как в 1992 году «Ирония судьбы» была показана в новогоднюю ночь, местные зрители завалили телеканалы просьбами повторить картину. С тех пор фильм показывают в новогоднюю ночь сразу по нескольким центральным каналам.

Крылатые фразы и выражения из фильма:

– Какая гадость, какая гадость эта ваша заливная рыба!
– О, тепленькая пошла!
– Нашлись добрые люди… Подогрели, обобрали. То есть подобрали, обогрели…
– Что вы меня поливаете?! Я же не клумба!
– Как скучно мы живем! В нас пропал дух авантюризма, мы перестали лазить в окна к любимым женщинам, мы перестали делать большие хорошие глупости.
– Ну что вы меня все время роняете?!



О.Бродзка, МК (З)

  • 14-12-2007, 01:27
  • Просмотров: 2468
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
История кино




    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список