Все новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Ближний Восток

Версия для печати


 Личное мировосприятие в политике


Оказывается, доктор Райс считает, что борьба палестинцев против Израиля аналогична борьбе за гражданские права, которую вели и ведут американцы африканского происхождения в США. И это стало для нее поводом с сочувствием относиться к палестинцам. Она вспоминает свое детство, времена, когда по Алабаме колесили автобусы «только для белых» и — «для черных».

Она сравнивает главу Палестинской автономии Махмуда Аббаса с Мартином Лютером Кингом (борец за гражданские права негров в США). Потому что, как она говорит, оба посвятили себя борьбе за мир. По мнению Кондолизы Райс, — пишет журналист Алуф Бенн в своей статье, опубликованной в израильской газете “Гаарец” (от 16 октября 2007 года), — Аббас «возглавляет борьбу за независимость палестинского народа и, подобно Мартину Лютеру Кингу, воюет против террора и насилия».

Такое сравнение чаяний американцев африканского происхождения с устремлениями палестинцев выглядит, по меньшей мере, странно. Однако информация о позиции в данном вопросе Государственного секретаря США крайне важна для нас. И, прежде всего — для аналитической оценки процесса принятия решений в сегодняшней ситуации. «Человек делает выбор между теми возможностями, — объясняют политологи Габриэль Альмонд и Г. Бингам Пауэл, — которые соответствуют его мировосприятию. Это мировосприятие, представление о мире образует призму, сквозь которую индивидуум рассматривает объекты, выстраивая собственную позицию. Так возникает психологический фон, согласуясь с которым человек принимает решения и действует. В международной политике, как, впрочем, и в любой другой сфере человеческой деятельности, существуют три основных компонента, обуславливающие взгляд человека на мир. Это — политическая культура, историческое наследие и личные качества».

Совершенно очевидно, что личные убеждения госпожи Райс диктуют ей, что палестинцы имеют все моральные права на борьбу против Израиля, а израильтяне таких прав не имеют. Ее взгляды основаны на ее личном опыте и детских воспоминаниях о борьбе темнокожих американцев за гражданские права. В своем воображении она выстраивает аналогию между сегодняшним положением палестинцев и положением ее соотечественников в 1960-х годах. И все это, вместе взятое, — говорят политологи Альмонд и Пауэл, — безусловно, оказывает влияние на суть предложений, которые выдвигает Кондолиза Райс на пути урегулирования конфликта между Израилем и Палестинской автономией.

Главная проблема состоит в том, что в основе предложений госпожи Райс — в корне неверное восприятие сложившейся ситуации. Махмуд Аббас никогда не был поборником мира. И она легко убедилась бы в этом, если бы внимательно, без предвзятости изучила факты. Тогда она смогла бы понять, как палестинцы оказались в том положении, в котором они сегодня находятся. Она смогла бы понять и другое: если бы в 2000-м году палестинцы не затеяли новую вооруженную интифаду против Израиля, сейчас они жили бы намного лучше.

Увлекаясь поиском аналогий, госпожа Райс совершенно забыла о том, что в разгар борьбы американцев африканского происхождения за свои гражданские права их искренне поддерживали американские евреи. Причем, не только морально, но и — материально, щедрыми пожертвованиями. Темнокожие американцы не выстояли бы в этой борьбе без союзников в в среде американского общества.

Американский раввин Авраам-Иегошуа Хешель был личным другом Мартина Лютера Кинга. На демонстрации протеста они обычно выходили вместе.

Государственный секретарь США, очевидно, запамятовала, кого в нашем мире называют «угнетенными», истинными «мучениками». Она легкомысленно верит тем, кто объявляет себя «мучениками» и идет взрывать невинных граждан, в том числе — детей, стариков и женщин в городских автобусах.

Кондолиза Райс, похоже, не помнит, как в 1964 году ку-клукс-клановцы застрелили американских евреев Эндрю Гудмана и Майкла Швернера, которые приняли участие в гражданской кампании по регистрации голосов темнокожего населения в окрестностях Филадельфии. Или просто не хочет осознавать, что это и есть пример настоящего «мученичества».

Более того, госпожа Райс явно пропустила фундаментальный, пусть и не лежащий на поверхности исторический факт: именно Израиль дал миру концепцию всеобщего равенства, проистекающую из основополагающей идеи еврейского мировоззрения — «все люди созданы по образу и подобию Творца». Израиль дал миру концепцию всеобщего равенства перед законом, что записано в Торе: «Закон один и право одно да будут для вас и для пришельца, живущего с вами» (книга Бамидбар, гл. 15, ст. 16).

Иосиф Флавий (еврейский историк времен разрушения Второго Храма) в своей работе «Против Апиона», написанной между 96-м и 100-м годами, называл Моше «законодателем», установившим законы еще в глубокой древности. Иосиф Флавий, в частности, сообщает: «…из всех упомянутых где-либо законодателей наш законодатель (Моше) превосходит своей древностью. Ведь получается так, что и Ликурги, и Солоны, и локриец Селевк, и все прочие эллинские знаменитости по сравнению с ним родились чуть ли не на днях, причем в древности само слово, обозначающее «закон», было эллинам неизвестно, о чем свидетельствует сам Гомер, который нигде в своих поэмах это слово не употребляет. Ибо в его время закона просто не было, а народы жили, руководствуясь какими-то неопределенными мнениями и повелениями царей».

И далее в той же книге читаем: «…Люди, которые первыми ввели у себя закон и порядок, отличаются послушанием и добротою нравов по сравнению с людьми, живущими без порядка и закона».

Это утверждение Иосифа Флавия объясняет, почему палестинские арабы, жители восточного Иерусалима, упрямо настаивают на том, чтобы остаться под израильским правлением. Они предпочитают равенство перед законом — даже в том случае, если их не слишком заботит положение еврейского государства.

Нельзя забывать, что, если бы не законодатель Моше — не могло быть (и не было бы) и движения за гражданские права американцев африканского происхождения под руководством Мартина Лютера Кинга.

И еще. В последней главе книги «Против Апиона» Иосиф Флавий пишет: «О наших законах более добавить нечего. Они сами за себя говорят, наставляя не в безбожии, а в истинном благочестии, призывая не к человеконенавистничеству, а к доброму отношению между людьми; всякому беззаконию они враждебны, заботятся о справедливости, исключают всякую праздность и любовь к роскоши, приучают к стойкости и трудолюбию, запрещают войну ради наживы…»

Навязывая Израилю те или иные «проекты», Кондолиза Райс лишь обнаруживает узость своего мировосприятия и личного опыта, пробелы в знании истории, неумение объективно оценить ситуацию. Ложные, упрощенные аналогии, которыми она пользуется, не позволяют ей оперировать реальными фактами и искать справедливые решения проблем. Поэтому ее суждения и выводы — безнадежно поверхностны. Что, несомненно — непозволительно для политического деятеля, который взялся за управление делами в своем государстве и пытается ратовать за мир во всем мире...



Йоэль Фишман, Мнения

| Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Выборы в Израиле - 2006




Наш архив