Все новости

13-12-2017, 22:40
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Об этом говорят

Версия для печати


 «Нееврейские евреи» борются за свое место в израильском обществе


Сейчас «нееврейских евреев» в Израиле примерно 320 тысяч, и число их растет с появлением детей. «Они не собираются становиться религиозными, но хотят стать частью еврейского светского населения, — говорит политолог из Университета Бар-Илан Ашер Коэн. — Тысячи детей родились здесь, и они уже не иммигранты. Они воспитываются так же, как их светские еврейские соседи, и эти дети хотят знать: правильно ли их считать неевреями только из-за того, что у них нееврейские мамы. Со временем эта проблема только обостряется».

Практически во всех смыслах эти израильтяне живут, как их светские сограждане, они даже отмечают еврейские праздники, зажигают свечи на Хануку и проводят седер на Песах. Однако поскольку они не считаются евреями по еврейскому закону — Галахе, отношение к ним иное, когда дело касается обстоятельств, контролируемых ортодоксальным религиозным истеблишментом, — дат жизненного цикла: бракосочетания, развода, похорон.

В отличие от неевреев, живущих в Израиле нелегально, эти люди имеют право на иммиграцию в Израиль по Закону о возвращении, который гарантирует израильское гражданство всем внукам еврея и супругам этих людей. Однако израильское правительство не считает их евреями, поскольку их матери не еврейки.

Нееврейские израильтяне составляют почти треть всех иммигрантов из бывшего Советского Союза. Некоторые из этих людей говорят, что сами всегда считали себя евреями и таковыми же воспринимались окружающими — пока не приехали в Израиль. 36-летняя Лилия Ицхакова выросла в Сибири, ее бабушка по отцовской линии хранила традиции своего религиозного еврейского дома. Лилия говорит, что ей разрывают сердце сомнения дочери в их еврействе, связанные с тем, что мать Ицхаковой была нееврейкой. «Она изучает в школе Библию; и это все, что она знает, — говорит Ицхакова о дочери. — Она не может понять, почему считается нееврейкой».

Ицхакова соблюдала еврейские праздники еще в Сибири, она говорит, что и там никогда не скрывала своего еврейства. «Я хочу, чтобы люди поняли, что мы — часть этой страны и там, где мы жили раньше, нас всегда считали евреями, — говорит она. — А сейчас, после стольких лет, мне говорят, что я нееврейка». 21-летняя Вера Горман, чья семья иммигрировала в Израиль из России семь лет назад, впервые ощутила на себе все эти сложности, когда настало время выходить замуж. В Израиле, где нет гражданских институтов брака, все браки должны заключаться священнослужителями, раввинам же запрещено освящать смешанные браки. Вера — еврейка, но молодой человек, за которого она собралась замуж, Максим Горман, — нет, поэтому в Израиле пара пожениться не могла. И они отправились в Прагу — браки, заключенные за границей, в Израиле признаются.

Вера говорит, что их разозлило и обескуражило подобное отношение. 25-летний Максим, который служил в боевых частях израильской армии и был дважды ранен в боях в Газе, говорит, что не понимает, почему — если он пролил кровь за страну — он должен проводить за границей самый важный день своей жизни. «Это было очень тяжело, ведь хотя я и нееврей по Галахе, но в душе всегда чувствовал себя евреем, — говорит он. — По моему мнению, государство и религия не должны переплетаться. Израиль должен быть демократическим и еврейским, нам надо защищать наши традиции — именно они и объединяют нас. Но мы живем в XXI веке и должны двигаться вперед».

Некоторые израильтяне, особенно религиозные, считают, что большое число неевреев, получающих израильское гражданство, угрожают еврейскому характеру государства. Они жалуются на то, что растет число мясников, торгующих свининой, и осуждают продажу по всей стране рождественских елок, мишуры и пластмассовых Дедов Морозов в предрождественские дни. С каждым годом число тех, кто отмечает эти праздники, только растет. Но российские иммигранты, евреи в том числе, говорят, что отмечают не столько Рождество, сколько Новый год.

Несколько раввинов и членов ортодоксальных партий в кнесете предлагают изменить Закон о возвращении, чтобы предотвратить приезд в страну неевреев. Однако многие израильтяне выступают против подобных изменений — они считают, что иммиграция жизненно важна для будущего страны.

Несмотря на трудности, с которыми сталкиваются в Израиле неевреи, лишь незначительная часть иммигрантов-неевреев решили пройти гиюр. Поскольку ортодоксальный гиюр — единственный вид перехода в иудаизм, который признается Главным раввинатом Израиля, контролирующим соблюдение религиозного закона в стране, будущие геры (перешедшие в иудаизм) должны постоянно совершенствовать свои еврейские знания и пообещать, что станут строго соблюдающими евреями. Но большинство иммигрантов из бывшего Советского Союза — и евреи, и неевреи — люди светские и не заинтересованы в долгом и излишне строгом процессе перехода в иудаизм.

Пытаясь решить эту проблему, канцелярия израильского премьер-министра Эхуда Ольмерта объявила о том, что подготовила рекомендации по реструктуризации процесса гиюра, увеличению числа судей религиозных судов, проводящих гиюры, а также по отказу от требования (это обязательное условие гиюра), что гер непременно должен стать соблюдающим евреем. Канцелярия Ольмерта надеется, что эти изменения подтолкнут к гиюрам большее число иммигрантов.

Вице-президент иерусалимского исследовательского центра «Шалем» Даниэль Гордис считает, что дело не в том, являются ли иммигранты евреями по Галахе, а в том, как государство к ним относится: «Нам нужно понять, как помочь этим людям почувствовать свою связь с иудаизмом — многомерной историей еврейского народа в этой земле».



Jewish news

Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.


Наш архив