Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Пришло время пожинать плоды...

Как и обычно в субботу меня ждет радостная минутка: я открываю в «Вестях» рубрику Дова Конторера «Ultima Thule » и читаю его последнюю статью. Давно уже с большим интересом слежу за его работами (рука разбежалась и чуть не написала за его творчеством), и не было случая, чтобы Дов разочаровал. Именно тем и отличается журналист-профессионал от любителя, что каждая его статья точно вписывается в эпицентр событий, а в каждой отдельной статье он стремится не только к решению конкретных политических задач, но и к идеальному решению всей проблемы в целом. Таким образом, журналист увязывает все рассматриваемые им события в один общий узел, объединяет их в нечто законченное, в систему. И мир предстает перед читателем в виде осмысленных, связанных между собой и понятных картин, сил, влияний, интересов.

В принципе, вполне допускаю, что комментируемые им политические события другой аналитик будет интерпретировать по-другому, а третий вообще не придаст им значение, однако запоминается и срабатывает почему-то именно стройная версия Дова Конторера.

Скажем, пишет он о докладе разведслужбы США, наделавшем столько шума. Он не просто дает информацию и комментирует ее, а связывает злополучный доклад со многими важными или малозаметными сопутствующими событиями и фактами. Тем самым журналист создает крепкую сеть, в которую ловит весь косяк событий в целом.

Чтобы закончить с длинным вступлением, добавим, что в идеале в любой статье мы должны увидеть не отдельную деталь, событие или факт, вырванный из контекста, а общую концепцию, где каждый элемент находит себе место в общей картине, где каждая деталь служит определенной цели.

Те же самые высокие критерии автор постарается предъявлять к себе и сделает попытку раскрыть в своем материале угаданный прием.

Пересуды на страницах газет

Мы говорим о недавно прошедшей забастовке учителей. Не будем разбирать весь ворох глупостей, несообразностей и нелепостей, который выплеснулся на страницы газет в последнее время в связи с незапланированными каникулами. Хотим лишь обратить внимание на уже упоминавшуюся особенность: журналисты выбирают из общего потока событий одну-единственную, самую яркую характерную деталь, и начинают гвоздить ею направо и налево. Чаще всего по мордасам невиновным.

За примерами и нагибаться не стоит: они разбросаны повсюду. Получили, к примеру, израильские школьники в последних международных соревнованиях низкий рейтинг, опустившись на несколько ступенек по сравнению с прошлым годом – негодующие статьи, едко комментирующие вопиющий факт, показатель гибельности тупика, куда забралась школа. Не статьи, а острые стрелы, нацеленные прямо в сердце несчастного израильского шкраба (школьного работника). Лишнее свидетельство перезревшей реформы.

Прошли внутренние проверки уровня знаний учеников средних классов Израиля, и проверка дала показатели отвратительные, как и следовало ожидать, впрочем, если не сказать хуже. И снова град статей, в которых грозные обвинения и осуждения, перемежаются насмешками. А уж за аргументами дело не станет, хотя аргументы те же самые.

Выявили среди израильских учащихся самый высокий показатель ненависти к школе – а чего еще ожидать от такой школы! Вновь все та же песенка о непрофессионализме учителей и мифической реформе.

Сравнили зарплаты среднего учителя и рядового инженера, работающего на производстве – и поразились. Зарплата-то учителя ничуть не ниже. Так почему учителю можно бороться за свои права, а инженеру – нельзя. Бегло взглянули на результаты многодневной забастовки – ничего дельного не увидели. И снова завели прежнюю пластинку: израильской школе жизненно необходима реформа, как можно жить без революционных изменений? В скобках замечу. Не наводят ли вас кликушеские призывы к реформе к знакомым всем историческим аналогиям.

«Карфаген должен быть разрушен!» - обычно заканчивал все свои речи известный римский оратор. По всей вероятности, так до смерти всем надоел, что послушались упрямца, стерли с лица земли злополучный Карфаген. И что же вы думаете? Наступила наконец золотая пора, когда можно было не говорить о Карфагене? Нет, конечно, только теперь-то и начались подлинные проблемы, но не с Карфагенон, а с оставшимися в живых карфагенянами. «Раздавите гадину!» - долгие годы убеждал французов просветитель и бунтарь Вольтер, имея в виду церковь. До самой смерти мутил воду и писал памфлеты. Церковь, естественно, он не раздавил. Но, может быть, проблему не так ставил? Почему бы ему сначала с верующими не разобраться, священников не послушать?

«Даешь реформу школы!» - не первый год стонет израильская пресса. Предлагаю лучше вспомнить исторические примеры и понять, что вот так, в лоб, вопрос не решится. Не лучше ли вместо этого отбросить шаблонные представления о махровых бюрократах в министерстве образования, скупых чиновниках в министерстве финансов, упрямых учителях, не заботящихся о благе страны, а взглянуть на всю картину в целом и разобраться, спокойно оценить обстановку и только тогда подумать об изменениях в образовании.

Разговоры в учительской

Вот наконец канула в прошлое забастовка, которая по праву по своей длительности и бессмысленности войдет в книгу рекордов Гиннеса. И как всегда на перемене собрался народ в учительской. Конечно, я-то ожидал в первую очередь бурного и страстного обсуждения, яростных дискуссий о результатах забастовки, столкновения противоположных мнених и борьбы аргументов.

То была надежда напрасная. Меня поразила отстраненность, обыденность и полное спокойствие. Штиль. Никто не спорил, не перебивал другого, не горячился, не переживал. Школа приняла забастовку как очередное неизбежное явление природы: не то дождик, не то хамсин, не то порывистый ветер. Кто-то неуверенным тоном попытался подвести неутешительный итог:

- Ну почему ничего, восемь с половиной процентов добавки выбили все же. А наш профсоюзный деятель Рони, принимавший самое горячее участие в процессе, был несколько удивлен, когда я все же отвлек его от срочных бумаг.

- Ну, конечно результат хороший, - сказал он. Есть большие достижения, и есть маленькие упущения, но в целом пока еще не все ясно с результатами.

Вот вам и итоги двухмесячной напряженной борьбы, яростных выступлений, демонстраций протеста, угроз – итог ее так и остался неясным... Почему учителя так неоднозно оценивают подписанное соглашение? О чем говорит сей странный факт? Да все о том же.

Может быть, Организация учителей в лице ее победоносного председателя с самого начала все рассчитала точно и вела борьбу целенаправленно и хладнокровно. Правда, в конце все же не выдержали, не дожали министерство финансов, пошли на попятный. Учителя с самого начала правильно оценивали обстановку, никто не ожидал каких-то улучшений в работе или уменьшения наполняемости классов. Никто об этом и не говорит. Вырванные с большим трудом добавки к зарплате, по существу, не решают проблемы, но тешат самолюбие. Хоть чего-то все же добились. Забастовка являлась частью большой игры, в которой маленький учитель не принимал участие. Он плыл по течению вместе со всеми.

Уроки забастовки

О чем же говорит горький урок забастовки? Забастовка наглядно убеждает еще раз в том, что никакой реформы, никаких изменений в системе образования страны нет сегодня, не предвидится и завтра. Если двухмесячное тоскливое выламывание рук не смогло ни на йоту изменить положение, то теперь уже нет такой силы, которая изменит хоть что-то. Мы пришли к полному и окончательному ступору, моменту нейтрализации любых усилий, балансу разнонаправленных сил.

Забастовка выявила интересный и вовсе не очевидный факт: хорошее образование в Израиле (так как его понимает обычный человек) оказывается никому не нужно.

В первую очередь новые проекты в образовании, так называемая реформа, которую каждый понимает по-своему, не нужна правительству. Не только нынешнему, но любому. Потому что она требует колоссальных денежных вливаний, смены приоритетов, изменения политического расклада. В то же время любое правительство спокойно: не было еще случая, чтобы рейтинг коалиции снизился, чтобы правительство пало, чтобы избиратели отвернулись от него по причине кризиса школы. Следовательно, проблемы образования, не являясь приоритетными ни для министров, ни для членов Кнессета. Отодвинутые в дальний угол общественного сознания, они вовсе не волнуют власть придержащих.

Как ни парадоксально, но серьезное образование для всех (обратите внимание – для всех) не нужно и учителям, потому что только учитель понимает, как провести пресловутую реформу не для галочки, а для пользы дела. Учителя-то понимают, но кто их спрашивает? Для этого требуется реорганизация всей системы образования, новые методики и новое отношение к учителю. Так как учитель на своей шкуре испытал несбыточность и утопичность всяких надежд, то и не ждет никаких изменений ни от власти, ни от забастовки.

Как выясняется, полноценное современное образование не нужно и ученикам. Трудно ожидать от мальчишек и девчонок понимания стратегических задач образования, мыслей о далеком будущем, когда сейчас тебя ожидает сладкий и необременительный кайф. Это когда еще будут экзамены, успеем еще подготовиться к багруту, да и сократят нам программу. Все равно поступать буду после армии.

И самое интересный пункт, который я никак долгое время не мог понять – всеобщее сильное современное образование не требуют и родители. Подчеркиваю – общее, для всех.

Потому что слабые ученики, за плечами которых рисуются плохо обеспеченные родители, вовсе и не думают ни о каком образовании. Оно им не по силам и не по карману. Сильные же ученики, за плечами которых стоят богатые родители, не ограничиваются рамками одной официальной школы, работающей вполсилы, а доверяют своих отпрысков неофициальной системе частных уроков, работающей вполне прилично. Таким образом, те из родителей, кто надеется получить бесплатное хорошее образование – получают то, что имеется. Те же, кто исправляет положение с помощью платных услуг, получает нечто другое.

Таким образом, завершившаяся забастовка еще раз продемонстрировала очевидный факт: бесплатное образование в Израиле находится в глубоком кризисе, зато процветает серый рынок частных уроков. Одни и те же учителя, которые механически отчитывают свои часы в школе, вечером дают творческие полноценные частные уроки, которые стоят немалых денег. Можно, наверное, и выложиться - иначе лишишься учеников.

Как может быть другой обстановка в одной и той же стране. Если все согласны с утверждением, что богатые в Израиле день ото дня богатеют, а бедные – нищают, то почему не может быть того, что слабые ученики или лишенные подпитки частных уроков, становятся все слабее, зато сильные или ученики из крепких семей, тем более не испытывая никакой конкуренции – становятся все сильнее.



Яков Бендерский, Sem40.ru

  • 7-01-2008, 14:02
  • Просмотров: 659
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список