Все новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Это интересно

Версия для печати


 Стенка на стенку


Стена, если верить толковому словарю, это вертикально стоящее сооружение, разделяющее помещение на части или ограждающее что-либо. В переносном значении стена – это препятствие, мешающее общению. Словари фразеологизмов, кроме того, утверждают, что у стен есть уши.

JR, французский художник – или, как он сам себя называет, артивист, производное от «арта» и «активиста», — считает, что у стен должны быть лица. В марте 2007 года он со своим коллегой Марко и проектом Face2Face («Лицом к лицу») поехал в Израиль и Палестинскую автономию, сфотографировал евреев и арабов, а потом там же устроил своеобразные уличные выставки своих фотографий. Просто наклеил гигантские портреты на стены домов в разных городах – Вифлееме, Тель-Авиве, Рамалле, Хайфе, Иерусалиме, Хевроне, Абу-Дисе – и на Стену безопасности тоже наклеил, и с израильской, и с палестинской стороны. Фильм «Faces» – об этом путешествии и о лицах на стенах – был только что показан на Роттердамском кинофестивале.

Музыканты

JR рассказывал, что, когда он решил сделать этот проект, на палестинской территории ему сказали: «Прекрасный проект, мы только рады будем увидеть эти фотографии на наших улицах, но учтите, что по ту сторону Стены безопасности вам не дадут повесить фотографии палестинцев». А израильтяне говорили: «Конечно, пожалуйста, вешайте свои фотографии, где хотите, но на палестинских территориях не потерпят фотографий евреев». JR считает, что евреи и арабы просто не слышат друг друга. Он уверен, что израильтяне и палестинцы выглядят, как братья-близнецы, выросшие в разных семьях: «У фермера, таксиста, учителя существует брат-близнец на другой стороне, и они бесконечно враждуют. Это очевидно, но сами они этого не видят. Мы должны свести их лицом к лицу. Они поймут».

Раввин, священник, имам

Face2Face пытается разрушить стереотипы, показать, что «чужой» на самом деле неотличим от «своего». Более того, вместо образа «чужого» или «своего» артивисты предлагают зрителям – обычным прохожим – забавный арт-объект. Дело в том, что JR использовал широкоугольную камеру, фотографировал всех с очень близкого расстояния, да еще заставлял своих моделей корчить рожи, — в итоге получились гигантские шутовские черно-белые портреты. Их расположили попарно: израильский фермер рядом с палестинским, таксист-еврей рядом с таксистом-арабом. Есть и тройной портрет: раввин Элиягу Маклин, имам Абдул-Азиз Бухари и католический священник, брат Джек Данкан, и все трое строят рожи. «Тора учит нас, — говорит в фильме рав Элиягу, — что Б-г создал всех по своему образу и подобию. Так что если у всех у нас разные лица, это разные образы Б-жьи». Ему вторит имам: «Я в каждом вижу образ Б-жий. Если ты видишь образ Б-жий в каждом человеке, неважно, какую религию исповедует этот человек, но если ты любишь Г-спода и уважаешь Его, ты должен уважать каждого человека».

Актеры

Сверхзадача фильма крайне серьезна, но в нем нет ни секунды занудства. Он смонтирован в ритме видеоклипа, город для JR – веселое и живое пространство, населенное занятными персонажами. Команду F2F арестовывают, потому что артивисты и их добровольцы-помощники начали клеить фотографии слишком близко к военной базе? Это весело, это experience! К тому же, рядом сразу останавливается машина со старичком-евреем, который радостно объясняет военным, что жить надо в мире и согласии. Или еще эпизод: проезжающий мимо Стены безопасности человек начинает требовать от JR ответа: «Что вы хотели этим сказать? Зачем это? Это бессмысленно и отвратительно!» — «Я ничего не хочу этим сказать, это просто смешно, посмотрите!» — говорит JR. – «Что смешно? Фотографии на стене?» — «И фотографии, и сама стена». – «Хм. Да, пожалуй, это имеет смысл».

Боксеры

JR обращается с записанными им интервью как с музыкальным материалом. Получается городской хип-хоп: некоторые слова из высказываний разных людей, прохожих или участников проекта, начинают жить собственной жизнью, вплетаются в ритм города, эхом отлетают от стен: «Мы хотим что-то изменить», — говорит один из добровольных помощников F2F. «Хотим что-то, хотим что-то, хотим что-то», — откликается музыка. Люди двигаются, как в видеоклипе, время то растягивается, то сжимается, город сам диктует, в каком ритме его показывать. И неожиданно начинаешь воспринимать города всего лишь как коллекцию стен, которым можно придать смысл.

Этот проект – не первый опыт JR с уличным искусством. Он начинал с «Портрета поколения» – такой же выставки в Париже, где сфотографировал обитателей неблагополучных районов, а потом вывесил их гигантские фотографии в элитных кварталах. Он пытается познакомить людей с их собственным страхом, страхом перед чужаками.

Проблема только в том, что JR со своим широкоугольником сам – чужак. Он приходит снаружи, из внешнего мира, где стены – это просто стены, а не границы безопасности. В израильских и палестинских блогах его проект хвалят за креативность, но говорят, что сути конфликта он не понимает: «Было бы иракским жителям приятно, если бы на их улицах висели портреты корчащих рожи американских солдат?». «Над кем они смеются, надо мной?» JR в начале проекта объяснял, что реальность гораздо сложнее стереотипов. Она оказалась еще сложнее: искусство с ней тоже не справилось. «Не справилось, не справилось, не справилось», — привычно откликнулось эхо.



К.Рождественская, Букник (З)

| Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.


Наш архив