Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Революция или раскол?

На этой неделе премьер-министр Эхуд Ольмерт утвердил рекомендации межминистерской комиссии по гиюру и принял решение о создании принципиально новой административной структуры – Государственного управления по гиюру. Первоначальный бюджет нового управления составит 56 млн. шекелей в год, но, как предполагается, будет увеличиваться по мере роста числа желающих перейти в иудаизм.

На вопрос, о каком числе потенциальных прозелитов идет речь, официального ответа не дается, однако в кулуарах говорят о 100 тысячах человек за 3-5 лет. Таким образом, процедура гиюра – сугубо религиозного, а по мнению некоторых раввинов, и мистического акта - переходит на поточно-конвейерный метод. Роль конвейера, с которого ежемесячно будут сходить сотни новых евреев, и должно выполнить только что созданное управление. Весь вопрос в том, как встретит сходящую с этого конвейера продукцию остальной еврейский мир. Сочтут ли крупные ортодоксальные раввины, а вслед за ними и признающие их авторитет еврейские общины, "геров от управления" такими же полноправными членами еврейского народа, как и геры, прошедшие через обычные ортодоксальные раввинатские суды? Или это решение Ольмерта лишь усугубит существующее напряжение между различными слоями еврейского народа и приведет в итоге к полному его расколу?

Благие намерения, или Неевреи как стратегическая угроза

Нет никакого сомнения в том, что членами межминистерской комиссии под руководством гендиректора министерства абсорбции Эреза Хальфона двигали самые благие намерения. В том числе и обеспокоенность трудностями вполне конкретных людей, и забота об интересах страны. Вот уже несколько лет СМИ повторяют, что в Израиле проживает 300 тысяч неевреев, приехавших в страну в качестве жен, детей и прочих родственников евреев. На самом деле число неевреев с каждым годом растет – ведь они вступают в брак, рожают детей, которые, в свою очередь, не являются евреями, и т.д. Как результат в стране возникает еще одно нацменьшинство, что отнюдь не укрепляет ее еврейский характер.

Еще в середине 90-х годов стало ясно: кардинальное решение этой новой демографической проблемы заключается в том, чтобы сделать прибывших с Большой алией неевреев интегральной частью израильского общества, полноправными членами еврейского народа. А путь к этому только один – переход в иудаизм, гиюр, суть которого сводится к знаменитым словам моавитянки Рут, прабабки царя Давида: "Пусть твой Бог будет моим Богом, а твой народ – моим народом".

Но бурные дискуссии конца 90-х показали, что легкого решения этой проблемы не существует. Те, кто думал, что десятки тысяч неевреев смогут пройти чисто формальный реформистский и консервативный гиюр, после чего их просто запишут в МВД евреями, очень быстро убедились, что просчитались. Значительная часть еврейского мира, и прежде всего евреи Израиля, признают евреями только тех, кто прошел гиюр у ортодоксальных, а не каких-либо других, раввинов. Споры по этому вопросу завершились достижением консенсуса, в рамках которого подготовку к прохождению гиюра могут осуществлять представители всех направлений иудаизма (в том числе реформисты и консерваторы), но сам гиюр будет утверждаться ортодоксальным религиозным судом. Тогда же был создан Институт по изучению иудаизма, где это решение воплощалось в жизнь.

Однако количество проходящих гиюр при этом почему-то не увеличилось. Зато резко выросло число жалоб на ортодоксальных раввинов, заседающих в судах по гиюру. Они, дескать, делают все, чтобы затруднить процесс прохождения гиюра новыми репатриантами, а порой и откровенно издеваются над ними, выдвигая совершенно нелепые требования. Все это накладывается на колоссальные бюрократические трудности и заставляет многих попросту отказаться от мысли о гиюре.

В 2003 году, осознав все масштабы этой проблемы, тогдашний премьер-министр Ариэль Шарон назвал прохождение гиюра репатриантами-неевреями "важнейшей национальной задачей". Вслед за этим Шарон создал при своем министерстве - министерстве главы правительства - специальный отдел гиюра во главе с хорошо известным и уважаемым в кругах религиозных сионистов равом Хаимом Друкманом.

В задачу нового отдела входило устранение всех бюрократических препон на пути желающих пройти гиюр и "создание дружественной атмосферы по отношению к потенциальным герам в раввинатских судах".

К 2007 году стало ясно, что ни к каким существенным изменениям появление отдела Друкмана не привело. С 2000-го по 2006 год гиюр прошли всего 6000 человек. Желание учиться для подготовки к этой церемонии выражают в год примерно 3500 человек, до конца курса дотягивают лишь 2000 человек, но отнюдь не все из них проходят сам гиюр. Вдобавок ко всему, число жалоб потенциальных геров на бюрократию и предвзятое к ним отношение не только не уменьшилось, а увеличилось. Теперь они жалуются и на отдел рава Хаима Друкмана.

В этой ситуации премьер-министр Эхуд Ольмерт и отдал указание о создании новой межминистерской комиссии, вменив ей в задачу разобраться, что именно является главным камнем преткновения на пути массового приобщения неевреев к еврейству и как этот камень убрать.

И комиссия Хальфона, в которую вошли представители минпроса, Сохнута, ЦАХАЛа и этого самого отдела рава Друкмана, села разбираться.

Как запустить конвейер

Одним из исходных данных, которыми оперировала межминистерская комиссия, стал опрос, проведенный среди репатриантов-неевреев, о том, в чем, по их мнению, они видят главное препятствие на пути прохождения гиюра.

80% участников этого опроса заявили, что гиюр лишает их свободы выбора, права жить своей жизнью. 76% заявили: они не уверены, что им удастся в итоге пройти через раввинатский суд и получить удостоверение о прохождении гиюра. 72% высказали мнение, что процесс подготовки к гиюру является слишком длительным и трудным, 69%, по их словам, опасаются, что гиюр может изменить их личность.

Таким образом, перед комиссией Хальфона была поставлена весьма непростая (а по правде говоря, вряд ли вообще имеющая решение) задача: как сделать так, чтобы тысячи репатриантов-неевреев захотели пройти гиюр, прошли его и получили удостоверение, в котором черным по белому записано, что отныне они евреи и именно таковыми числятся в регистрационных списках МВД. И одновременно с этим их гиюр полностью соответствовал Галахе и признавался всем еврейским миром.

В поисках решения второй части данной задачи Эрез Хальфон обратился к Шломо Амару, главному сефардскому раввину. Тот обещал создать специальную комиссию из судей раввинатского суда, которая разработает четкие указания для раввинатских судов по гиюру, поступающих по сути дела в ведении нового управления. Именно в соответствии с этими указаниями получающие зарплату от государства раввины, и должны будут экзаменовать в суде желающих пройти гиюр.

Рав, слишком жестко относящийся к потенциальным прозелитам и отказывающий в гиюре многим из них, будет немедленно уволен, а на его место будет принят другой раввин. Желающие получать хорошую зарплату от государства в обмен на следование его указаниям среди ортодоксов найдутся. Кроме того, предполагается значительно увеличить само число ставок судей раввинатского суда, что, естественно, повысит и их пропускную способность.

И все же главный смысл решения комиссии сам Эрез Хальфон видит в создании Государственного управления по гиюру – структуры, которая объединит вокруг себя все учреждения и ведомства, занимающиеся гиюром, и окончательно решит ту самую "важнейшую национальную задачу". Глава нового управления, как предполагается, будет назначен в течение ближайшего месяца по согласованию с главным сефардским раввином Шломо Амаром, и по согласованию с равом Амаром будут осуществляться и все остальные назначения в рамках новой структуры.

В круг полномочий нового управления будет входить и разворачивание широкой агитационной кампании среди членов семей новых репатриантов с тем чтобы убедить их в том, что отныне пройти гиюр будет гораздо проще и быстрее. Сотрудники управления будут по возможности опекать каждого, кто выразит желание пройти гиюр.

- К примеру, сегодня многие из тех, кто начинает учиться на курсах подготовки к гиюру, бросают учебу по разным причинам. Многие ссылаются на то, что им не с кем оставить детей на время занятий, само время уроков им неудобно и т.д., - сказал в беседе с автором этих строк один из инициаторов создания этого управления. – Мы готовы помочь человеку в решении этих и им подобных проблем: подберем удобное время для учебы, найдем семью, которая сможет присмотреть в эти часы за детьми... Если человек оставил учебу из-за того, что ему не нравится кто-то из преподавателей, мы внимательно выслушаем его объяснения и жалобы, и, в случае необходимости, к преподавателю могут быть приняты соответствующие меры. Мы не допустим тех издевательств, жертвами которых, увы, до сих пор часто становились желающие пройти гиюр, ведь подобное отношение лишь отталкивает людей от иудаизма. К примеру, женщину, приехавшую из России, могли обязать ходить исключительно в сефардскую синагогу, где ей, понятное дело, все чуждо, да вдобавок ко всему синагога эта находилась в нескольких километрах от ее дома. И это - при том, что рядом с ее домом расположена ашкеназская синагога, в которой молится много евреев из СНГ. Или, скажем, от другой женщины потребовали, чтобы она перевела детей в ультраортодоксальную религиозную школу, и заявили, что если ее дети будут учиться в государственно-религиозной школе, то гиюр она не пройдет… Все эти перегибы мы твердо намерены пресекать. Члены раввинатских судов будут руководствоваться указаниями рава Амара и, таким образом, вынуждены будут отказаться от тех нередко издевательских вопросов, которые заканчивались отказом в прохождении гиюра. В ведении нашего управления будет находиться и выдача удостоверений о прохождении гиюра. Причем такое удостоверение мы обязаны выдать в течение месяца. Сегодня, как известно, выдача данного документа затягивается на многие месяцы, а то и на год. И если речь идет о девушке или парне, мечтающих поскорее справить еврейскую свадьбу, такое затягивание выдачи документа так же представляет собой не что иное, как издевательство. Словом, с момента создания Управления по делам гиюра все пойдет иначе, и мы надеемся, что очень скоро тысячи членов семей репатриантов из СССР-СНГ выскажут желание стать полноправными представителями нашего народа.

Такой же оптимизм выразили при встрече с журналистами руководители министерства абсорбции – глава ведомства Яаков Эдри и гендиректор Эрез Хальфон.

- Переход неевреев в иудаизм, - заявил Эдри, – это национально-стратегическая задача, имеющая первостепенное значение для будущего Государства Израиль. Мы должны обеспечить гражданам, заинтересованным в прохождении гиюра, возможность стать частью нашего народа и полностью интегрироваться в израильском обществе.

- Речь идет о подлинной революции, - вторит министру Эрез Хальфон. - Новое управление полностью сосредоточится на потребностях проходящих гиюр. Они уже сделали свой выбор – решили стать частью еврейского народа. Наш долг - помочь им успешно завершить этот процесс…

Что ж, судя по всему, речь и в самом деле идет о подлинной революции. Однако, как всегда, возникает вопрос: а что несет эта революция евреям?

Гиюр как лучший способ ассимиляции

За две недели до официального объявления о создании новой государственной структуры мне удалось поговорить с Эрезом Хальфоном. Как уже было сказано, гендиректор министерства абсорбции твердо убежден, что решения его комиссии направлены на пользу и русскоязычной общины, и государства в целом. В ходе развернувшейся между нами пикировки по этому поводу я прямо спросил Хальфона, согласованы ли эти решения с крупнейшими раввинами Израиля, прежде всего - с главой литовского направления в иудаизме равом Эльяшивом и духовным лидером сефардского еврейства равом Овадьей Йосефом?

От того, как уважаемые равы воспринимают вышеперечисленные перемены, зависит многое. Прежде всего - будет ли гиюр, осуществляемый в рамках управления, принят ортодоксальными раввинами, а значит, и всем остальным еврейским миром, либо истинность этого гиюра признает лишь часть евреев, в то время как другая часть нашего народа будет по-прежнему считать этих людей и их детей неевреями.

В ответ на мой вопрос Хальфон заметил, что, будучи представителем государства, он мог вести переговоры только с теми религиозными деятелями, которые тоже причастны к госуструктурам, то есть с главными раввинами страны. Вести переговоры с раввинами, не облаченными официальными должностями, ему, дескать, не положено по инструкции. Но рав Амар, добавил Хальфон, будучи весьма уважаемым ортодоксальным раввином, все эти инициативы одобрил и пообещал добиться их поддержки со стороны рава Овадьи Йосефа

Понятно, что, давая такой ответ, Хальфон лукавил: и премьер-министры, и другие государственные деятели Израиля всегда при необходимости встречались с выдающимися раввинами своего времени, чтобы заручиться их поддержкой в решении того или иного вопроса, касающегося взаимоотношений государства и религии. И никто при этом не вспоминал об инструкции и о том, что эти раввины формально и в самом деле не являются должностными лицами…

Уклончивость ответа генерального директора министерства абсорбции лишь укрепила возникшее у меня ощущение, что новая инициатива нынешнего правительства не согласована с религиозными лидерами. А значит, вместо того чтобы решить проблему, может ее лишь усугубить, разделив евреев на тех, кто принимает гиюр по новым правилам, и тех, кто считает такой гиюр недействительным.

Чтобы удостовериться в том, насколько обоснованны (или, напротив, необоснованны) мои опасения, я решил выяснить, что же думает по данному поводу сам рав Эльяшив.

Увы, как выяснилось, рав Эльяшив никогда не встречается с журналистами, даже из религиозных изданий, по той простой причине, что его день расписан по минутам с утра до вечера. Я попытался задать свой вопрос почтенному раву через его секретаря, но, как объяснили мне в иешиве "Поневеж", у величайшего раввина наших дней нет ни штатного секретаря, ни роскошной виллы, ни даже более-менее просторной квартиры – рав Эльяшив продолжает жить в небольшой квартирке в самом обычном многоэтажном доме, в которой они с женой вырастили своих детей.

- Зато, - поспешили добавить в иешиве, - есть несколько человек, которые исполняют обязанности секретарей рава на добровольных началах. Вот через них вы и можете задать уважаемому раввину свой вопрос.

Так я познакомился с одним из молодых раввинов, входящих в окружение рава Эльяшива.

- Я не думаю, что рав ответит на ваш вопрос до тех пор, пока нам неизвестны все подробности о деятельности нового учреждения, - ответил он. - Да и задавать его нужно не раву Эльяшиву, а членам Высшей раввинатской комиссии по вопросам гиюра, которая регулярно проводит свои заседания в Амстердаме. Само собой, члены комиссии учитывают мнение рава Эльяшива… К тому же, позиция нашего мира по данному вопросу известна, и я не думаю, что рав скажет вам что-либо новое. Только тогда гиюр может считаться истинным, когда гер исполняет заповеди иудаизма. В противном случае это не гиюр, а профанация. И это подчеркивается почти во всех постановлениях Амстердамской комиссии...

- Но сознают ли члены Амстердамской комиссии всю опасность демографической угрозы, которую несут в себе для евреев 300 с лишним тысяч живущих в Израиле неевреев? – перебил его я. - Ведь эти люди сочетаются браком с евреями, рожают детей… И в этом смысле некое облегчение для них процедуры гиюра попросту снимает эту угрозу.

- По этому поводу существуют различные мнения. В том числе и мнение, согласно которому облегченные гиюры не только не уменьшают, а, наоборот, увеличивают ту угрозу, о которой вы только что сказали.

- Каким образом?!

- Очень простым. Представьте себе, что девушка прошла гиюр, и при этом он нужен был ей исключительно для записи в МВД. Никаких заповедей она изначально выполнять не собиралась и вести еврейский образ жизни дальше не намерена. То есть, по сути дела, ее гиюр фиктивен и считать ее еврейкой нельзя. Но вот она встречается с еврейским парнем, который убежден, что она – еврейка, да и документы это подтверждают. Они становятся под хупу и, вероятнее всего, начинают вести тот образ жизни, к которому привыкла жена. Дети, рожденные в таком браке, будут лишь все больше отдаляться от еврейского народа… Таким образом, думая, что, проведя фиктивный гиюр, мы пополнили ряды нашего народа одной новой еврейкой, мы на самом деле потеряли одного еврея и всех его потомков.

- Ваш личный прогноз: признает ли рав Эльяшив гиюры, проведенные сотрудниками управления, "кошерными"?

- Кто я такой, чтобы говорить за рава Эльяшива?! А рав никогда не даст ответа на вопрос, предварительно тщательно не изучив его. Но от себя лично могу сказать следующее. Вопреки тому, что думают светские евреи, главный конфликт между ортодоксальными раввинами и равом Друкманом заключается не в том, какие вопросы должен задавать потенциальному геру раввинатский суд. Главный конфликт лежит в фундаментальном галахическом вопросе: какой гиюр считать истинным? Галаха в этом случае говорит однозначно: если человек искренне заявляет, что хочет стать евреем и готов исполнять все заповеди иудаизма, такой гиюр является истинным. И даже если потом этот человек не исполняет заповеди, он все равно считается евреем. Но если он по тем или иным причинам лгал, если с самого начала собирался пройти гиюр исключительно формально и не соблюдать заповеди Торы, такой гиюр – фикция, и прошедший его человек не является евреем. Рав Хаим Друкман в ответ на это заявляет: "Как я могу знать, искренен или неискренен этот человек? Кто вообще может знать побуждения чужого сердца? Я доверяю его слову!". То есть вот такой я доверчивый – всем верю! А точнее: вот таким доверчивым мне велели быть! Позиция наших раввинов в этом смысле другая: да, мы не можем знать побуждений чужого сердца, но мы можем попытаться их исследовать, понять, каковы истинные мотивы, движущие человеком. Произвести такое "исследование" побуждений сердца и есть задача раввинатского суда. Таким образом, все сводится к вопросу о том, действительно ли суды, находящиеся в рамках нового управления, смогут выполнять такую задачу. Если да - гиюр, который они утвердят, будет истинным. Если нет – извините, но этот гиюр не будет признан еврейским миром, и Амстердамская комиссия выработает систему противодействия этой инициативе израильского правительства…

***

А теперь несколько слов "по поводу" от автора этих строк.

Признаюсь, лично мне было просто смешно читать данные опроса проведенного министерством абсорбции с целью выяснить, почему живущие в Израиле неевреи не спешат в массовом порядке принимать иудаизм. 80% считают, что гиюр лишает их свободы выбора, права жить своей жизнью? Да в том-то и дело, что гиюр – это добровольный выбор вполне определенного, то есть еврейского, образа жизни, и если нет этого выбора, то нет и никакого гиюра. 69% опасаются, что гиюр изменит их личность? Но подлинный гиюр предполагает кардинальное изменение личности человека, всего его мировоззрения, превращения в еврея - из нееврея!

Да и с чего г-н Хальфон решил, что сотни или даже десятки тысяч неевреев захотят пройти гиюр?!

В сущности, смысл предложений новой комиссии ясен: необходимо создать максимально легкие условия для подготовки к гиюру, а также систему "ручных" раввинов, которые не станут допытываться, насколько искренен стоящий перед ними человек в своем желании стать евреем, а будут делать то, что ему велят, за деньги, которые ему платят. А неугодных равов и преподавателей ульпанов по подготовке к гиюру, которые начнут произносить высокие слова о вере, о необходимости выполнять заповеди и т.д., просто уволят. Или, по меньшей мере, вызовут на ковер, как когда-то вызывали к директору учителей советских школ, чтобы объяснить им, что раз в СССР всеобщее среднее образование, то никакого права ставить неучу и хулигану Иванову двойку за год у них нет. Принят человек в ульпан-гиюр – значит, должен его закончить, пройти через т.н. раввинатский суд и получить удостоверение о прохождении гиюра. А собирается он после этого быть евреем или нет, никого волновать не должно. У нас тут задача национальной важности!

Но можно ли будет считать такой гиюр гиюром?

И еще один вопрос: неужели у нас в Израиле так мало бюрократических структур, что потребовалось создавать еще одну, вместо того чтобы попросту устранить те злоупотребления в системе прохождения гиюра, которые и в самом деле имели место, и заставить нормально работать уже существующие учреждения и ведомства?! Нам что, и вправду деньги девать некуда, кроме как на зарплаты новым госслужащим?! И хорошие, доложу я вам, зарплаты…



Петр Люкимсон, Мнения

  • 13-02-2008, 15:29
  • Просмотров: 1212
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список