Все новости


























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

В ожидании чуда

А собственно, чего мы все с таким содроганием сердца ждали? Почему вдруг весь Израиль замер, в судорожном предвкушении выводов комиссии Винограда?

Показательно, в какой позе застыли на политической сцене персонажи, какую физиономию скроили на глянцевых снимках. Вот мы видим радостные лица членов оппозиции, естественно, склоненные вправо, которые приготовились и выжидательно напряглись - а вдруг птичка вылетит. В сладкой истоме потянулись, готовясь к неожиданному подарку судьбы: плод победы вот-вот созреет и сам падет к ногам. Тревожно вытянулись лица в предчувствии больших неприятностей у членов разношерстной коалиции.

Первыми отреагировали и изготовились к перемене выражений в лицах бравые бойцы левого фронта, прикидывающие, как бы выйти из правительства, в то же время оставаясь в нем. Причем, хотелось изловчиться так, чтобы и обществу продемонстрировать свою принципиальность, и в удобных креслах удержаться. Ведь как-то неудобно незапятнанной «Аводе» сидеть в одной лодке с грешной «Кадимой», которая одна-то и виновата во всех неприятностях, которые может открыть господин Виноград. Представляете, какая требуется недюжинная гибкость, чтобы сидеть сразу на двух стульях, сохранять открытыми все опции, балансируя на тонкой грани между принципиальностью и беспринципностью.

Но до серьезного действа все-таки не дошло. Лишь какие-то глухие намеки раздались из уст солдата номер один, но быстро растворились в воздухе. Да несгибаемая Шели Яхимович с группой поддержки как всегда твердила о выходе из коалиции. Но кто ее слушал?

С другой стороны, беспокойно навострили ушки сторонники ШАСа. Еще бы, следовало и лица перед избирателями не потерять да принципами не поступиться, но вместе с тем все-таки у руля власти остаться. Хотя уважаемый рав, идейный вдохновитель и практический руководитель партии, заранее перестраховался, намекнул, что Ольмерт ни в чем не виноват.

Законопослушным же налогоплательщикам, в лице обычных граждан, тоже хотелось сделать хорошую мину даже при самом глупом раскладе политических карт. Следовало так напрягать лицевые мускулы, чтобы не шевелить мозговыми извилинами. Тогда и равнодушным не будешь казаться. А подсуетиться не мешало - вдруг ветер удачи, помогавший правящей лодке, переменится да надует паруса новых выборов.

Резко активизировались и бескопромиссно высказались полевые командиры, о существовании которых мы услышали недавно. Инициативная группа их собрала подписи под обращением к правительству, призывая его к немедленной отставке.

Опомнились и резервисты, что организованные, что и вовсе одиночки, которые на своем горбу войну вынесли, отвоевались, но без комиссии Винограда так и не смогли разобраться: нужна ли была та война, правильно ли она велась, стоило ли вообще проливать кровь? Не говоря уж о бедных родителях, чьи дети погибли во Второй Ливанской войне. Их ожидание окончательного отчета комиссии Элиягу Винограда наполнено было особым смыслом и вполне понятно носило оттенок мести. Мелькало даже чувство, что и погибшие не успокоились и ждут от комиссии последнего слова успокоения.

Почувствовали яростную волну негодования и глухого протеста и виновники переполоха. Стали в защитную стойку, чтобы отбить нападение Ольмерт и компания. Хотя вроде и не пропустили удар в челюсть, хотя и не упали на ринге, посланные в нокаут, но отсчет обратного времени вездесущие СМИ все же повели. Один день остался, столько-то часов до публикации. Нет чтобы напрячься и вникнуть: экую невидаль откопала комиссия во главе с отставным судьей, находящаяся к тому же под чудовищным прессом государства? Чего такое тайное сумела раскрыть, что давным-давно уже не стало явным?

Ну, русскому человеку такая ситуация до боли знакома. Она напоминает известный слоган: вот приедет барин – барин нас рассудит. Ситуация и израильтянам вполне понятна, но только по иным культурным ассоциациям. Если стороны не могут прийти к мудрому компромиссу, если возлагают вину друг на друга, то груз справедливого решения лучше всего возложить на независимый суд.

Момент истины

Но вот наконец пришел этот день, пробил долгожданный час и грянул на всю страну отчет. По всем каналам гул прокатился, всех журналистов переполошил и на ноги поставил. На лету каждое слово ловилось, горячим да свеженьким с пылу с жару комментировалось, и сходу в разинутые рты отправлялось. А когда прожевали, то поняли – все как всегда оказалось вполне безвкусным и пресным. А грозные раската грома, которых со страхом ожидали, вылились в пустой звук, предупредительный гудок. Таким образом, доклад Винограда не то что не разрешил мучительные вопросы, он просто их и не задал. Не то что не указал на виновников неудачной войны, но даже и не пытался их искать.

В те двадцать минут, когда престарелый Элиягу Виноград зачитывал окончательный вариант приговора (вывода) комиссии, ожидание достигло апогея. Сейчас, наконец, прозвучат пророческие слова, воссияет истина, и страна очистится от скверны, от всего лживого и тяжелого, что мучало нас последний год. Виновники будут названы, герои – отмечены, точки над «и» расставлены.

Но чем больше мы слушали, тем призрачнее становилась надежда услышать хоть что-то дельное, увидеть за официальными словами хоть какие-нибудь острые выпады, критические выводы – все так же чинно текла речь, все таким же гладким и поверхностным оставался доклад.

То ли ожидание было чрезмерным, то ли надежды возлагались чересчур неоправданные, то ли справедливости жаждали нечеловеческой, но слова отставного судьи еще раз показали – глупо было ожидать чего-то. Смешно полагаться на комиссию, назначенную сверху и плотно опекаемую, и ждать от нее независимых выводов. Кстати, не подчеркивал ли в докладе Виноград, чего больше всего боится всякое значительное лицо в нашей стране? Груза ответственности при принятии решений. Разве сама комиссия Винограда избежала той вины, которую возлагала на других?

Так что теперь нашу горечь выльем на Винограда? Дружно навалимся на комиссию и начнем ее размазывать по земле, волочить по кочкам и поливать грязью? Мол Виноград со товарищи не учел, не доказал, не вывел на чистую воду.

Но неужели непонятно, что и судья Виноград вместе с грозной комиссией тоже находится под колпаком власти и тоже ждет чуда справедливости. И сегодня, уже зная выводы, как-то стыдно становится того жадного чувства ожидания, которым упивалось израильское общество.

Считанные дни позже...

И как мгновенно изменился политический пейзаж сразу после доклада. Как быстро ожил и воспрянул духом лагерь сторонников правительства, какую полную грудь воздуха набрал и каким сочным басом заговорил. Как лихо вверх взметнулся подоспевший вовремя рейтинг популярности Ольмерта, каким уверенным тоном заговорил пропавший в последнее время бывший министр обороны Амир Перец.

В то же время, какими бледными и неуверенными выглядели комментарии оппозиции, которые пытались сыскать в словах Винограда хоть какие-то критические зерна. Как захлебнулось так и начавшись, впрочем, движение резервистов-отказников. Да, очень точно описала ситуацию Анна Шулик, обозреватель девятого канала, которая сразу же после выступления Винограда воскликнула: «Пора Ольмерту открывать шампанское!» Да, тот камень за пазухой, которого так долго опасалась коалиция, оказался совсем не камнем, а подарком судьбы.

Теперь становится понятным обратный эффект комиссии Винограда. Нет, никогда и ни при каких обстоятельствах не смог бы заменить Дельфийского оракула многоуважаемый господин Виноград, при всем нашем уважении к его сединам, хотя Израиль ждал от него именно этого. Нельзя было всю тяжесть решения возлагать на комиссию, несмотря на безупречную репутацию и многолетние заслуги перед страной каждого судьи. Теперь же, попавшись в ловушку ожидания, мы вынуждены принять решение комиссии как некий высший знак судьбы.

Не случайно, никого уже не интересуют остальные страницы доклада, никто не рвется прочитать их и сделать самостоятельный вывод. Аналитики же, решившиеся на кропотливый труд прочтения всего доклада, сделают, без сомнения, самые разные выводы. Потому что слишком широкое толкование можно придать отдельным местам, слишком разные интерпретации вывести из одного и того же абзаца.

Доклад Винограда также как и бессмертные катрены Нострадамуса написан слишком общими мазками, толкует события слишком широко, оставляет слишком много пробелов, что дает возможность самым разнообразным и неожиданным толкованиям. То есть, у нас на глазах доклад превратился в памятник. Так кто теперь будет прислушиваться к тем словам.



Яков Бендерский, Sem40.ru

  • 8-02-2008, 15:24
  • Просмотров: 786
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список