Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Добро пожаловать, Алексaндр Крюков

С точки зрения Москвы, миллион «русских» израильтян, составляющий 20% населения, превращает Израиль в один из важных центров русскоязычной диаспоры. Самой общине тоже нужен такой центр — независимый от внутренних трений, местной политики и персональных амбиций. Он способен поднять авторитет всего русского в глазах израильского общества. Старожилы в Израиле хорошо помнят, как важно было для элиты «тусоваться» на приемах советского посла Чувакина в 1960-е годы.

Времена изменились и Центр нужен не только для израильских «русских», но и для всего общества, живущего еще предрассудками «холодной войны», страдающего от недостатка информации, а то и от предубеждений и предрассудков в отношении России.

Стен, крыши и бюджета еще недостаточно. Центр, по сути, еще придется создавать. В начале 1990-х власти СССР приняли удачное решение послать в Израиль не кадрового дипломата, а журналиста Александра Евгеньевича Бовина. Его необычная для дипломата фигура привлекла к России многих. Он сумел наладить доверительные отношения с русской общиной, с властями, с израильским обществом. Важно, чтобы Центр возглавил человек профессиональный, компетентный, а еще и увлеченный. Трудно придумать лучшую кандидатуру, чем профессор Александр Крюков, замечательный энтузиаст иврита, знаток израильской жизни.

Идиотское решение, принятое в непроницаемых для общественной критики кабинетах израильских служб, не допустить Крюкова, потому, что он якобы шпион, способствовало лишь еще большей популярности Александра Александровича. Трудно понять, что послужило причиной такого решения. То ли сверхбдительность чиновника, всегда готового сперва запретить, а потом подумать. Или перестраховка «на всякий случай», чтоб иметь основание заявить «я же вас предупреждал». Или типичный для израильских служб безопасности метод — создать препятствие, чтоб потом хорошо попросили препятствие убрать.

Не берусь гадать, чего наши спецслужбы хотели взамен одобрения кандидатуры Крюкова. Надеюсь лишь, что просто здравый смысл возобладал над хитроумными расчетами.

Мне приходилось встречать Крюкова в его «шпионские» времена. Мне кажутся интересными заметки Крюкова, сделанные на полях моего маленького мемуара, сделанные при подготовке к печати. ***

В начале 80-х мне пришлось немного поработать для израильского правительственного агентства. Тогда впервые после разрыва дипломатических отношений между СССР и Израилем в 1967 году на Международной книжной выставке-ярмарке в Москве открылся израильский павильон.

Здесь Крюков приписал «Звучит странно, нужно уточнить. Насколько я знаю, на всех этих выставках экспозицию организовывал Израильский институт экспорта».

Формально так и было, но меня на работу брало совсем другое ведомство. Да и павильоном руководил Д., известный русскоязычный активист, в прошлом ветеран «Натива», работавший в 1950-е годы в израильском посольстве в Москве. Он, вместе с другим израильтянином, Нехемией Леваноном был лишен дипломатического статуса за слишком тесные контакты с советскими евреями, явно нарушавшие московские правила игры. Леванон позже возглавил «Натив», а вот Д. ушел в общественную деятельность. Израильтяне организовали на ярмарке охрану экспозиции павильона, куда набрали русскоязычных молодых евреев, имевших иностранные паспорта. Впрочем, охрана была своеобразная. Нас инструктировали отводить глаза, если посетители будут брать книги со стендов и уносить их с собой. Более того, нам полагалось следить, чтобы книги на стендах не убывали, поэтому мы постоянно возобновляли экспозицию, выставляя на полки новые экземпляры, взамен «исчезнувших». Книги и другие материалы должны были остаться в России, где на них был огромный спрос.

Разумеется, с советской стороны книги тоже «охраняли» люди КГБ. Среди них запомнился худощавый человек примерно моего возраста (читатели не знают возраста г-на Дорфмана, — приписал здесь Крюков) с умным и пытливым взглядом, распоряжавшийся охранниками. Он с откровенным интересом разглядывал нас. Персоналу павильона было странно, что гебисты тоже «не замечали», что посетители уходят с книгами. Ну... я не буду тут рассказывать, какие дикие инструкции тогда нам давали, как призывали бояться гебистов. Да еще рассчитывали на наше «классовое чутье», велели следить, чтоб только евреи книги выносили. А уж Крюкова-то мы заметили сразу. Так вот на фоне хмурых неулыбчивых московских лиц, отводивших глаза, он выделялся тем, что с откровенным интересом на нас глядел.

Уже после распада СССР я попал в Израиле на встречу со специалистом по ивритской филологии Александром Крюковым и узнал его (еще бы, — улыбаясь приписал Крюков, — народ знает своих героев... с 1983 по 1989 — 6 лет, неужели я так изменился?). Замечательный знаток иврита (справедливо — Крюков.), тогдашний старший научный сотрудник Института социологических исследований АН СССР, референт ЦК КПСС по Израилю он всегда оставался искренним другом нашего народа.

Я собрал сведения в авторитетной израильской базе данных, но Крюков после «референт ЦК КПСС» поставил в скобках язвительное «эх, если бы!». Насчет «друга нашего народа» Крюков весело дописал «США? Дорфман ведь там сейчас? Забавно звучит». Я при случае собираюсь спросить Александра Александровича, что забавного, если израильтянин имеет американский адрес. Ведь от службы в Израиле или великолепного иврита сам Крюков вряд ли перестанет быть русским человеком. Однако пойдем дальше.

И когда его прекрасный иврит и обширные знания оказались востребованными в Москве не только на Старой площади, он без колебаний отдался любимому делу — преподаванию и переводам с иврита (да и до этого отдавался, еще как! Жить-то надо было на что-то. К тому же — ничего другого и не умею). Александр Крюков познакомил российского читателя с творчеством израильских литераторов Амоса Оза, Эфраима Кишона, Этгара Керета, Йосла Бирштейна и многих других.

Причудливыми путями бывший «востоковед в штатском» (свежий штампик, а? — приписал Крюков) оказался преданным другом нашего народа, отлично разбирающимся в нашей жизни и культуре.

И в заключение: Россия и Израиль связаны между собой сотнями и тысячами нитей, иногда весьма причудливых и запутанных. Не сомневаюсь, что и наши разведывательные службы тоже активно интересуются друг другом. Судя по всему, результат их работы сводится на нет. Зачастую даже информация друг о друге, добытая трудом профессионалов обеих стран, недооценивалась или оценивалась политиками неправильно. Оба наших государства еще неадекватно воспринимают друг друга. Наши лидеры еще плохо понимают друг друга. Порой изучаем друг друга, надев черные очки, порой — розовые. Пришло время снять очки и посмотреть друг на друга. Добро пожаловать в Израиль, Александр Александрович! Нам нужны ваши знания и опыт.



Михаэль Дорфман, "Алеф"

  • 27-12-2007, 21:40
  • Просмотров: 2695
  • Комментариев: 1
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список