Все новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Ближний Восток

Версия для печати


 


Переса после этих слов нельзя считать первым гражданином сионистского государства. Но можно ли расценивать подобное заявление президента Израиля как конец сионизма? Знаменует ли оно конец эпохи создания государства для народа, 2000 лет мыкавшего горе на чужбине? На первый взгляд — да. Ведь гражданин номер один этого государства публично провозгласил, что трудоустройство палестинцев для него важнее, чем приезд тех, для кого государство существует. Но только на первый взгляд. Если же разобраться, то речь идет не о конце сионизма, а о политической смерти Шимона Переса.

Это вопиющее заявление вовсе не случайная оговорка, какие порой случаются у политиков, и от которых они тут же отрекаются. В прошлом Шимон Перес уже делал такого рода заявления. Я лично присутствовал на торжественной встрече премьер-министра Переса, состоявшейся весной 1995 года в муниципалитете Хайфы. Выступая перед депутатами горсовета, Перес оседлал любимого конька — Новый Ближний Восток, и повторил тезис, что в современную эпоху лучшее средство борьбы с исламским фундаментализмом — рост благосостояния населения арабских стран. А затем он произнес буквально следующее: «По моему глубокому убеждению, цепь отелей создает не худшую оборону, чем цепь бронетанковых дивизий».

С тех пор прошло много времени. С помощью Переса в Израиль был привезен Ясир Арафат, которому, опять же с подачи Переса, создали автономию и выбили многомиллиардные европейско-американские пожертвования. Уровень жизни в автономии резко повысился — да так, что о нем могли только мечтать большинство жителей соседних Египта, Иордании и Сирии. Но это вовсе не помешало Арафату развязать вторую интифаду, поддержанную абсолютным большинством того самого населения, чья жизнь после создания автономии стала намного лучше и веселей. Более того, в эти «семь лет изобилия», когда автономию захлестывали денежные потоки безвозмездной помощи, именно фундаменталистский Хамас набрал такую силу, что вскоре сумел вытеснить арафатовский ФАТХ из Газы и теперь угрожает смести его и из Иудеи и Самарии.

Идеи Шимона Переса потерпели полный крах. Жертвами их реализации стали более 2000 мирных израильтян, погибших в годы второй интифады. Но Шимон Перес и правительство его партии «Кадима», с помощью которой он и стал президентом, не позволяют фактам заморочить себе голову. Поэтому идеи Переса живут и побеждают — в канцелярии премьер-министра и в правящей коалиции. Созыв международной конференции в Аннаполисе — очередная попытка реализации этих идей.

Кое-кто из крайних левых считает ее лишь пышным театральным действом, лишенным смысла и сути. Лидер радикальной партии МЕРЕЦ Йоси Бейлин или один из глав «лагеря мира» Ури Авнери очень хотели, чтобы в Аннаполисе подписали соглашение, предоставляющее автономии всю Иудею и Самарию, вплоть до границ 1967 года. И не в отдаленном будущем, а уже сейчас. Поэтому они и недовольны. Но арабы вполне удовлетворены этой конференцией. Ведь на ней израильский премьер публично принял принцип «два государства для двух народов» и тем самым отказался от прав евреев на Иудею и Самарию.

Более того, судя по информации, просочившейся в прессу, во время многочисленных подготовительных встреч, состоявшихся между Ольмертом и председателем автономии Абу Мазеном, израильский премьер отступил от принципа, которого придерживались все лидеры сионистского государства с момента его создания. Ольмерт согласился (в рамках решения проблемы палестинских беженцев) открыть ворота Израиля для 100.000 этих беженцев.

Сто тысяч не изменят демографический баланс, и не приведут ни к каким политическим переменам в Израиле, — раздаются успокоительные голоса из канцелярии Ольмерта. Но легко подсчитать, что это не более чем иллюзия. А если точней — предумышленный обман. Всем понятно, что ста тысячами тут не обойтись. Не успеет первая же арабская семья въехать в Израиль и получить гражданство, как она тут же обратится с просьбой о воссоединении с родственниками, оставшимися за границей. И можно не сомневаться — в рамках гуманной политики МВД воссоединение будет разрешено. Причем вовсе не в рамках квоты возвращения беженцев. Дай Б-г, чтобы дело кончилось только полумиллионом палестинцев.

Но и этого более чем достаточно. Новые израильтяне как саранча накинутся на «Битуах леуми», больничные кассы и всевозможные государственные службы, оказывающие социальную помощь населению. Приезд этих беженцев, которые не включатся в рынок труда, а постараются вырвать у сионистов как можно больше, обойдется государству во многие миллиарды шекелей.

Сотни тысяч беженцев в корне изменят и существующий в Кнессете политический баланс сил. С их помощью арабские партии смогут получить уже не 10, как сегодня, а как минимум 15 мандатов и превратиться в фактор, без которого не сможет стабильно функционировать ни одно правительство.

— Неужели всего этого не понимают Шимон и Ольмерт? — спросит читатель. — Неужели они не видят, куда могут завести еврейское государство пышные конференции, на которых за красивыми словами скрывается требование осуществить территориальные уступки, ставящие существование страны под угрозу?

Увы, не понимают, точнее — не в состоянии понять. Эхуда Ольмерта уже давно волнует не будущее государства, а бесконечные полицейские расследования его предыдущей деятельности. А Ольмерт знает, что в нынешнем Израиле залог политического выживания даже самого коррумпированного и проворовавшегося политика — его приверженность «мирному процессу», т.е. все новые и новые уступки арабам. В этом смысле Ариэль Шарон действительно служит Ольмерту путеводной звездой.

Шарон на следующий день после того, как стали известны истории получения им «подарков» и «ссуд» от друзей миллионеров, должен был подать в отставку. Но он не только не сделал этого, а изобрел «план одностороннего размежевания», выселил из Газы тысячи евреев, разрушил десятки еврейских поселений и превратился в «неприкасаемого» израильской прессы и системы правосудия. Благодаря плану размежевания Шарон до самого своего превращения в живой труп так и остался неприкасаемым.

Что же касается Шимона Переса, так он давно уже не в одном с нами мире, а пребывает где-то там, в горних высях и воздушных замках Нового Ближнего Востока. А с этих высей не видны слезы детей, оставшихся сиротами после гибели родителей в терактах, не слышны торжествующие крики фундаменталистов, одерживающих победу за победой над сдающими позиции израильтянами.

Много лет назад кто-то запустил в Израиле слух, что мать Шимона Переса была арабкой. Я всегда относился к этому слуху как к глупой и неудачной шутке. Но, наблюдая неустанную и всеобъемлющую заботу Переса об арабском населении Эрец Исраэль, прихожу к парадоксальной мысли — а вдруг в этой шутке все же что-то есть? А если серьезно — можно ли считать поведение Шимона Переса и Эхуда Ольмерта концом сионизма?

Ни в коем случае. Идея возвращения еврейского народа в землю обетованную не умерла, и будет жить, пока жив народ. А умерли — как сионисты, как идеологи и как политики — Шимон Перес и Эхуд Ольмерт. Да, они все еще активны и все еще руководят тем самым государством, интересы которого им давно уже не интересны. Это понимают не только они сами, но и мы с вами. И поэтому исчезновение с политической арены Ольмерта-Переса, равно как и их детища, партии «Кадима», лишь вопрос времени. И никакие международные конференции, в том числе и конференция в Аннаполисе, не помогут им избежать политического возмездия, которое они целиком и полностью заслужили.



Давид Шехтер, "Алеф"

| Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Выборы в Израиле - 2006




Наш архив