Все новости























































































22.09.2017 14:49
Ёлкин и евреи


















21.09.2017 18:02
ИШАЙЯ ГИССЕР


















































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Свастика на еврейской могиле

В сущности, можно сказать, что никакого следа от совершенного на прошлой неделе акта вандализма не осталось. Если, разумеется, не считать той боли, которую причинило это происшествие семье солдата. Если, разумеется, забыть об огромной фотографии в газете "Едиот ахронот", где ясно видно разбитое надгробье, черная свастика и выведенная черной же краской надпись на великом русском языке "Патруль 36" - название той самой неонацистской группировки из Петах-Тиквы, глава которой сбежал, а остальные вроде бы находятся под судом. Но в том-то и дело, что у меня почему-то не получается об этом забыть!

След свастики

В полиции Беэр-Шевы с какими-либо выводами и официальными заявлениями не спешат. "Подождите, когда закончите следствие, и тогда мы с вами охотно поговорим и обо всем расскажем!" - услышал я в ответ на свой звонок в городское отделение полиции. Те же источники информации, которыми я располагаю в местной полиции, важно сообщили мне, что… следствие и вправду идет, причем на этот раз предполагается, что в городе и в самом деле действует неонацистская группировка, подобная той, которая была арестована в Петах-Тикве. Короче, слово в слово повторили то, о чем было заявлено по радио. Единственное, что, мягко говоря, не совсем соответствовало действительности в этой опубликованной во всех СМИ информации, так это утверждение, что речь якобы идет "о первой вспышке неонацистов в Беэр-Шеве и первом подобном инциденте в стране в целом".

И то, и другое является ложью. Случаи вандализма на кладбищах с осквернением могил и рисованием на них свастики уже имел в прошлом место в Эйлате, и его расследование так и не было доведено до конца. В Беэр-Шеве же свастика на стенах заброшенных зданий, а также на стенах синагог и домов культуры появлялась и раньше. Просто местная полиция не придавала этим фактам особого значения. Как не придавала им до того в Петах-Тикве, Бат-Яме и других городах государства, все еще время от времени по привычке называющем себя еврейским. Нужно было дождаться, пока неизвестные молодчики разобьют надгробие, нарисуют свастику и скрепят свое деяние надписью-"печаткой" "Патруль 36", чтобы понять, насколько серьезно обстоит дело…

Об истории и боли семьи Габриэля Двита, потерявшей за последние годы трех своих сыновей, написано в прессе немало. Сам Габриэль, служивший в ВМФ Израиля, пропал без вести три года назад, на следующий день после трагической гибели своего брата. При этом об его исчезновении в газетах не появилось ни строчки. Спустя год ЦАХАЛу стало известно, что тело утонувшего в море Двита находится в руках "Хизбаллы", но армия почему-то даже не потрудилась поставить об этом в известность его семью. И мать Габриэля продолжала жить надеждой, что ее сын жив, а остальные члены семьи продолжали поиски брата. Лишь в октябре 2007 года останки Габриэля Двита были доставлены в Израиль и захоронены на беэр-шевском кладбище. И вот теперь какие-то подонки снова потревожили покой несчастного солдата и нанесли новую душевную травму его семье.

Впрочем, почему "какие-то"?! О том, кто они такие и каких именно убеждений придерживаются по жизни, ясно свидетельствуют оставленные ими после себя следы. - Расисты! - заметил в беседе со мной один из беэр-шевских полицейских. - Поэтому и осквернили именно могилу выходца из Эфиопии.

Признаюсь, после этих слов мне стало этого блюстителя порядка попросту жалко. И грустно оттого, что, видимо, он не одинок в своем мнении, и, если точно так же думают те, кому поручено расследовать это дело, то следствие может пойти по ложному пути. Потому что, вероятнее всего, могила Габриэля Двита стала объектом вандализма совершенно случайно и с той же вероятностью могла быть осквернена находящаяся рядом с ней могила Нины Фактовой, новой репатриантки из России, или прибывшего в Израиль из Марроко Чарли Севега. Ибо те, кто нарисовал на могиле свастику, ненавидят в равной степени всех евреев - "эфиопских", "русских", "марокканских", независимо от страны исхода и цвета их кожи.

И уж совсем смешно прозвучала для меня выдвинутая другим полицейским версия о том, что осквернить могилу еврейского солдата могли и арабы, присутствие которых в Беэр-Шеве в последние годы становится все ощутимей. Достаточно посмотреть на фотографию надписи "Патруль-36", чтобы понять: тот, кто выводил эти буквы, знаком с ними с детства, а не старательно перерисовывал их с какой-то шпаргалки. Нет, это сделали не арабы и не сабры, маскирующиеся под "русских". Такое могли сделать только русские.

Сатанисты, назад!

Признаюсь, в Беэр-Шеву меня занесло по сугубо личным делам, но, оказавшись в городе, я не мог не поинтересоваться у его жителей, как они относятся к происшедшему. - Что вы говорите?! Какой ужас! - искренне удивляется симпатичная девушка Нина, которая, как выяснится, впервые услышала об акте вандализма именно от меня. - Я думаю, что это - арабы. Они, знаете, и в прошлом году на кладбище делали что-то подобное. Тогда это было доказано. (Это - правда. В январе 2007 года беэр-шевское военное кладбище осквернили именно арабы, но в данном случае они явно ни при чем. - П.Л.)

- А разве там было в самом деле что-то нарисовано?! Я слышал об этом случае, но, по-моему, вандалы только разбили могилу, - говорит Михаил П., с которым случай свел меня в одном из книжных магазинов города. - Да, я знаю об этом случае, но в то, что это сделали "русские" подростки, извините, не верю! Это – специально кем-то задуманная и отлично проведенная провокация против нашей общины! - заявил другой посетитель того же магазина.

Я бы мог и дальше цитировать множество высказываний, "снимая" их одно за другим с диктофонной кассеты. Но зачем?! Не лучше ли сказать сразу, что все из более чем десятка опрошенных мной русскоязычных жителей Беэр-Шевы в один голос выражали свое возмущение происшедшим, категорически отвергали подозрения в расизме и, в частности в том, что "русские" в городе ненавидят "эфиопов". ("Хотя какие-то стычки между нашими ребятами и "эфиопами", кажется, были, но начинали их, насколько мне известно, именно "эфиопы", среди которых в последнее время развелось много хулиганов", - заметил вскользь один из моих собеседников.)

При этом подавляющее большинство заявило, что не верит в то, что могилу осквернили "русские", что это - "провокация", "подстава" и т.д. Повторю, такой точки зрения придерживалось подавляющее большинство, но все-таки не все. - Понятно, что это сделали русские фашиствующие молодчики! - услышал я от Ефима Леонардовича К. на беэр-шевской автобусной станции. - Уверен, что эта коричневая сволочь есть не только в Петах-Тикве, но и в Беэр-Шеве. Много мы, извините за выражение, говна с собой в страну привезли.

Что касается коренных беэр-шевцев, то они, естественно, тоже в возмущении. И говорят, что полиции давно уже пора заняться местными нацистами, сатанистами и всеми прочими, которые малюют свастики на стенах, совокупляются на кладбищах (есть, оказывается, в Беэр-Шеве и такая проблема!) и убивают кошек. Причем, похоже, особой разницы между сатанистами и нацистами коренные израильтяне не видят. У меня в разговоре с ними порой даже возникало ощущение, что в силу собственного невежества они не очень-то понимают, в чем заключается связь между Катастрофой, немецким нацизмом и той свастикой, которая была нарисована на могиле Габриэля Двита. Но мы-то с вами это понимаем…

Чьи это дети?!

Признаюсь, я не знаю, как отреагирует на события в Беэр-Шеве израильская русскоязычная пресса. Но я хорошо помню, как сразу после сообщения об аресте членов неонацистской группировки в Петах-Тикве мне позвонил домой давний читатель, житель Афулы Валентин Ильяшевский и попытался убедить, что израильская полиция арестовала ни в чем не повинных "детей", и долг русскоязычной прессы - встать грудью на их защиту. "Они что, приехали в страну, уже будучи неонацистами?! Или такими их сделал Израиль?! Вот какие вопросы вы должны поставить перед собой и перед читателями!" - напутствовал меня Ильяшевский и, кажется, сильно обиделся, когда я ответил ему, что, на мой взгляд, этим подонкам нет и не может быть прощения.

А вскоре и в "Новостях недели", и в других газетах появились статьи Льва Авенайса, Марка Мирского, Инны Стессель и др., явно отражающих мнение большинства русскоязычной общины. Все они разными словами, по сути дела, говорили одно и то же: эти подростки, упаси Господь, не представляют никакой опасности для Израиля; они - отнюдь не продукт той ненависти к евреям и ко всему еврейскому, с какой их семьи в поисках лучшей жизни приехали в Израиль, а прямое следствие трудностей абсорбции и того враждебного отношения, которое они якобы встретили со стороны своих израильских сверстников.

И уж совсем яростную критику этой группы моих коллег вызвали робкие заявления о том, что не пора ли несколько пересмотреть Закон о возвращении и, по меньшей мере, помешать приезду в нашу страну тех, кто на самом деле имеет, мягко говоря, весьма отдаленное отношение к еврейскому народу. В ответ начала прокручиваться мысль о том, что сам арест неонацистов из Петах-Тиквы был произведен с целью изменить Закон о возвращении, а без этой подлой цели они так бы и продолжали патрулировать Петах-Тикву, избивая бомжей и гастарбайтеров, оскверняя синагоги, и никто не мешал бы им развлекаться.

В схожем ключе высказался тогда и лидер партии НДИ Авигдор Либерман, заявивший, что ни в коем разе нельзя делать из частного случая общие выводы и менять Закон о возвращении. То есть, дескать, хотя у нас в стране и есть неонацисты, но самого неонацизма как общественного явления у нас нет. И заклеймить нужно как раз тех, кто утверждает, что неонацизм у нас есть и требует с ним покончить. Что-то мне все это сильно напоминало, но я не успел сосредоточиться на своем дежа вю, как начались круглые столы, участники которых вновь и вновь рассказывали о трудностях абсорбции своих детей, о том, как им было тяжело учиться в школе, гулять во дворе и бегать по спортплощадке. И что неонацисты из Петах-Тиквы - это, конечно же, не преступники, а жертвы (или не столько преступники, сколько жертвы), на защиту которых грудью должна встать вся русскоязычная община. "В конце концов, это только дети, НАШИ дети!" - воскликнула одна русскозычная журналистка…

И тогда же, помнится, Лев Авенайс упрекнул автора этих строк в излишнем пафосе и драматизации ситуации. И сейчас, уже после событий в Беэр-Шеве, я вновь задаю себе вопрос: может, я и в самом деле чего-то не понимаю и слишком драматизирую ситуацию? Может, и в самом деле, нет ничего страшного в том, что группа мальчиков время от времени собирается вместе, кричит "Хайль Гитлер!", рисует на стенах и на полу синагог свастики, рвет и бросает на пол свитки Торы, пускает кровь идущим по улицам бомжам и иностранным рабочим?! Да и что, собственно говоря, произошло в Беэр-Шеве?!

Ну, забралась группа других подростков на кладбище, ну, нарисовала знак (который, между прочим, в индуизме и в ряде других религий, как не забывают упомянуть мои оппоненты, обозначает Солнце), ну, написала что-то на разбитых камнях… Это что, нанесло какой-то ущерб Государству Израиль?! Угрожает его безопасности?! Конечно, семье Двита это, наверное, неприятно; все-таки выходцы из Эфиопии тоже где-то люди, но не надо из их частной боли делать общие выводы!

И автору этих строк не остается ничего другого, как признать, что Авенайс с Мирским правы: эти юнцы и в самом деле не угрожают безопасности Израиля. И надо бы с меньшим пафосом писать об избитых ими людях и оскверненных свитках Торы - в конце концов, последние волнуют лишь небольшую группу религиозных евреев, вообще непонятно каким образом оказавшихся в этих краях. Я согласен с вами, выразители мнения тех, кто считает себя читательским большинством. Единственное, в чем позвольте все-таки с вами не согласиться, так это со словами о том, что "это - НАШИ дети".

Это - ВАШИ дети, господа! Что касается МОИХ детей и детей тех, кто думает так же как и я (а нас, я уверен, большинство), то им, поверьте, поначалу пришлось в Израиле также несладко, как и ВАШИМ детям. И били их поначалу в школе не меньше, и унижали порой похлеще, и временами мне тоже казалось, что они до предела озлоблены на израильское общество. И на пике этой озлобленности они и вправду могли назвать своих одноклассников и учителей фашистами. Но никогда, ни при каких обстоятельствах они не могли захотеть стать фашистами, оказаться на месте тех, кто расстреливал евреев в Понарах и Бабьем Яре и повторить их злодеяния. Более того, не было и нет для них более страшного оскорбления, чем слово "фашист".

И в этом, таком тонком нюансе и заключается вся разница между МОИМИ и ВАШИМИ детьми. Они росли в разных семьях, с разными семейными историями, разными ценностями, разными традициями, разными корнями, наконец. Они слышали от своих родителей иные оценки житейских неурядиц и происходящего в стране, чем те, которые слышали ВАШИ дети.

И потому та система взглядов, к которой, по вашему мнению, в силу тех или иных жизненных обстоятельствах, вполне могли прийти ВАШИ дети, попросту была немыслима и неприемлема ни при каких обстоятельствах для МОИХ детей. Немыслима хотя бы потому, что человек не может отождествлять себя с идеологией, объявляющей его родителей, а значит, и его самого недочеловеками, которых нужно попросту уничтожить.

Можно в рамках идеологии ненавидеть страну. Можно в этих же рамках ненавидеть целый народ или даже народы. Но нельзя на идеологической почве ненавидеть собственную мать, так как это уже не идеология, а патология. Наши же доморощенные неонацисты признаны совершенно вменяемыми. И своих матерей они искренне любят, так как ни одна из них не относится к тому народу, который они считают недочеловеками.

Причем, когда я говорю о МОИХ и НАШИХ детях, я вовсе не имею в виду детей исключительно из еврейских семей. Убежден, что точно с таким же омерзением к юным подонкам отнеслись и во многих смешанных семьях, приехавших в Израиль. Да и в тех семьях, в которых вообще нет ни одного галахического еврея. Потому что мы все, в конце концов, помним о том, какую беду нацизм принес не только еврейскому народу, но всему миру. Помним мы, что наши отцы и деды бок о бок сражались с "коричневой чумой" и победили ее. Помним и том, что большинству солдат зондеркоманд СС было 18 - 20 лет, то есть как раз столько, сколько ВАШИМ детям, решившим пойти по их стопам.

Впрочем, я, кажется, опять ударился в пафос. А надо бы поспокойнее. В конце концов, ничего страшного не произошло. Безопасности Израиля это не угрожает. Что касается, Закона о возвращении… может быть, теперь и в самом деле что-либо поздно менять. Так что пусть все остается как есть. Вот только, боюсь, МОИМ детям будет немного трудно ужиться в одном обществе с ВАШИМИ детьми. Такой уж у этих паршивых евреев неуживчивый характер!



Петр Люкимсон, Мнения

  • 24-01-2008, 14:53
  • Просмотров: 688
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список