Все новости
























































































22.09.2017 14:49
Ёлкин и евреи


















21.09.2017 18:02
ИШАЙЯ ГИССЕР

















































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Дары Эльдара

Запомнилась карикатура из журнала прошлого тысячелетия «Советский экран»: юный Новый Год, в модной тогда, опушенной белым мехом шапочке конькобежца, с перевязью, на которой было крупно написано «1964», катит на самокате. Колеса самоката заменяют коробки для кинопленки, на которых начертано: «Карнавальная ночь». Смысл карикатуры понятен: до каких пор гвоздем новогодней программы будет считаться фильм Эльдара Рязанова, снятый еще в 1956 году? Почему советская киноиндустрия не может нас одарить чем-то новым, праздничным, новогодним, карнавальным?

Надо отдать должное советской киноиндустрии – она пыталась. Но, как нетрудно понять, снять по-настоящему праздничный, карнавальный, веселый, радостный новогодний фильм не так-то просто. И ждать пришлось долго – до того момента, как 1 января 1976 года телеэкраны в каждом доме засветились новым, непривычным тогда названием «Ирония судьбы, или С легким паром».

Между двумя фильмами лежало двадцать лет, два десятилетия творческой судьбы кинорежиссера, создателя волшебных новогодних подарков Эльдара Рязанова. Казалось бы, после «Карнавальной ночи» молодому режиссеру фильма, «заслужившего всенародное признание», должны были бы открыться бескрайние горизонты. В общем-то, они и открылись. Режиссер снимает некогда популярную и до сих пор симпатичную «Девушку без адреса».

Ан, не зазнавайся, касатик, не зазнавайся!

Когда Эльдар Александрович выпускает в свет комедию – не самую худшую, кстати, из советских комедий – «Дайте жалобную книгу», его ждет разгром. Очень плохие отзывы критики.

В мире капитала, где, выражаясь словами Сергея Михалкова, «владыка жизни – цент», кампания в прессе не означает еще творческой смерти автора неудавшегося произведения. В советском же мире, особенно в сталинские времена, «плохая пресса» была смерти подобна. А уж если она подкреплялась редакционной статьей газеты «Правда» – это и была сама смерть.

Времена, к счастью стояли уже совсем не сталинские, а хрущевские, затем брежневские, но на Эльдара Рязанова советские идеологи все равно косились с подозрением. Особенно после того, как его угораздило снять более чем сомнительную (с точки зрения советского идеолога) кинокомедию «Человек ниоткуда» с молодым, чрезвычайно популярным среди интеллигентного зрителя актером Ленинградского БДТ Сергеем Юрским.

Юрский играл чудака, снежного человека, изгнанного из племени за то, что отказывался есть других «двуногих без перьев». Фильм так сильно пахнул крамолой, что его вскоре «положили на полку», и до перестройки его мало кому удавалось увидеть. Удавалось лишь прочесть о нем в статьях дотошных и памятливых киноведов.

Зато «Гусарская баллада» принесла режиссеру еще один всенародный триумф и, как и «Карнавальная ночь», на протяжении многих лет успешно латала дыры в развлекательных советских телепрограммах. Без сомнения, и сегодня, услышав бравурное вступление к песенке «Давным-давно», написанное, как и вся музыка к фильму, Тихоном Хренниковым, мало кто спешит переключиться на другой телеканал. Хотя «Гусарскую балладу» помнят почти наизусть. Ее герой, поручик Ржевский, получил поистине высшее всенародное признание, поскольку стал заодно и героем чрезвычайно популярных, хотя и далеко не салонных анекдотов.

Нет, двадцатилетний промежуток между двумя новогодними «коронками» Эльдара Рязанова никак нельзя назвать временем режиссерского простоя. Наоборот, он лишь набирал обороты и не уставал удивлять зрителя разносторонностью и плодовитостью своего дарования. Вышли на экраны страны едкий и, тем не менее, лиричный «Зигзаг удачи» и восхитительный «Берегись автомобиля», невиданные ранее по динамизму «Приключения итальянцев в России» и грустноватые «Старики-разбойники». Каждая лента становилась событием для не слишком избалованной радостными подарками советской публики. Хотя, может, и грешно сетовать – советские кинокомедии, как правило, с трудом пробивавшие себе дорогу на киноэкран, были комедиями высокой пробы, их хватало всерьез и надолго, будь то фильмы Леонида Гайдая, Георгия Данелия или Эльдара Рязанова. Они запоминались на годы, на десятилетия, интерес к ним по-прежнему жив, а цитаты из них идут нарасхват. Золотник был мал, да дорог, поэтому веселые фильмы смотрело практически все население огромной страны, в городских кинотеатрах, сельских клубах, на экранах передвижных киноустановок в каких-нибудь уж совсем медвежьих углах.

Но все-таки, наверное, ни один фильм не грянул так разноцветно и одновременно, будто конфетти новогодних хлопушек, как «Ирония судьбы, или С легким паром». По многим причинам. Среди которых не последнюю роль сыграла и та, что фильм демонстрировали по Центральному телевидению вечером 1 января. Когда большинство телезрителей наконец-то проснулось и пришло в себя после новогодней ночи настолько, что сумело подползти к экранам телевизоров. То есть, можно сказать, что фильм смотрели все. Если не все, то абсолютное большинство населения СССР. Но стоит добавить, что почти все это абсолютное большинство, весьма пестрое по национальному и социокультурному составу и общественному положению, влюбилось в этот фильм. Он буквально растворил в себе страну.

Пьесу, по которой была снята «Ирония», Эльдар Рязанов и его постоянный соавтор Эмиль Брагинский написали еще в 1970 году. Она с успехом шла на многочисленных сценах городов и весей СССР. Но успех фильма оставил далеко за кормой успех театральный. На роли пробовались лучшие, и были выбраны лучшие из лучших. Андрей Мягков и Барбара Брыльска, Юрий Яковлев, Александр Ширвиндт, Георгий Бурков, Любовь Добржанская, Валентина Талызина, Лия Ахеджакова. Это, конечно, тоже было немаловажно.

Барбару Брыльску озвучивали Валентина Талызина и Алла Пугачева, и сделали это так, что во время просмотра фильма никто и подумать не мог, что Барбара говорит не своим голосом. Музыка Микаэла Таривердиева заворожила всех. Еще больше заворожили неслыханные доселе на советском экране песни на стихи Марины Цветаевой и Бориса Пастернака. (Стоит вспомнить, что в «Иронии» Эльдар Рязанов извлек из небытия и подарил зрителям имя еще одного поэта – Александра Кочеткова, за кадром прозвучало его стихотворение «Баллада о прокуренном вагоне».) Но даже не эти, очень важные, необходимые для художественного произведения условия – хороший драматургический материал, удачный актерский ансамбль, великолепная музыка и лучшее время показа – стали залогом волшебного эффекта, произведенного фильмом. И даже не то, что на экране все, как у людей: и оливье, и елка, и шампанское, и телевизор, в котором «крутят» «Соломенную шляпку» с Мироновым и Гурченко. И малогабаритная квартира в новом районе.

Волшебный эффект заключался в том, что Эльдар Рязанов совершил абсолютно невозможную вещь – он «открутил» время ровно на сутки назад и дал возможность, если хотите, даже заставил всех пережить еще раз новогоднюю ночь!

Не будем забывать, – европейский Новый год был единственным советским праздником, не обремененным металлом социалистических лозунгов. Единственный нормальный, человеческий праздник, отпущенный государством своим трудящимся. К нему готовились, как к чуду, и ждали от него чудес. Тем горше было пробуждение 1 января, когда чуда не произошло, во рту противный привкус после бессонной ночи, а впереди – суровые трудовые будни.

Но 1 января 1976 года чудо произошло. Праздничную ночь действительно оказалось возможным продлить. Все вернулись в атмосферу «вчера», в атмосферу радости и ожидания. Снова запахло хвоей и мандаринами, радостным ожиданием и уверенностью, что все будет хорошо, все сложится именно так, как надо.

Собственно, большая часть фильмов Эльдара Рязанова, а снял он их на сегодняшний день почти три десятка, дарят зрителям такое чувство. Можно по-разному относиться к «Жестокому романсу», «Дорогой Елене Сергеевне», «Служебному роману», «Старым клячам» и «Вокзалу для двоих». Но трудно забыть чудесный новогодний подарок, преподнесенный режиссером миллионам людей. Точно так же трудно спорить с тем, что Эльдар Рязанов – человек необыкновенно одаренный и преисполненный доброты. Такие уж ему достались дары.

Справка

Эльдар Рязанов родился в Самаре в 1927 году. Увидев его имя в Российской еврейской энциклопедии, я, признаюсь, удивился. Уже тогда мы были знакомы, и я спросил Эльдара Александровича, не ошибочно ли попала статья о нем в еврейскую энциклопедию.

– Нет, это не случайно, – сказал он. – Моя мать – еврейка. Мое еврейское происхождение в жизни не стало помехой. Может быть, потому что фамилия отца – Рязанов. А свою национальность воспринимаю как данность.
Матвей Гейзер



Е.Каракина, Мигдаль (З)

  • 17-02-2008, 15:25
  • Просмотров: 1206
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
История кино




    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список